an_babushkin (an_babushkin) wrote,
an_babushkin
an_babushkin

Categories:

Начальник Мурманского СИЗО В.А. Попов подтвердил репутацию принципиального противника прав человека

Итак, 11 января 2013 вместе с Ириной Пайкачевой и ее коллегами по Мурманскому ОНК я проверил СИЗО № 1 г. Мурманска. Ранее бывал в данном СИЗО неоднократно. СИЗО, как СИЗО со своими плюсами и минусами. Может быть плюсов было чуток побольше, чем минусов.

Однако на этот раз меня предупредили: в СИЗО – новый начальник В.А. Попов, раньше командовавший СИЗО г. Нальчика и Минусинской тюрьмой. В тех местах Владимир Анатольевич, оставил о себе, мягко говоря, недобрую память.

За 4 часа проверки, в течении которых нам постоянно мешали, мы выявили большое количество недостатков. Впрочем, количество недостатков оказалось малозначительным на фоне их глубины. Пытаемся обнаруженное довести до сведения полковника В.А. Попова.

На все выявленные мною и членами ОНК области недостатки начальник СИЗО реагирует очень эмоционально, дослушать меня до конца не может, постоянно прерывает.


Когда он прервал меня раз седьмой, решаю, что наша беседа бессмысленна, сообщаю В.А. Попову, что доведу о произошедших недостатков справкой.

А дальше происходит вот что. Виктор Анатольевич пытается вызвать меня на откровенный разговор, заводит речь о демократии, древнегреческой философии, нарушениях, допущенных по его мнению, со стороны Мурманского ОНК. Сильно удивляется, узнав, что я – автор первой в России книжки по защите прав потерпевших. До этого его любимая призказка была о том, а вот почему правозащитники не защищают права потерпевших! Начинает спорить со мною о правомерности действий И.В. Пайкачевой, которая передала одному из заключенных по делу «Арктик Санрайз» записку на английском языке. Попов никак не может понять, что действующий закон не запрещает членам ОНК передавать и получать записки на английском языке, разумеется, кроме случаев, если через них идёт утечка информации по делу или давление на свидетелей.
Разговор протекает эмоционально, но, казалось бы, доброжелательно. Я в очередной раз призываю В.А. Попова к сотрудничеству с ОНК, пытаюсь объяснить ему, зачем нужен контроль со стороны гражданского общества за тюрьмой. Попов, казалось бы, даже где-то со мною соглашается. Помощник начальника УФСИН по правам человека Борис Чернов оказывал нам всяческую помощь, вел себя очень вежливо, но видя что что разговор с В.А. Поповым не имеет ни конца ни края  просит разрешения покинуть нас. После ухода Чернова, Попов просит заместителя начальника СИЗО отключить работавший все это время видеорегистратор. Складывается впечатление, что через несколько минут мы расстанемся, если не единомышленниками, то по крайней мере людьми, услышавшими друг друга.
Внезапно интонации Попова меняются, становятся угрожающими: он выдвигает И.В. Пайкачевой упрек в том, что она «опубликовала его данные».
Что за данные? – недоумеваю я. Оказывается, речь идёт о статье Ирины Владимировны, где она цитирует другого известного правозащитника Валерия Хатажукова. Правозащитник из Нальчика даёт интервью о работе Попова в должности начальника СИЗО г. Нальчика, где Попов проявил себя, как безобразный руководитель и жестокий человек.
Покажите мне, где в статье приведены Ваши личные данные? – прошу я разбушевавшегося начальника СИЗО, однако тот отмахивается от меня и начинает угрожать Пайкачевой тем, что в случае новой такой публикации с ее семьей произойдут неприятности.
Я – в растерянности и пытаюсь утихомирить разбушевавшегося полковника. Однако тот уже сорвался с тормозов. «Пусть Пайкачева поймет это своими куриными мозгами!» - неистовствует он, обращаясь к ней на ты .
«Как Вы можете оскорблять женщину!» - пытаюсь я урезонить Попова, но без взвода ОМОНа Попова в чувство не привест. Он снова заявляет, что у Пайкачёвой «куриные мозги». Когда ему делает замечание другой член Мурманского ОНК, Бекхан Плиев, Попов, коверкая слова на кавказский лад, называет его Блиевым. Бекхан поправляет Попова его, но тот заявляет, что Бекхан именно Блиев и есть, и никто другой.
Не дожидаясь, пока разбушевавшийся полковник набросится на Пайкачеву и Плиева, покидаем негостеприимный кабинет.
Полтора часа общения с этим человеком заставляет поверить и в рассказ Пайкачевой о том, как Попов лично тащил ее через КПП, пытаясь добиться выполнения своих очередных безумных приказов, причинив ей синяки, и рассказам о том, как Попов лично избивал заключенных, являясь начальником Минусинской тюрьмы и Нальчикского СИЗО.
Возникает вопрос: кто поставил на эту должность человека, который не умеет слушать, не умеет спорить, не уважает никого, кроме самого себя, и так верит в свою безнаказанность, что начинает публично оскорблять правозащитницу? Знает ли этот дерзкий гость мурманской земли о том, что эта женщина – бывший городской депутат, известный в области и в России правозащитник?
Как же ведет себя Попов с заключенными? - наверняка подумали Вы. И , если так, то Вы совершенно правы.
Друзья, всем , кто знает Владимира Анатольевича Попова с хорошей или плохой стороны, откликнуться и помочь нам разобраться в этом человеке. Кто перед нами: изощрённый палач или просто несдержанный человек, в котором есть и что – то хорошее.
Андрей Бабушкин
Tags: ОНК, Общественный контроль, Совет при Президенте, Тюрьма
Subscribe
promo an_babushkin ноябрь 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments