an_babushkin (an_babushkin) wrote,
an_babushkin
an_babushkin

Как я не встретился с Ходорковским ... / Как я встретился с Ходорковским...

Как я не встретился с М.Б. Ходорковским.

В конце октября 2003 года в Нижнем Новгороде проходил Социальный Форум. В огромном здании, разделённом перегородками на сотню – полторы залов, зальчиков и комнат. Так как в 2001 году я был членом рабочей оргкомитета Гражданского Форума в Кремле, то по старой памяти как бы в знак преемственности Форумов меня пригласили в Нижний.

В это время тучи над компанией «ЮКОС» сгущались. Уже был арестован и обвинен в ряде убийств заместитель начальника охраны ЮКОСа Алексей Пичугин. Ходили упорные слухи о том, что Пичугину обещали свободу или минимальный срок: но в обмен на показания против Ходорковского и Лебедева. Дать такие показания Пичугин отказался. Тогда в Лефортово пришли неизвестны лица, и, как утверждает Пичугин, применили к нему психотропные препараты.


2 июля 2003 года был арестован Платон Лебедев.

Как член Общественного Совета при Минюсте, я интересовался положением обоих заключенных. Веще летом на меня вышел пресс- секретарь компании ЮКОС. Группа правозащитников, включая меня и Льва Пономарева убедила его в том, что для объективного рассмотрения дела, надо сделать это дело предметом широкого публичного обсуждения в России и за рубежом.
Было решено, что Ходорковский прибудет на Социальный Форум, встретиться с его участниками, а участники дадут свою оценку обвинениям в отношении Ходорковского. К этому времени все то, что я смог изучить по делу, привело меня к выводу о том, что обвинения надуманы и не основаны на мотивах права.
25 октября я сообщил знакомым мне участникам Форума, что с часа на час прибудет Ходорковский. Мы даже присмотрели зал, в котором могла бы состояться встреча. Я несколько раз подходил к Алексею Борисовичу, когда же прибудет Ходорковский.
Но тут выяснилось, что Ходорковский полетел в Иркутск. Ещё через некоторое время мы узнали, что в Иркутск он не долетел, а задержан в аэропорту Новосибирска.
Так, Ходорковский не попал на Социальный Форум, я не встретился с Ходорковским, а для Ходорковского началась более, чем 10- летняя тюремная эпопея.
Трудно рассуждать о прошлом в сослагательном наклонении, но не исключено, что измени Михаил Борисович маршрут своего самолета многое в его судьбе, а и истории страны сложилось бы иначе.
Как я встретился с М.Б. Ходорковским.
Кажется, в январе 2010 года вместе с Валерием Васильевичем Борщовым и Любовью Волковой мы проверяли СИЗО «Матросская Тишина». Но не то, что подчинено УФСИНу Москвы, а расположенное там же маленькое элитное СИЗО на немногим более, чем сотню сиделцев, подчиненное на пряму. Федеральной службе.
С каждой новой посещённой камерой настроение наше стремительно ухудшалось. То нам встречался 7 – детный отец, которому следствие не давало год свидание с женой и детьми. То обнаруживался мэр города, от показаний против которого отказались все свидетели, показав, что оговорили его, однако суд упорно продлевал ему арест. То попадался, чиновник, обвинённый в коррупции, которому суд ухитрялся отказать в удовлетворении 30 ходатайств из 30.
Войдя в очередную камеру, мы увидели Ходорковского. «Я был у Вас на суде, - сказал Валерий Васильевич, - Вы помните меня». Выяснилось, что Ходорковский прекрасно помнит посещение: оказывается конвой допускал какое – то нарушение, а Борщев, как председатель Общественной комиссии данное нарушение пресёк.
Я ожидал, увидеть настороженного, опустошенного, разочарованного в жизни человека: по крайней мере сами мы были близки к такому состоянию. В паре раз мы сказали Ходорковскому о том, что увидели в других камерах.
И тут Ходорковский стал нас поддерживать. Точных его слов я не помню, но смысл был такой: надо находить радости в малом. «Вы не представляете, какой здесь прекрасный ароматный борщ, - делился он с нами своей радостью и демонстрировал нвваристый борщ без изысков. – Как раз такой я люблю!»
Ходорковский стал долго, увлечено и со знанием дела рассказывать на о делах своих сокамерников, достаточно простых ребят, о деле которых не писал ни один журналист. Мы только успевали писать, кому, в чем и как надо помочь.
В камере Ходорковского мы пробыли минут 15-20.
Выйдя из камеры, я обнаружил, что мир изменился. Он больше не был таким мрачным. Невероятный оптимизм Михаила Ходорковского дал нам нравственный импульс заниматься тем, ради чего мы пришли в ОНК.


Весной и летом 2013 года я планировал посетить Ходорковского в Карелии. Но первый раз не доехал, а второй не оказалось необходимых согласований.


Является ли помилование Ходорковского свидетельством признания им своей вины?
Ответить на этот вопрос позволяет текст ходатайства о помиловании, которого я, разумеется, не видел.
Однако следует иметь в виду, что ч. 6 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах предусматривает возможность помилования того, кто стал жертвой судебной ошибки.
А. Бабушкин

Tags: ОНК, Тюрьма
Subscribe
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments