an_babushkin (an_babushkin) wrote,
an_babushkin
an_babushkin

Из Калининградских заметок. Часть 4.


  1. Пасынки России или в гостях у добровольных переселенцев.

После Форума член Совета Женя Бобров (в СПЧ он отвечает за вопросы миграции) зачем – то тащит меня в какое- то Долгоруково, где живут добровольные переселенцы. Я хочу спать, никак не могу понять зачем мне туда ехать. Ну приехали люди в Россию, приехали добровольно, щедрая Родина их приняла. На фига мы там нужны?!
От Калининграда до Долгорукова - 40 километров. Центр временного проживания соотечественников находится в 3 бывших казармах еще прусской постройки.
Весь ремонт  люди выполнили собственными силами, превратив аварийное помещение  в благоустроенные квартиры. Когда они  вселялись, им было сказано, что квартиры в 2014 году будут переданы им. Сейчас им заявляют: Вы поселены сюда временно, на срок до 2 лет. Отремонтировали дома? Спасибо, молодцы! Теперь будьте любезны их покинуть, так как это маневренный жилой фонд и он  должен принять новых переселенцев!

Зарплаты жителей Долгоруково таковы, что на новое жилье они не скопят никогда. Деньги от продажи  жилья в стране исхода потрачены на ремонт жилья.
В поездке нас сопровождает министр жилищно-  коммунального хозяйства области, который ссылается на несовершенство федерального закона. Разъясняем ему, что федеральный закон здесь не причем: региональным правовым актом данные дома можно перевести из маневренного  жилого фонда в муниципальный фонд и предоставить людям занимаемые ими квартиры.
Есть куда селить и новых переселенцев: рядом находится еще 8 брошенных казарменных корпусов.
Другая проблема жителей Долгорукова – гигантские коммунальные платежи. Оплата за квартиру площадью 100 м. кв. доходит до 18 тыс. руб. Большая  часть этих средств уходит на оплату сжиженного газа, которым отапливаются дома.  Нам рассказывают, что компания «Лукойл» готова поставлять сжиженный газ по цене в 3 раза ниже,  однако Миграционный центр,  в ведение которого находятся дома на заключение договора с «Лукойлом» не идет.
Кстати, несколько семей уже выселено. Одна из них – семья из 4 человека, глава которой во время беременности с сердечным заболеванием лежала в больнице. За время болезни у нее возник долг: по иску Миграционного центра женщина с новорожденным ребенком и 2 детьми была выселена на улицу.   Надо бы ее вернуть, - говорим директору миграционного центра. Она уже устроилась, - возражает она нам.  Отлично! – говорю. – Хочу навестить ее по новому адресу.

Из Долгорукова едем в  пос. Северный.  Он ближе к Калининграду, однако добираться из него до столицы области сложнее. Здесь семьи переселенцев здесь также  живут в бывших казармах Минобороны немецкой постройки.
В Северном ремонт выполнен за счет средств бюджета, а не соотечественников.
Здесь проблема несколько иная: от  переселенцев требуют покинуть временное жилье, однако  за время работы в России они так и не скопили средств на покупку жилья. За проданное жилье вручены копейки, большая денег уже потрачена. Оказывается, только через пол года после приезда в Россию  соотечественники могли получить гражданство, а размер подъемных составлял 60 тыс. руб. на главу семьи и 20 тыс. – на каждого из членов.  Сейчас эти люди работают учителями, врачами, инженерами, техниками, а размер их зарплаты не позволяет  скопить денег даже на 1-комнатную квартиру, которая в Северном стоит 1 млн. руб.
В связи с тем, что у них временная регистрация им отказываются платить пенсии и пособия. Кредиты не дают, да и на приобретение жилья нужен кредит не обычный, а льготный. Землю под  жилищное строительство не выделяют.
Но мы же Вам никакого жилья не обещали,  когда Выехали к нам, - заявляет министр ЖКХ.
Я согласиться с ним не могу. Но Вы же не предоставили людям ни сведения о ценах на жилье, ни о  размере зарплат, - возражаю ему. Если бы мы с вами правдиво и полно проинформировали людей, то многие из них сюда бы не приехали, а те, кто приехали, избрали иную линию поведения.
В поселке нет ни яслей, ни детского сада. Екатерина Чамара (Заруцкая) родила ребенка и не может устроить его в ясли. Всего в поселке около 25 детей ясельного возраста. А до детского  сада надо добираться на двух автобусах.
Едем в гостинцу в подавленном настроении. Все у нас – и земля, и люди, и толковые управленцы, и передовые технологии и многое – многое  другое. Так почему же мы, получая  добросовестный труд наших соотечественников – переселенцев  не можем обеспечить для этих людей человеческие условия.
Участниками поездки было рекомендовано:
- перевести жилые помещения пос. Долгоруково в муниципальный жилой фонд; передать проживающим в них лицам фактические занимаемые ими  помещения по договору найма;
- после получения списка  объектов Минобороны на территории Калининградской области от  администрации области, провести переговоры с Минобороной о передаче зданий и земельных участков Правительству области;     
- предоставить жителям пос. Северный находящиеся рядом неиспользуемые казармы под жилье с предоставлением им льготных кредитов на ремонт жилых помещений;
- открыть детский сад в пос. Северный;
- поменять поставщика жидкого газа с целью сниженияцен на отопление в пос. Долгоруково.

В последний  день – а это было воскресенье – даём пресс – конференцию в здании  администрации области.   Я рассказываю о своих впечатления от колонии и от переселенческих городков, говорю о тех рекомендациях, которые мы дали.

Перед отлётом  нас привозят в ресторан, выстроенный в виде рыцарской крепости.  Всюду – рыцарские доспехи, гербы, а в туалете к унитазу прикован живописно рассевшийся скелет. В башне ресторана – музей пыток, в котором около 3 дюжин экспонатов – орудий пыток. Кстати, в музее узнаем,   что Пруссия стала первой страной Европы, где пытки были запрещены; это сделал в 1740 году  король Фридрих.
Так что местная правоохранительная система имеет хорошие традиции. С этими  приятными мыслями мы и уезжаем в Москву.

А. Бабушкин

Tags: Заметки о путешествиях, Мигранты, Совет при Президенте
Subscribe
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment