?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В положительную сторону изменилась практика освобождения осужденных от отбывания наказания в связи с болезнью: в течение ряда лет происходило сокращение числа освобождаемых. В 2006 году к освобождению по болезни было представлено 2220 человек, из которых были освобождены 61%, в 2009 году из 2776 человек было освобождено 47,8%, в 2011 году из 3886 человек было освобождено 46,7%, в 2013 году из 3853 человек вышло на свободу 28%, а в 2014 году из 3758 человек лишь 24 % были освобождены от наказания по болезни. Внесение изменений в постановление Правительства Российской Федерации от
6 февраля 2004 г. № 54 позволило переломить эту тенденцию и обеспечить освобождение по болезни более двух третей осужденных, представленных к освобождению.


Возникают многочисленные сложности при направлении осужденных в больницы УИС для получения специализированной медицинской помощи. После сокращения в 2016 году коечного фонда Межобластной больницы им. Ф.П. Гааза в 3 раза ситуация в учреждениях УИС европейской части России еще более осложнилась.
Значительная часть заключенных по-прежнему не обеспечена доступом к занятиям спортом: в СИЗО турники и брусья находятся только в прогулочных дворах, предназначенных для прогулок несовершеннолетних, посещение спортзалов возможно только в качестве дополнительных платных услуг, и только в СИЗО, в большинстве посещенных локальных участков исправительных колоний спортивные уголки отсутствуют либо оборудованы только турниками.
Не решен в полной мере вопрос ведомственного контроля за санитарным состоянием камер в части измерения освещенности, влажности, концентрации кислорода и углекислого газа, скорости тока воздуха, зараженности грибком и иных параметров микросреды.

Во многих учреждениях УИС не решен вопрос своевременного направления заключенных на медико-социальную экспертизу для установления, продления или изменения группы инвалидности, разработки или корректировки индивидуальной программы реабилитации инвалидов. Массовый характер носит отказ медико-социальных экспертных комиссий в установлении или продлении инвалидности при наличии явных оснований для этого. При этом комиссии упускают из поля зрения то обстоятельство, что инвалидность для осужденного означает не только получение пенсии, но и разработку индивидуальной программы реабилитации и абилитации, а в ряде случаев - освобождение от работы на производстве и работ по благоустройству, от построений, передвижения в строю, обязательной зарядки, создание материально-бытовых условий проживания, учитывающих имеющиеся у него ограничения жизнедеятельности. Минимально приемлемый контроль за решением этих проблем, как со стороны Минтруда, так и со стороны Федерального бюро медико-социальной экспертизы отсутствует.

Члены Совета, регулярно посещающие учреждения УИС в различных регионах страны (только за последние месяцы – во Владимирской, Воронежской, Новосибирской, Самарской и Ярославской областях, в Красноярском крае, Республике Тыва, городах Москве и Санкт-Петербурге), отмечают, что стационарные видеокамеры и переносные видеорегистраторы стали важным средством фиксации фактов повседневной жизни учреждений УИС, поведения сотрудников ФСИН России, подозреваемых, обвиняемых, осужденных. Важным позитивным новшеством можно считать введение нового вида наказания – принудительные работы. Хорошо зарекомендовали себя и исправительные центры, осуществляющие миссию по ресоциализации лиц, осужденных к длительным срокам лишения свободы.
Членам Совета известно принципиальное отношение руководства ФСИН России по отношению к нарушениям закона со стороны сотрудников УИС. По поступающим из Совета обращениям о случаях незаконного и необоснованного применения физической силы или спецсредств в отношении заключенных, ограничения их прав, ущемления их законных интересов проводятся проверки, неправомерным действиям сотрудников и руководителей учреждений УИС, как правило, дается принципиальная оценка, виновные лица привлекаются к ответственности. 

Тем не менее, ситуация с соблюдением прав человека в учреждениях УИС не может быть оценена как благополучная. Из ряда регионов поступает информация о применении в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных пыток, жестокого и унижающего обращения. Выявляются случаи, когда отдельные сотрудники УИС вместе с представителями криминального мира создают систему поборов и издевательств над заключенными. Особое внимание привлекают территориальные органы УИС Белгородской, Владимирской, Кировской, Пензенской, Саратовской, Омской, Ярославской областей, Красноярского края, Республики Мордовия. Иногда и в благополучных в целом регионах имеются отдельные учреждения, вызывающие серьезные нарекания правозащитников, как например, ФКУ СИЗО № 6, ФКУ ИК № 7 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ФКУ ИК № 6 УФСИН России по Рязанской области.

Не может быть более терпима ситуация, когда наша страна занимает в статистике ЕСПЧ первое место по констатациям нарушения статьи 3 Европейской конвенции о правах человека (пытки, бесчеловечное и унижающее человеческое достоинство обращение и наказание). Более половины всех констатированных Судом нарушений по этой статье ЕКПЧ приходятся на Россию, причем, в основном по причине переполненности СИЗО и ненадлежащего качества тюремной медицины.
Распространенной продолжает оставаться практика, когда взыскания на осужденных налагаются по малозначительным и надуманным поводам, искусственно превращая в нарушителей осужденных, которые стремятся к исправлению и достижению иных целей наказания.

Органами прокуратуры зачастую допускается формализм и поверхностность при проверке обращений заключенных и правозащитников, а в некоторых случаях предпринимаются меры реагирования, направленные на ухудшение положения осужденных и обвиняемых. В органах Следственного комитета России и МВД России проверка материалов по обращениям лиц, содержащихся в учреждениях УИС, о совершенных в отношении них преступлениях, зачастую поручается наименее опытным сотрудникам, а контроль за принятием обоснованного процессуального решения отсутствует.

Совет отмечает, что многие конфликтные ситуации в колониях, развивающиеся затем в акции массового неповиновения, связаны с тем, что в этих колониях сохранился т.н. «актив» - приближенная к администрации организованная группа осужденных, как правило, осужденная за особо тяжкие преступления, используемая администрацией учреждения для оказания давления на основную массу осужденных в целях выполнения требований администрации учреждения.

Несмотря на то, что в Концепции развития УИС до 2020 года была поставлена задача обеспечить подконтрольность УИС институтам гражданского общества, реализация данной задачи столкнулась с многочисленными препятствиями. Общественные наблюдательные комиссии (далее – ОНК) выполняют важную и социально-значимую задачу, делая работу закрытых учреждений более открытой, способствуют сокращению случаев нарушения прав человека и закона в местах принудительного содержания и повышают уровень доверия населения к работе органов власти. Несмотря на важность и значимость деятельности ОНК, в ряде регионов имеются сложности взаимодействия ОНК и органов власти, а также проблемы формирования комиссий. Поправки, внесенные в Федеральный закон от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания" в 2018 году, ещё более усложнили работу ОНК и в части формирования, и в процессе их деятельности.

В составе региональных ОНК и общественных советов при территориальных органах ФСИН России ощущается острый дефицит правозащитников. В ходе формирования 4-го состава ОНК в ряде регионов наиболее опытные, принципиальные и активные правозащитники в состав комиссий не попали, а некоторые ОНК сформированы в явно недостаточном составе.

Процесс отбора в состав ОНК становится всё менее и менее прозрачным. На протяжении нескольких лет многие опытные представители ОНК в процессе переназначения не смогли войти в новые составы комиссий без видимых на то причин. Сама процедура отбора не направлена на формирование по-настоящему эффективных ОНК. В особенно сложном положении оказываются регионы, в которых отсутствует конструктивное взаимодействие представителей органов исполнительной власти и Общественной палаты региона с ОНК. В большинстве регионов представители органов исполнительной власти не всегда имеют реальное представление о важности и актуальности деятельности ОНК.

Законодатель за 10 лет существования ОНК так и не смог решить многочисленные сложности, возникающие в процессе деятельности Комиссий с первых месяцев их деятельности. Так, помимо материальных и временных затрат, направленных на организацию посещений мест принудительного содержания, ОНК для осуществления своей деятельности необходимы существенные временные и финансовые затраты на ведение документооборота, канцелярские принадлежности, помещения и оргтехнику. Например, в ОНК Ростовской области в год регистрируется до 1500 единиц только бумажной и электронной входящей корреспонденции (не считая многочисленных устных обращений).

В соответствии с ч. 1.1 ст. 9 Федерального закона от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания" органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе оказывать финансовую, имущественную, консультационную, информационную и иную поддержку ОНК. Анализ деятельности ОНК показывает, что региональные органы власти и органы местного самоуправления неохотно пользуются данным правом. Оказание поддержки ОНК является скорее исключением, чем правилом.

Членами ОНК в 2017 году осуществлено 3,5 тысяч посещений учреждений УИС. В 2018 году члены ОНК посетили учреждения УИС 1857 раз, примерно в 50% случаев их сопровождали помощники по правам человека руководителей территориальных органов ФСИН России. Наиболее активно посещали учреждения УИС ОНК Иркутской, Кировской, Свердловской областей, Республики Мордовия и г. Москвы. Тем не менее, деятельность ОНК пока что не стала фактором предотвращения и выявления нарушений прав человека во всех учреждениях ФСИН России. Нередки случаи, когда посещения носят экскурсионный характер и не направлены на выявление проблем и нарушений, либо когда посещения являются точечными и направлены на посещение 2-3 человек, направивших жалобы.
Не удалось стать фактором безусловного соблюдения и эффективного восстановления прав человека в учреждениях УИС и прокурорскому надзору. Хотя прокурорами принесено 7797 протестов, из которых 7300 удовлетворено, эти меры реагирования не обеспечили системного выявления и пресечения нарушений прав человека, а в некоторых случаях оказались направленными на ухудшение положения заключенных. Сотрудники прокуратуры в 2018 году посетили учреждения УИС 2203 раза. Отчеты о посещении учреждений УИС членами ОНК чаще всего не публикуются. Практики публикации в сети Интернет хотя бы кратких прокурорских отчетов не сложилось.

Руководству ФСИН России удалось обеспечить низкий уровень перерастания конфликтных ситуаций между сотрудниками и заключенными в силовую фазу. Так, в 2018 году зарегистрирован 61 факт применения физической силы в отношении сотрудников. Вместе с тем в 2017 году в органы прокуратуры на недозволенные методы воздействия, связанные с применением физической силы, пожаловались 2300 заключенных. Централизованного учета жалоб на недозволенное применение насилия, поступивших в ОНК, не существует.

Следует отметить, что Рекомендации Совета, принятые по итогам общественного расследования событий в ФКУ ИК № 6 ГУ ФСИН России по Челябинской области в ноябре 2012 года, в значительной степени остались невыполненными, хотя руководством ФСИН России были сделаны принципиальные выводы из случившегося: начальник территориального органа ФСИН России был освобожден от занимаемой должности, начальник колонии и виновные сотрудники уволены.
С 2017-2018 гг. в территориальных органах ФСИН России стал работать институт помощников начальников территориальных органов по работе с верующими. В 69 регионах помощники назначены из числа духовных лиц РПЦ, в 4 – из числа духовных управлений мусульман, в 7 – из числа светских лиц. При этом обращает на себя внимание, что преимущественно мусульманским население является в 8 регионах, преимущественно буддийским – в 3 регионах.

В соответствие со ст. 14 УИК РФ ФСИН России заключены двусторонние соглашения о взаимодействии с некоторыми централизованными религиозными организациями (православие, ислам, иудаизм). При этом неоднократные на протяжении нескольких лет обращения по этому поводу других конфессий, в частности, протестансткого вероисповедания, необоснованно игнорируются либо отклоняются под предлогом «нецелесообразности». В результате содержащиеся в учреждениях УИС протестанты подвергаются дискриминации по признаку отношения к религии.

Следует отметить, что реформирование пенитенциарной системы должно быть связано с изменением структуры штата сотрудников УИС. Так, при численности сотрудников УИС более 295 тыс. чел., около 70% персонала отвечает за охранные, управленческие, оперативные и вспомогательные функции, медицинскую помощь заключенным обеспечивает 12,5% сотрудников, организацией труда заключенных занимается 8,2% сотрудников, воспитательной работой – не более 3% сотрудников, образованием - 2,9% сотрудников, психологической помощью заключенным и сотрудникам – 1,4% сотрудников.

Хотя условно-досрочное освобождение выступает одним из главных стимулов правопослушного поведения осужденных, система условно-досрочного наказания и замены наказания более мягким оказалась в кризисном состоянии. Так, с 2006 г. по 2015 г. доля освободившихся условно-досрочно среди всех освобождающихся упала с 51% до 22%; в 2017 г. эта доля вновь увеличилась, но только до 33%.

Рабочими местами обеспечены лишь около 40% заключенных, причем часто это рабочие места низкого качества и не позволяют развивать и поддерживать востребованные за пределами исправительных учреждений навыки, не всегда соответствующие требованиям техники безопасности, с оплатой труда существенно ниже, чем на воле. Не удалось покончить с ситуацией, когда за работу в течение полного месяца при 8-дневной рабочей неделе осужденные получают на лицевой счет денежные средства, которые существенно меньше МРОТ, хотя по законодательству удерживается не более 25% заработной платы.

Recent Posts from This Journal

promo an_babushkin november 20, 04:27 1
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Latest Month

January 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars