?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

30 декабря у жителей Отрадного маленький праздник: 507 лет назад, 30 декабря 1511 года в грамоте Великого Князя Московского Василия Ивановича содержится первое известное нам письменное упоминание о селе Вельяминове, нынешнем Владыкино.
Как известно, Владыкино было самым большим из пяти населенных пунктов – д. Слободка, д. Казеево, поселка Учхоза Отрадное и поселка дома инвалидов (а затем завода герметичных самолетных кабин), находившихся на территории современного Отрадного до того, как Отрадное стало частью Москвы.
Публикую отрывок из своей книжки «Исторические прогулки по Отрадному и его окрестностям».   
Отрывок совсем маленький, заканчивающийся на середине 17 века. В нем нет ни о владельце Владыкина патриархе Иоакиме, ни о хитроумном митрополите Феофане Прокоповиче, ни о приезде во Владыкино императрицы Анны Иоанновны, ни о купце Гаврииле Толоконникове, построившем во Владыкино  прекрасный храм, ни о колхозе «Свобода», который в годы Великой Отечественной Войны был одним из лучших в Краснополянском районе, в состав которого входило Владыкино.
Все это будет  позже.
Ну а пока поздравляю  всех жителей и работников Отрадного со своеобразным днем рождения самого большого поселения, существовавшего на месте нашего района.              

Из истории села Владыкино (Вельяминово).
1. Вельяминов основывает Вельяминово.
Древнее название села Владыкино - Вельяминово (Вельяминовское). Основателем села Вельяминово, по-видимому, был последний Московский тысяцкий кн. Василий Васильевич Вельяминов.
Род Вельяминовых происходит от современника Ивана Калиты боярина Протасия. Двумя другими ветвями его потомков стали Аксаковы и Воронцовы. Во время отсутствия великого князя Ивана Калиты Протасий замещает князя в Москве, он же являлся душеприказчиком Калиты. Иван Данилович в год своей кончины заложил в монастыре каменную церковь и поручает Протасию завершить ее строительство.

В.В.Вельяминов - старший из четверых сыновей московского тысяцкого Василия Вельяминовича Взолмня. В первый раз он упоминается в договорной грамотеСемена Гордого (1341) с родными братьями его, на которой подписался в качестве свидетеля.
В 1366 году он украл, по преданию, на свадьбе князя Дмитрия Ивановича богатый пояс, доставшийся в конце концов галицкому князю Василию Юрьевичу Косому и ставший позднее одним из поводов войны между Василием II Темным и галицко-костромскими претендентами на великий стол. После смерти Вельяминова в 1374 году князь Дмитрий Иванович (будущий Донской) упразднил высокое звание и должность тысяцкого.
От брака с Марией Михайловной, крестной матерью младшего сына Дмитрия Донского — Константина, Василий Васильевич оставил четверых сыновей: Ивана,Николая (Микулу), Полиевкта (Полуехта) и Тимофея. Сын Василия, Иван, претендовавший на должность московского тысяцкого, бежал в 1375 году в Тверь и через своих друзей добился в Орде передачи ханского ярлыка навеликое княжение Владимирское тверскому князю. В 1379 году он был схвачен и казнен на Кучковом поле по обвинению в измене. Существует и другая точка зрения: формального упразднения должности московского тысяцкого не произошло. Её функции были переданы брату Василия Васильевича Вельяминова — окольничему Тимофею Васильевичу, одному из ближайших сподвижников великого князя Московского. В дальнейшем тысяцкие в Москве более не назначались, но звание тысяцкого сохранялось ещё длительное время как особый церемониальный чин во время великокняжеских и царских свадебных ритуалов.

В 1374 г. В.В. Вельяминов принимает пострижение под именем Варсонофия и становится монахом Богоявленского монастыря. Он жертвует монастырю Чудного Богоявления, который в дальнейшем становится известным, как Богоявленский монастырь, большое количество земель и прочего имущества. Погребен Варсонофий также был в Богоявленском монастыре.То ли сам Василий Васильевич, то ли кто-то из его потомков дарит монастырю и село Вельяминово.

30 декабря 1511 года Великий князь Московский Василий Иванович (Василий Третий, отец Ивана Грозного), пописывает грамоту на имя Богоявленского игумена Геннадия. В этой грамоте - первое, известное нам, письменное упоминание о Вельяминове: «Се яз Великий князь Василий Иванович... пожаловал Богоявленского монастыря, что на Москве на посаде, игумену Геннадию с братиею, что их сёла монастырские в Московском уезде в Берендеевом стану с Богданово с деревнею, да в Бежецком стану село Вельяминовское с деревнями..., да в Бежецком уезде село Лосево с деревнями. И кто у них в тех сёлах и деревнях учнут жити люди, и те люди поля моего не кормят и сен моих не косят и двора моего не ставят... Их тиуны монастырские приказчики и тех их людей не судят, оприч душегубства и разбоя с поличным, и поборов своих с них не берут, а ведает и судит игумен с братиею тех своих людей сами или кому прикажут..., и прав ли виновен ли будет мой человек, а наместницы наши и волостетели и их труны у них не вступаются ни в чём..., а кому будет, что искали на игумена Богоявленского и на их братию или на их приказчика... их сужу яз, князь великий или мой боярин вверенный. Боярские люди и мои к их людям монастырским на пиры и братчины не ходят, а кто к ним придёт пити незван и они того вышлют вон..., а не пойдёт вон и учинится у них какова гибель и тому та гибель платиться двое без суда и без исправы, а от меня, великого князя, быти ему в казни и продаже. И попрошати в их селах и деревнях не езди никого и скоморохи не играют. А наши князья и бояре, и боевые ратники, и дети боярские и псари в их селах не ставятся, а кому случится стати в их селах и деревнях, он корм свой и конский купит по цене, как ему продадут... Случится душегубство и не будет душегубца в лицах и они заплатят наместниками виры 4 рубля всею волость, а будет душегубец в лицах, они дадут его наместнику или тиуну, а виры и продажи в том крестьянам нет. А кто в их селах монастырских с деревнями убьётся или вором кого сопрёт или кого зверь съест или кто в воде утонет или, кто от своих рук утеряется - и в том наместник и тиуны крестьянам их монастырским продажи не чинят. Дают нашим пят..., и наместничьим с купца и продавца деньгу московскую, а больше того у них не имут ничего. 1520 года 30 декабря». Иначе говоря, Великий князь подчёркнул, что монастырь вершит в Вельяминово всю полноту власти, включая и судебную, люди, живущие на монастырских землях не платят податей Великому Князю и не выполняют никаких иных повинностей, кроме установленных монастырем. Бояре и дружинники Великого Князя должны обходить монастырские земли стороной, ну, а коли придется им остановиться в Вельяминово, то за все услуги и товары гости должны были платить.

Возможно существовали и более ранние упоминания о селе Вельяминово, однако до нас они не дошли, скорее всего из-за постоянного бича средневековой Руси - регулярно опустошающих города и села пожаров.

Из документов 16 в. узнаем, что к селу Вельяминово приписана пустошь Марфина. Пустошь эта была смежна с с. Татарниковым, владением Алексеевского монастыря, расположенного по дороге из Останкино в Свиблово (что это за селение не ясно, нельзя исключить, что речь идет об  Ерденево). К северу от Велья­минова находилось владение Вознесенского монастыря село Бибирево, с запада - земли сел Бусиново с Сергиевской церковью, владение Новодевичьего монастыря, и Дегунино, с востока - село Свиблово, которое было владением Великого князя, и село Бутурлино князя Петра Михайловича Щенятева (возможно речь идёт о Сабуро­во или Раево, так как после Смутного времени село под названием Бутурлино уже нигде не упоминается).

В документах 1586 года указано, что в Вельяминово и Марфино пашни и перелогу 50 четвертей (перелог – бывшая пашня, оставленная без обработки более года и заросшая сорной растительностью).

Как рассказывает в Книге письма и меры Московского уезда Тимофей Хлопов, в 1596 г. Богоявленский монастырь обменивает Вельяминово на село Топорково на р. Лихоборке (ещё одно селение, местонахождение которого сегодня нам не известно, исчезнувшее задолго до наших дней) с пустошами Коптево и Игнатьевской. В результате обмена владельцем Вельяминово становится князь Дмитрий Иванович Шуйский, брат будущего царя Василия Шуйского. «Выменял князь Дмитрий у Богоявленского монастыря игумена Иосифа с братиею мона­стырскую вотчину в Московском уезде на реке Лихоборке сельцо Владыкино, в нём храм Николая Чудотворца, да пустошь Марфино с пашни и луги и лесы и с болота и со всеми угодьями, куда ходили плуг и соха, и коса и топор по старым межам. Княжеская вотчина село Топорково никому не заложена и не продана, ни в кабале ни в записях и в приданное не записана,» - доносится до нас голос о событиях четырехвековой давности. Убытки, которые могут быть у игумена с братиею из-за этого обмена, Дмитрий Шуйский обязался взять на себя. В результате этой сделки с князя Дмитрия было получено, по тем временам, целое богатство - 100 руб. денег. Некоторые историки указывают, что владельцем Вельяминово становится не Дмитрий, а Василий Шуйский - будущий российский царь, однако подтверждений этого мы, четно признаёмся, обнаружить не смогли. Хотя, разумеется, приятнее знать, что Отрадное - это не черт знает где, а место, где раньше живал и царь Василий Шуйский. Вскоре по неизвестной причине Шуйский возвращает Вельяминово монастырю.

Василий Шуйский является достаточно интересной истоической фигурой. В 1572 году в возрасте 12 лет она был женат на Екатерине, дочери Малюты Скуратова.   В 1980-86 годах он сменил будущего царя Бориса Годунова в качесмтве кравчего. В 1586-87 годах Дмитрий Иванович – воевода Каргопольский. Хотя Дмитрий Иванович  командовал войсками в ряде компаний и даже был главным воеводовой  при  своем брате царе Василии Шуйском, ни одного  сражения он не выиграл. Слухи утверждают, что  по его поручению жена отравила на одном из пров Михаила Скопина-Шуйского,  военным  успехам которого Дмитрий завидовал. Умер Дмитрий в 1612 году в польском плену. Был похороненна Ваганьковском кладбище.
После 1612 года и воцарения Романовых Вельяминово переходит от Богоявленского монастыря к князю Д.М. Пожарскому, происходит это в 1619 году, когда Шуйский уже умер в польском плену.

Вельяминову, можно сказать, повезло. Ведь его соседи - села Бутурлино, Татарниково, Топорково не дожили не только до 20, но даже и до 19 века, исчезли из народной памяти. «Топорково нынче не существует», - рассказывает прот. Н. Скворцов в своем написанном во второй половине 19 века исследовании по истории Владыкино, - «место это находится по р. Жабне между Петровско-Разумовским и Лихоборами. Оно образует возвышенность и называется Большая Горища. Когда при устройстве Петер­бургского шоссе рыли по всей горе камень, то находили кости и человеческие волоса. Старики из Лихо­борских крестьян помнят, как на этом месте прежде была деревня Топорково. С той горы видны многие окрестные села и даже неблизкое село Мытищи». Утверждение автора, что Лихоборские ста­рики в 1870-х годах могли помнить Топорково сомнительно, так как на картах конца 18 в. Топорково уже не обозначалось. Учитывая, что Топорково значится как находившееся на Лихоборке и на Жабне скорее всего речь идет о том месте, где Жабна впадает в Лихоборку, то есть в районе пересечения Октябрьской и Окружной железных дорог. А может быть Топорково было вторым названием Нижних Лихобор?

Не менее загадочным является ещё одно село, называвшееся Топорково на суходоле (суходол- углубление, заполняемое алыми водами) и автор 19 в. специально призывает не путать его с Топорковым на Жабне. До литовского нашествия в этом селе стояла церковь Николая Чудотворца, а само село принадлежало князьям Черкасским. «Сейчас там пустошь», - сообщает в 1870 году прот. Ник. Скворцов. Другой источник сообщает, что село Топорково принадлежало кн. Семёну Шаховскому, который владел им до своей смерти по грамоте от монастыря. В селе был двор, где жили «деловые люди князя». По просьбе игумена Панфутия на владение Топорковым монастырь получает «послушную грамоту» от царя.

Именно к временам, когда Вельяминово владел Шуйский относится первое упоминание о храме в Вельяминово - это была деревянная церковь Святого Николая Чудотворца, стоявшая на ле­вом, а не на правом (как это мы видим сегодня) берегу реки Лихоборки. Возможно правы те авторы, которые считают, что именно при Шуйском церковь Николая Чудотворца была разобрана, а вместо нее была выстроена деревянная Церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Однако в других документах конца 17 в. церковь все еще указывается воздвигнутой во имя Николая Чудотворца.

3 марта 1602 года по просьбе игумена Богоявленского монастыря Иова Царь утверждает Вельяминово с деревнями за Богоявленским монастырём. В грамоте царя Бориса Годунова впервые указывает­ся, что под селом находится мельница - очевидно к этому времени Лихоборка уже была запружена и на ней появляются Богоявленские пруды.
1612 год был для Богоявленского монастыря, мягко говоря, на самым удачным годом. Кроме бед, что обрушились в это время на нашу землю в целом, именно в этот год монастырь к тому же еще и сгорел (монастырь вообще часто горел - то в 1547 году во время пожара в Китай-городе, то в 1571 году - во время нашествия Давлет - гирея). В том же 1612 году монастырское начальство решило заняться поиском денег. Вельяминово с пустошью Марфино и селом Федоскино, которое незадолго до этого подарил монастырю Леонтий Вельяминова, за 100 руб. игумен заложил некому Козловскому. Дядя Леонтия Вельяминова решение племянника о подарке монастырю села Федоскина не одобрял и вскоре выкупил Федоскино у Козловского. Тем временем игумен Илья бьёт челом Патриарху Филарету и тот даёт монастырю денег на выкуп села Федоскино. Вскоре село Федоскино, казалось бы, благополучно возвращается к Богоявленскому монастырю.

В 1615 году Михаил Федорович за приписью дьяка Матфея Сомова подписывает игумену Богоявленского монастыря Илие на село Велья­миново грамоту. Но судьба оказалась переменчивой и 19 сен­тября 1619 года тот же Михаил Федорович жалует Вельяминово с Марфино и деревнями в вечное потомственное владение Дмитрия Михайловича Пожарского за мужество верность престолу во время нашествия. "Вечное потомственное владение" Пожарского Вельяминовым продолжалось ровно 4 го­да. В 1623 году по просьбе все того же игумена Илии село с деревнями было возвращено монасты­рю. По данному деликатному вопросу Илья обращается к Патриарху Филарету, который через своего сына - царя Михаила Федоровича - оказывает на кн. Пожарского нужное воздействие. Для князя возвра­щение Вельяминова игумену Илье с братиею было, наверное, не Бог весть какой большой потерей и Вельяминово в третий оказывается во владении Богоявленского монастыря.
В эти годы село переживало явно не лучшие свои времена. В книге письма и меры Дружины Скирина (1624 г.) мы находим следующую картину: Храм Николая Чудотворца стоит без пения, а кроме храма в селе двор монастырский, 3 двора крестьянских, 1 двор бобылей, а всего в тех дворах живет 7 человек. Таким образом в селе стояло 5 дворов, заброшеная церковь, да и как ей не быть заброшенной, если все население села составляло 7 человек.

Через некоторое время по просьбе игумена Панфутия Алексей Михайлович подписывает грамоту о том, чтобы крестьяне Вельяминово, Топорково и с. Федоскино, что на реке Уче, Богоявленского игумена слушались, пашню на монастырь пахали и доходы платили. Такое распоряжение царя позоляет предположить, что вельяминовскаие и прочие монастырские крестьяне, пережившие годы Смутного времени, не отличались смирением и покорством, чем и заставили обратить на себя внимание самого царя.

2. Патриарх Никон переименовывает Вельяминова во Владыкино.
Если Вы думаете, что Вельяминовы забыли про злосчастное Федоскино, то Вы рискуете здорово ошибиться. В 1643 году, Вельяминовы вновь начинают дело о возврате им о вовзрате им этого яблока раздора. В 1650 году А. Воронцову-Вельяминова, наконец, удается добиться решения, по которому монастырь должен был попрощаться с Федоскиным и вернуть его Вельяминовым. Однако такой поворот событий в планы монастыря не входил, и в 1653 году архимандрит Серапион обращается к новому патриарху - Никону (Никите Минову) с жалобой на князя Андрея (Воронцова - Вельяминова), построившего свой двор на церковной земле. Патриарх проводит проверку, которая подтвердила - так оно и есть, претензии архимандрита Серапиона справедливы. В 1654 году спор решается в пользу монастыря - Федоскино вновь переходит в его владение. Строения, возведенные Вельяминовыми, оцениваются в 30 руб. Вельяминовым было предложено - если им нужны эти строения, то они могут перевезти их к себе.

Но Серапион понимал, что битва за Федоскино может продлиться еще не одно десятилетие. Поэтому, чтобы раз и навсегда покончить с при­тязаниями Вельяминовых на Федоскино, монастырь совершает обмен землями с Патриархом и в 1653 году Вельяминово переходит в вотчину Московского Патриарха. 2 своих села - Покровское (Пехорка) и Бисерово и 2 пустоши - Кириллово и Сафонцево Патриарх Никон меняет на с. Вельяминово, деревню Марфино и половину деревни Слободка по Большой Дмитровской Дороге, пустошь, что бы­ла селом Татаркино, да с селом Топорково и пустошь Попково на р. Жабне, пустошь Блудово и Глинище на Суходоле, пустошь Малое на Лихоборке и еще 6 пустошей с лесами, мхами, болотами и со всякими угодьями (среди которых пустоши - Щербино, Алетково, Мальцово, Заболотье и Романцова на Суходоле). При этом Патриарх взял на себя обязательство, что если патриаршие дьяки не будут защищать земли монастырские от посторонних претензий, то Богоявленский архимандрит может взять из патриаршей казны 1000 рублей денег.

Обмен был утвержден царем Алексеем Михайловичем и за­креплен послушными грамотами. Из так сказать обменных документов мы видим, что Татаркино (очевидно, это второе название уже известного нам Татарниково) ко временам Никона превратилось в пустошь, скорее всего это село не смогло пережить Смутные времена, после которых, как мы помним, и Вельяминово было близко к тому, чтобы превратиться в пустошь.

Через несколько лет между царём Алексеем Михайловичем и Патриархом Никоном вспыхивает конфликт. Никон, который ещё недавно был правой рукой царя, утверждает, что «священство выше царства». В 1658 году Никон оставил Патриаршество и уехал в основанный им Новоиерусалимский монастырь. В 1664 году Никон возвращается обратно в Москву, однако царь заставляет его уехать назад. Церковный собор 1666-67 годов снимает с Никона сан Патриарха и опальный архиерей ссылается в Белозерский монастырь (может быть и не случайно улица в соседнем Бибирево три века спустя была названа Белозерской). В дальнейшем царь разрешил Никону вернуться в Москву, но по дороге в столицу Никон умирает.

Однако Никон оставляет память о себе не только проведенной им неудачной и разрушительной церковной реформой, и своей самонадеянной попыткой усилить церковную власть. Именно по указанию и в честь владыки Никона (а «владыко» - принятое в церкви вежливое обращение к епископу) Вельяминово переименовывается во Владыкино. Однако старое название сохраняется за селом до середины 19 века. В течении двух столетий двойное название села отражается на картах, на которых мы находим надпись: «Владыкино, Вельяминово тож».

Recent Posts from This Journal

promo an_babushkin november 20, 04:27 1
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Latest Month

January 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars