Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"Я знаю, усилия тщетны,

"Я знаю, усилия тщетны,
Им не вдолбить ничего:
Предметы для них беспредметны,
А белое просто черно.
Судье заодно с прокурором
Плевать на детальный разбор -
Им лишь бы прикрыть разговором
Готовый уже приговор".

Юрий Гусаков
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Два Жванецких

В разные годы Михаил Михайлович написал 2 текста про жизнь СССР. Оба гениальные. В обоих есть своя  правда. Публикую на блоге оба. Но мне больше нравится второй.  Он написан с большей исторической ретроспективы.

Оба правильны. Но мне он ближе.

Счастливое советское время.

Советское время, будь оно проклято, было счастливым от того, что мозги у всех были свободны.
Полдня за молоком.
Полдня за мясом.
Стой свободно, расслабленно.
Пять минут - шаг вперед.
Думай, читай, учись.
И ты не один.
Ты движешься по общему маршруту.
Жена знает, где ты, ты знаешь, где она.
Этот отдых для мозгов назывался "очередь".
Первое добровольное построение советских людей в затылок друг другу.
Следующий отдых для мозгов - собрание.
Поднять! Укрепить! Создать!
Два часа свободного времени.
Тренируй кисть, сжимай мячик.
Тяни под столом ногами эспандер.
Курилки битком.
В туалетах примерочные.
В комнатах настроение.
Кто-то входит в отдел - все животом ящики задвигают.
В ящиках -- рюмашка, огурчик, детектив.
Мозги свободны.
И советские труженики не боялись тонкого юмора и сложных стихов литературы, произнесенных со сцены вслух.
В политике ясно.
Великое противостояние двух систем: всеобщего равенства и низкой производительности труда, с одной стороны,
и вопиющего неравенства   и большой производительности труда, с другой.
И в пику обществу потребления нами было построено общество борцов за справедливость.
Общество борцов пело, читало и защищало диссертации, время от времени испытывая  нужду в продуктах питания. Но это считалось для борцов естественным состоянием.
Как волны, накатывались поэты и барды на скалистый берег коммунизма и откатывались, крупновспененные и шумные.
Снова собирались, сочиняли и снова с грохотом и гулом под овации налетали на скалы грудью, ногами, лицом.
С коммунизмом боролся каждый. От первого секретаря ЦК до дворника, только что защитившего диссертацию.
С песнями и стихами было хорошо.
Еды не было по-прежнему.
Не давалась борцам еда.
Не давалась одежда.
Все гордились низким заработком и тайгой.
Коммунизм надо было строить, а капитализм строить не надо было.
Он там сам (или сам там) возник на основе дикой конкуренции и неимоверного труда.
Там платили за все, что продавали.
Отчего было много продуктов и товаров.
"Гнусные торговцы!" - кричали им борцы и пели хором.
Там не пели просто так и в лицо друг другу.
Там продавали хоры и покупали голоса.
Петь просто так было убыточно.
Физики у них не шутили, а клепали бомбу, секреты которой продавали нам их шпионы.
Их шпионы хотя и были поклонниками нашего строя, но жить у нас не хотели.
Наши тайны там шли плохо.
Один автомат. Один самолет.
Стихов не брал никто.
Юмор не переводился.
Наши, побывавшие там, возвращались, обвешанные транзисторами и сандалиями, долго и туманно говорили об отсутствии свободы, не уточняя где, а ночью слушали транзистор.
Постепенно привлекательность вещей стала расти, особенно среди наших женщин, этой черной силы, всегда предающей интересы мужчин и выбивающей из них волю и непреклонность.
Мужчины в ногах валялись у властей, чтоб поехать и привезти какую-нибудь вещь и косметику.
Противостояние стихов и косметики продолжалось долгих семьдесят лет.
И женщины победили.
Они перестали петь, начали красить щеки и ресницы.
Мужчины отбросили  гитары и сели за руль.
Дети выбросили книги и ударили по кнопкам.
Ученые стали продавать, не изобретая, свое тело и мозги.
Спортсмены поменяли массовость на отъезд с продажей мастерства и мышц на Запад.
Газеты перестали думать над фактами и стали торговать фамилиями.
Секс стал покупным, прозрачным и отделился от любви.
Словами: "Хотите заняться сексом или поедим?" - встречают гостей в приличных домах.
Книги стали читаемо-выбрасываемые.
Их жизнь, как у всего продажного,- одна ночь.
Задачей искусства стало освобождение мозгов.
Уже видно, как в зрительном зале освобождается организм от наболевшего и пережитого.
Это хохот. И кто осудит...
Шахматы сверху опустились вниз и расчертили жизнь на риск и расчет.
Богатые перестали спиваться - риск велик.
Итог жизни в сорок лет. Расцвет итога в семьдесят.
В сорок лет денег нет и не будет. В тридцать лет таланта нет и не будет.
Пошла торговля.
Мы им продаем то, что горит, то есть водку и нефть.
Они нам -- то, что едят и смотрят, то есть продукты и кино.
С едой по-прежнему не идет, не мычит и не телится.
Почему у нас с едой не сложилось?
Господи! Меняются уклады, а голод стоит неподвижно, как Кремль посреди страны.
Уже и душевные враги-евреи в пустыне выращивают и выкармливают, а мы все объясняем и выясняем, почему жрать нечего.
И кто был виноват в XIX, XVIII, XVII, XVI веках и ниже, вплоть до мамонта Феди.
Сейчас все уселись вдоль трубы и запели.
"Качает!" - поют аборигены.
"Течет-течет!" – танцуют аборигены.
И так, с танцами и песнями, провожают каждый баррель.
И слово какое пенистое!
Теки-теки, дерьмо зеленое...
Продаем из-под себя!
Под названием "энергетическая сверхдержава".
Оттуда деньги в мешках передают нам, но не дают потратить, чтобы мы не распухли и не упились.
Сидим мы, смотрим, как деньги в мешках свою ценность
сохраняют, а мы свою теряем  в плохо пригнанной одежде.
Старики и старухи, как и их песни, со следами былой красоты, мало едят и уже  не рассчитывают ни на государство, ни на своих детей, безумно занятых мозгами.
Родители уже не помогают в юности и не мешают в старости.
Они нужны только для зачатия.
С помощью детского питания и компьютера с родителями покончено в малолетстве.
В странах потребления их грузят в автобусы, и они ездят отдельно от людей.
В странах ископаемых старики ходят по базару и все прицениваются, прицениваются, прицениваются, прицениваются и не могут прицениться.
А мозги в правительстве работают очень напряженно - как обойти трубой настырного соседа. Как газом усмирить зарвавшийся электорат. Как сделать всю еду нахала холодной и сырой.
Интеллектуальный низ страны по партиям и капиллярам лезет вверх, в парламент, за мигалкой.
Мигалку дайте поносить!
Снял с крыши - замигала в глазах.
Потушил в глазах - замигало в руках.
Потушил в руках - замигало в штанах.
Без подмигивания - не жизнь.
Жизнь взялись делать заново.
Делаем, как умеем.
Сделаем, снимем брезент, боюсь, опять получится советская власть, в душу ее!
Или то, что мелькнуло на Кутузовском проспекте - грязный "роллс-ройс".

Об ушедшей
Советской родине.

"Она была суровой, и совсем не ласковой с виду. Не гламурной. Не приторно любезной. У неё не было на это времени. Да и желания не было. И происхождение подкачало. Простой она была. Всю жизнь, сколько помню, она работала. Много. Очень много. Занималась всем сразу. И прежде всего - нами, оболтусами. Кормила, как могла. Не трюфелями, не лангустами, не пармезаном с моцареллой. Кормила простым сыром, простой колбасой, завёрнутой в грубую серую обёрточную бумагу.
Учила. Совала под нос книги, запихивала в кружки и спортивные секции, водила в кино на детские утренники по 10 копеек за билет. В кукольные театры, в ТЮЗ. Позже - в драму, оперу и балет. Учила думать. Учила делать выводы. Сомневаться и добиваться. И мы старались, как умели. И капризничали. И воротили носы. И взрослели, умнели, мудрели, получали степени, ордена и звания. И ничего не понимали. Хотя думали, что понимаем всё. А она снова и снова отправляла нас в институты и университеты, в НИИ. На заводы и на стадионы. В колхозы. В стройотряды. На далёкие стройки. В космос. Она всё время куда-то нацеливала нас. Даже против нашей воли. Брала за руку и вела. Тихонько подталкивала сзади. Потом махала рукой и уходила дальше, наблюдая за нами со стороны. Издалека.
Она не была благодушно-показной и нарочито щедрой. Она была экономной. Бережливой.Не баловала бесконечным разнообразием заморских благ. Предпочитала своё, домашнее. Но иногда вдруг нечаянно дарила американские фильмы, французские духи, немецкие ботинки или финские куртки. Зато все они были отменного качества - и кинокартины, и одежда, и косметика? и детские игрушки. Как и положено быть подаркам, сделанным близкими людьми. Мы дрались за ними в очереди. Шумно и совсем по-детски восхищались. А она вздыхала. Молча. Она не могла дать больше. И потому молчала. И снова работала. Строила. Возводила. Запускала. Изобретала. И кормила. И учила. Нам не хватало. И мы роптали. Избалованные дети, ещё не знающие горя. Мы ворчали, мы жаловались. Мы были недовольны. Нам было мало.
И однажды мы возмутились. Громко. Всерьёз. Она не удивилась. Она всё понимала. И потому ничего не сказала. Тяжело вздохнула и ушла. Совсем. Навсегда. Она не обиделась. За свою долгую трудную жизнь она ко всему привыкла. Она не была идеальной и сама это понимала. Она была живой и потому ошибалась. Иногда серьёзно. Но чаще трагически. В нашу пользу. Онпа просто слишком любила нас. Хотя старалась особенно это не показывать. Она слишком хорошо думала о нас. Лучше, чем мы были на самом деле. И берегла нас, как могла. От всего дурного. Мы думали, что мы выросли давно. Мы были уверены, что вполне проживём без её заботы и без её присмотра. Мы были уверены в этом. Мы ошибались, а она - нет.
Она оказалась права и на этот раз. Как и почти всегда. Но, выслушав наши упрёки, спорить не стала. И ушла. Не выстрелив. Не пролив крови. Не хлопнув дверью. Не оскорбив нас на прощанье. Ушла, оставив нас жить так, как мы хотели тогда. Вот так и живём с тех пор, зато мы знаем всё. И что такое изобилие. И что такое горе. Вдоволь.
Счастливы мы? Не знаю. Но точно знаю, какие слова многие из нас так и не сказали ей тогда. Мы заплатили сполна за своё подростковое нахальство. Теперь мы поняли всё, чего никак не могли осознать незрелым умом в те годы нашего безмятежного избалованного детства.
Спасибо тебе! Не поминай нас плохо. И прости. За всё! Советская Родина."

10 июля - день рождения моего отца Владимира Бабушкина

Друзья, завтра моему отцу Владимиру Ульяновичу Бабушкину исполнилось бы 83 года.

Однако он умер, не дожив даже до 70.

За эти годы он успел поработать прорабом на стройках Алтайского края, написать 7 книг, в том числе и такую сильную, мудрую и очень понятную, как «Философия духа», воспитать несколько поколений студентов и аспирантов (на его лекциях всегда был аншлаг), поработать заместителем секретаря профкома ИНИОН, длительное время пробыть ответственным секретарем журнала «Вопросы философии» и заместителем заведующего кафедрой философии Российской Академии наук, написать учебные программы по изучению философии, изучить 6 языков и перевести с этих языков книги и статьи, побыть народным заседателем Верховного суда России, стать одним из учредителей созданного в 1996 году Комитета за гражданские права.

Папа оставил сына и дочь – мою сводную сестру Катю Бабушкину, архитектора, специалиста по современной архитектуре Карелии.
Когда я писал свою статью в книге о нашей семье, папу очень сильно задело, что я написал, как он меня нашлепал, когда мне было лет, наверное, семь.
Папуля, прости: я помню и твои многочисленные фантастические повести, которые ты создавал и рассказывал мне на ходу (ни одну из них мы так и не записали), и как ты носил меня на плечах, и как ты построил своими руками лодку, мы установили на ней парус из простыни и смело колесили по реке Серебрянке в г. Пушкино.
Так как ты умел мастерить что угодно из любого подручного материала, я так и не научился, но твои советы и напутствия я запомнил на всю жизнь.

10 июля 2021 году состоятся мероприятия памяти моего отца.
В 15.45 мы посетим его могилу на Митинском кладбище.
А в 18.00 в офисе Комитета за гражданские права по адресу Москва, Шокальского, 61 корп. 1, состоится небольшой вечер памяти моего отца.
Жду всех, кому дорога его память.

А. Бабушкин

 

Отзывы граждан о 4-м издании «Настольной книжке заключенных и их родственников»

Орфография и пунктуация сохранены

От Гуртового Виталия Владимировича.

Здравствуйте! В первых же строчках, своего письма хочу поблагодарить Вас за ту работу, которую вы делаете, помогаете людям попавшим в сложную жизненную ситуацию.
По воле случая мне в руки попала ненадолго ваша книга «Настольная книга заключённых и тих родственников» А.В. Бабушкин.
Хоть у меня было мало времени (3-4 дня) для прочтения данной книги, я подчеркнул для себя очень много полезной информации т.к. в данный момент я нахожусь за Судом в СИЗО 1 г. Красноярск.
Ясно, что за столь короткий промежуток времени я не успел прочесть всей книги. Я начал искать возможность приобрести данную книгу, но все мои поиски не увенчались успехом. Мне посоветовали обратиться к Вам, чтобы вы мне отправили данную по почте.
На основании вышесказанного прошу: отправить данную книгу мне по почте.
Если нет такой возможности прошу объяснить прошу объяснить, где можно найти данную книгу.
Заранее благодарю Вас за помощь!

От Ибрагимова Умарбека Дурбиевича

Здравствуйте, уважаемый Андрей Владимирович!
Я Ибрагимов У.Д., 06.06.2020 г., получил от Вас письмо, из которого видно, что Вы попросили Председателя ОНК Хабаровского края Макарчук Викторию Сергеевну о передаче мне Вашей замечательной книги «Настольная книжка заключённых». Но до меня до настоящего времени эта книжка не дошла. В настоящем письме я Вас прошу выдачу мне этой книжк  проконтролировать.

От Белоус Дениса Александровича
Уважаемый Андрей Владимирович и все сотрудники  «Комитета за гражданские права», мной получен экземпляр книги Настольная книжка заключённых и их родственников , 4 издание 2020 года, за что хотел бы Вам всем – выразить, слова огромной благодарности. Я ещё не смог всё прочесть  и проанализировать полученные мной знание. Но обязательно полностью прочту все сведения. Дело в том, что у меня уже берут эту книжку иные заключённые, которым эта книга может помочь.
Огромное спасибо всем Вам, что Вы делаете вместе огромное и очень хорошее дело, хотя и неблагодарные осуждённые попадаются. Но в основной массе Ваш труд  меняет само отношения к людям

От Морогова Эдуарда Васильевича

Уважаемый Андрей Владимирович!
Если есть такая возможность не могли бы вы мне помочь с «Настольной книжкой заключённых», выслать ее пакетным заказным конвертом. У кого я не спрашивал у адвокатов, они все государственные, никто не предоставляет. Прошу Вас в данный просьбе не отказать. Буду ждать Вашего ответа заказным письмом закрытым, лично мне в руки под расписку, т.к. на руки могут не отдать.
С уважением к Вам, Эдуард

От Курсанина Андрея

Очень важная информационная книга, действительно Настольная, доля знания прав и возможности оказать своевременную помощь нуждающимся. Благодарим за труд по систематизации этой книги. надеемся на сотрудничество в этой области.
С Уважением,  Председатель ОО «Леетвица» Рига А. Курсанин

От Матузова Александра Васильевича

Я благодарен Комитету за гражданские права, в частности Андрею Владимировичу Бабушкину, за написание книги «Настольная книга заключённых». Там указаны не только права осуждённых и их родственников, а ещё обязанности сотрудников СИЗО. Так же, указанно куда обращаться в случае нарушений тюремщиков наших прав. В такой простой и понятной форме изложено, что хочется прочитать ещё подобной литературы.

От Васильева Амира Давидовича
Прочитав данную книгу «Настольная книжка заключенных и их родственников» 4-е издание. Очень интересная и насыщенная, много информации про различным наболевшим вопросам и доступно читается , как на одном дыхании .
Продолжайте и дальше радовать Нас своих читателей и коллег , данная книга будет полезна и осуждённым , кто под следствием и конечно их родственников, даже обычный читатель, которого не коснулись всем те моменты которые описаны в книге, прочитав или проштудировав книгу, подчеркнуть для себя много правильных моментов.
От себя в письменном виде, Андрей Владимирович Бабушкин – правозащитник от бога, у Вас отлично получается защищать обычных граждан и делиться с ними своими знаниями, которые за много лет  накопилось у вас, дай бог вам и вашей организации «Комитет за гражданские права» развиваться и защищать обычных людей. Андрей Владимирович Бабушкин – вы очень хороший человек.
С большим уважением ко всем кто принимал участие в создании данной бесценной книге, желаем чтобы и дальше вы работали и создавали подобные информационные книги, они очень нужны обычным не подкованным людям.

На презентации книги Евы Меркачевой «Град обреченных».

На презентации книги Евы Меркачевой «Град обреченных».

19 июня 2021 года состоялась вторая презентация новой книги члена СПЧ журналиста и писателя Евы Меркачевой «Град обреченных» для правозащитников. На презентации выступили ВалентинГефтер, Марина Литвинович, Алексадр Маланкин, 

Ева объехала все семь колоний для пожизненно осужденных, встретилась с сотнями осужденных к ПЛС. Она описывает истории людей, которые получили самое тяжкое наказание из тех, кто сегодня существует в российском уголовном праве.

Спектр ее героев очень широк – от безжалостных маньяков и киллеров  до тех, кто попал в колонию особо режима для пожизненно осужденных из-за допущенных в отношении них судебных ошибок. Да-да, в это трудно поверить но среди тех, кто осужден к пожизненному лишению свободы есть и невиновные.

Книга написана не только для правозащитников, юристов и гражданских активистов, но и для потерпевших. В самом начале книги Меркачева пишет: может быть, прочтя эту книгу, кто –то из потерпевших сможет найти ответ на волнующий его тяжелый вопрос о том, почему преступление было совершено.

Выступая на презентации, я сказал, что жалко, что Ева Михайловна не смогла посетить восьмую колонию для отбывающих наказание ПЛС – «Черный беркут» в пос. Лозьва Свердловской области. По моему мнению, это колония была лучшей, но из-за ветхости несколько лет назад ее закрыли.

Главный посыл книги: милосердие выше справедливости, так как, переставая быть милосердными, мы перестаем быть людьми. Однако и милосердие должно быть разумным и неразрушительным.

Очень надеюсь, что вы прочтете эту книгу.


Обидное, но, к сожалению, во многом справедливое стихотворение Бориса Ивановича Кудашкина

Финиш героя.
Старики той войны. Той Великой.
Вас сегодня так мало, увы.
Дряхлы телом. И сморщены ликом.
Экспонаты музейные вы.

Вас любить молодые не могут.
Раздражаете вы молодёжь.
Что ж ты, старый, короче дорогу
К небесам, ну, никак не найдёшь?

Много лечитесь, спите, ворчите,
Не с кем вам пообщаться в миру.
То на кухне бессонно торчите.
То шарахаетесь поутру.

Фронтовые Маруси и Вани,
Вредно вам столько кушать котлет.
Сокращайтесь по времени в ванне
Три минутки вам на туалет.

Был он давней осенней порою
Подвиг твой на чужом берегу.
Но про подвиг, про орден Героя
Внучка слушать не хочет: «Бегу!».

Не поможет медаль «За отвагу».
Тут тебе не война «трах-бабах».
Живо дочка тебя бедолагу
Вгонит в трепет и заячий страх.

Сын ушёл с головой в малый бизнес.
Горевать? Мол, случилась беда?
От  Великой войны в новой жизни –
Верь не верь – не осталось следа.

Власти пайки харчёвые дали.
Вот такой он казённый размах.
И звенят, как жестянки, медали
На немодных давно пиджаках.

Что-то вы пригорюнились, деды.
Вы всё те ж. но другая страна.
… впрочем, стоп! Фейерверк! День Победы!
С днём Победы тебя, старина!
Борис Кудашкин,
Член Союза писателей России с 2000 года

Моя сестра Марина Клименко - об ее матери и моей тёте Людмиле Марковне Ротштейн

Сегодня День Памяти моей любимой Бабушки.
Все знают Людмилу Марковну как бесстрашного и неутомимого туриста, но не все знают,  что она написала более 30 книг.
Это не только книги о профессиональной деятельности, такие как «Составление отчёта о пешеходном путешествии школьников», «Школьный туристский лагерь», «Школа туристских вожаков», «Слагаемые успеха», «Невыдуманные истории», «Словарь юного туриста»; сборников «Туристская игротека»; программы «Пешеходный туризм», но и книги о нашей Семье и стихи.

Вот одно из бабушкиных стихотворений из книги "По тропинкам и бездорожью, посвященное моему увлечению- кулинарии:

В вырезках застряла Татка,
Папе надо, чтобы сладко,
Чтобы жирно, чтобы остро,
Бабе,  чтобы было просто.

Маме что-то экзотичное, вкусное и симпатичное.
А себе в пределах нормы,
Так, чтоб оставаться в форме
И не больше ни на грамм

Чтоб не вырос килограмм
Потому заполнил дом,
Толстый, яркий "Гастроном".
Там рецепты просто чудо Выбирай любое блюдо!

Дел у Таты выше крыши,
Чуть не позабыла Гришу.
Запекает, жарит, парит,
А потом чего-то варит.

Потому-то стал наш дом.
Сам похож на Гастроном.
Тут цукаты и корицы, Кориандр и горичица,
Перец, сельдерей и крабы,

И креветки, к страху бабы.
Рис, чеснок, кинза, галеты,
И чего тут только нету!

Главный кулинар искусно
Кормит нас предельно вкусно,
И считает граммы, граммы,
Не набрать бы килограммы!                                                         

Светлая Память нашей Бабочке!
❤Помним, любим.❤  Царствие Небесное!!!

Памяти Эльги Яровой

Ушла из жизни

Яровая Эльга Васильевна

(27.09.1932 – 19.03.2021)

Эльга Васильевна родилась 27 сентября 1932 года в Ленинграде. Она - дочь героя Войны Ярового Василия Денисовича, погибшего в 1945-м, мать поэта и барда Кати Яровой.

Эльга Васильевна - филолог и театральный режиссер по образованию, ученица выдающихся режиссеров Сергея Образцова, Андрея Гончарова, Николая Охлопкова. 

Работала главным режиссером театра кукол в г. Махачкале и г. Свердловске.

С 1970 года жила в Москве, работала в Министерстве культуры РСФСР, руководила студенческими театрами, детскими театральными коллективами, читала публичные лекции на темы литературы, искусства, этики, эстетики от общества «Знание», в том числе в больших залах, которые превращались в своеобразные лекции-концерты и проходили с большим успехом. Ездила с ними по всей стране.

Писала стихи и песни. 

На протяжении последних десятилетий много сил отдавала спасению бездомных животных, помогала людям, попавшим в беду, в трудные жизненные ситуации, к ней обращались, как в службу спасения, – и она звонила в различные организации, больницы и даже в тюрьмы и добивалась справедливости! У нее был дар общения, и она пользовалась им во благо людей, просто так, не ожидая благодарности, тем более вознаграждения.

Эльга Васильевна много помогала Комитету за гражданские права. Все помнят ее стихи, ее помощь в поиске машин при посещении кладбищ, где похоронены члены Комитета, ее заботу о людях, которые попали в беду, борьбу за жизнь ее мужа М.И. Седова. 

Collapse )

На День защитника Отечества – 2021.

На День защитника Отечества – 2021.

Меня спросили надо ли служить,
Брать автомат, присягу принимать,
Не лучше ль мирно на земле прожить,
Чтоб рядом были и жена, и мать?

На это я отвечу, братцы, так:
Когда тебе семья не дорога,
Не размышляй о том, чем страшен враг,
Когда по двери бьет нога врага.

Но если, защищаешь отчий кров,
Уклад привычный, близких и родных,
Не смей себе выдумывать врагов,
Что следует крошить без выходных.

Мир лишь тогда свой обретает шанс
Не повторять ошибок прошлых лет,
Когда мы сами создаем баланс,
Ошибки изменив огнем побед.

Я не люблю витийство хитрой лжи,
Но ежели горит огонь в душе,
Я честно говорю: пацан служи,
Чтоб не было огня на рубеже!

И, если впереди грядут бои,
А жизнь вдруг потребует стрелять,
Смотри в глаза чужие, как в свои,
Чтобы потом себя не обвинять!

Мы скоро отмечаем важный день,
Важнейший праздник в каждом феврале,
Хочу я вновь с фуражкой набекрень,
Как прежде, прогуляться во дворе.

Когда армейской службой дорожишь,
Она не есть анкетная строка,
Пусть ради дружбы следует служить,      
Друзья по службе – это навека.

И, если испытал нас полигон,
Постигли мы и плац, и марш бросок,
Живет в нас наш бесменный батальон,
И защищает нас не только Бог.