an_babushkin (an_babushkin) wrote,
an_babushkin
an_babushkin

Заключение по приговору Пусси Риот часть1

Заключение Комитета за гражданские права на приговор Хамовнического районного суда города Москвы от 17 августа 2012 года по делу в отношении Толоконниковой Е.А., Самуцевич Е.С., Алехиной М.В.

Приговором Хамовнического районного суда города Москвы от 17 августа 2012 года   Толоконнкова Е.А., Самуцевич Е.С., Алехина М.В. были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213  УК РФ, и приговорены к наказанию в виде 2 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.




Указанные лица признаны виновными в том, что совместно с неустановленными  соучастниками 21 февраля 2012 года примерно в 11 часов 20 минут они проникли в помещении кафедрального собора Русской православной церкви храма Христа Спасителя, где, не реагируя на требования и призывы потерпевших  прекратить нарушение правил поведения в храме, незаконно проникли в огороженную часть храма, предназначенную для совершения религиозных обрядов, чем нанесли глубокое оскорбление и обиду находившимся там православным верующим, разместились на возвышении перед иконостасом в алтарной части храма — солее, предназначенной исключительно для духовенства Русской православной церкви, а также став на амвон, сняли верхнюю одежду, бросили ее перед дверьми, ведущими в алтарную часть храма и символизирующими врата рая — Царские врата, остались в одежде, имеющей яркую разноцветную окраску и открывающей различные части тела: руки, плечи,  надели защитные маски вызывающе яркой окраски, непристойной, с точки зрения церковных канонов, после чего:

-  Самуцевич с ведома и согласия всех соучастников, расчехлила электрогитару, и при попытке играть на гитаре была принудительно выведена с солеи охранником ЧОП «Колокол-А» Белоглазовым;

- Толоконникова без промедления подключила микрофон к звуковоспроизводящей аппаратуре и включила фонограмму с заранее подготовленной песней, содержание которой, с точки зрения норм Русской православной церкви, является богохульным и оскорбительным для верующих и священнослужителей, после чего охранник ЧОП «Колокол-А» Шилин отключил звуковоспроизводящую аппаратуру и принудительно вынес ее с солеи. 

- затем Толоконникова и Алехина, используя  бранные слова и слова, оскорбляющие присутствующих, прыгали, задирали ноги, имитируя танцы и нанесение ударов кулаками по воображаемым противникам.

Согласно выводам суда, своими действиями Толоконникова, Самуцевич, Алехина грубым образом нарушили общественный порядок, лишили граждан общественного спокойствия, прервали нормальное функционирование кафедрального собора — храма Христа Спасителя, нарушили предусмотренные регламентом правила нахождения посетителей в храме, проявили явное неуважение к посетителям и служителям храма, ставшим невольными очевидцами вышеуказанных незаконных действий, глубоко оскорбили и унизили чувства и религиозные ориентиры верующих православных граждан.

Изучение рассматриваемого приговора, как он опубликован в сети Интернет, позволяет сделать  следующие выводы.  

  1. В приговоре суда отсутствуют доказательства того, что осужденные совершили грубое нарушение общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу в виде осуществления провокационных и оскорбительных действий в религиозном здании с привлечением внимания широкого круга верующих граждан.

Так, под провокационными понимаются такие действия, которые побуждают иных лиц к противоправным или безнравственным высказываниям или поступкам, которые те в ином случае не совершили бы. Однако из приговора не усматривается, чтобы осужденные стремились к подобным результатам либо, что в результате их действий иные лица совершили противоправные или аморальные действия, которые при несовершении осужденными правонарушения, не были бы совершены,  либо призвали к их совершению. Таким образом, вывод о провокационном характере действий осужденных противоречит материалам дела, а понятие «провокационные» по отношению к действиям подсудимых применено неуместно.

В приговоре содержится вывод о том, что приобретенная осужденными одежда, явно и очевидно противоречащая общим церковным правилам, требованиям порядка, дисциплины и внутреннего уклада церкви, при облачении в нее в церкви являлась открытым выражением неуважения к христианскому миру и церковным канонам. Отсюда делается вывод о наличии у осужденных намерения оскорбить христианский мир. Данные умозаключения сделаны  при отсутствии достаточных оснований и носят логически некорректный характер, так как:

- характер использованной осужденными одежды не свидетельствует  о неуважении к церковным канонам, а свидетельствует о непринятии осужденными правил ношения женщинами в православной церкви  определенного типа одежды;

- неуважение к церковным канонам, если бы таковое и было выявлено, не свидетельствует о неуважении к христианскому миру в целом;

- неуважение (то есть отсутствие уважения) к христианскому миру является характеристикой взглядов, в то время, как намерение оскорбить христианский мир является характеристикой определенной стадии действий, намерений, воли; из неуважения одного субъекта к другому само по себе не вытекает наличие у первого субъекта намерения оскорбить второго.       

«Из показаний потерпевших Истомина, Сокологорской, Железова, Саганюка, Виноградова, Аносовой, Белоглазова, Потанькина, Шилина следует, - говорится в приговоре, -  что им сразу стало известно, что действия носили провокационный характер, поскольку в храме присутствовали посетители, среди которых были иностранные граждане, осуществляющие фото- и видеосъемку действий, совершенных подсудимыми». История знает только один способ мгновенного получения некоего нового знания человеком – откровение (озарение). Однако в данном случае мы имеем  дело с откровением совершенно необычного свойства – с откровением со стороны церковного начальства благодарно воспринятого сотрудниками храма.  Судья Сырова не только кладет в основу это близкое и понятное ей доказательство, но и смело меняет значение слов русского языка. Оказывается, если какое – то действие совершить в присутствии посетителей, среди которых есть иностранные граждане, и эти иностранные граждане будут осуществлять съемку, то такое действие неким магическим образом приобретает провокационный характер. Судья Сырова не объясняет, кого, как, почему, на что провоцируют действия, совершенные в присутствии вооруженных видеокамерами иностранцев, но совершенно убеждена, что есть у иностранцев с видеокамерой такое волшебное свойство – превращать неумную выходку в провокацию, то несть побуждать людей к совершению ранее незапланированных ими действий.       

«Не оговаривайте друг друга…!» - учил апостол Яков (Послание апостола Якова, 4:11). Читая Сырову, понимаешь – данная библейская мудрость за 2 с лишним тысячи лет так, к сожалению,  и не утратила своей актуальности.

Вооружившись новым значением привычных русских слов, Сырова продолжает изгаляться над здравым смыслом: «Все действия подсудимых и неустановленных соучастников явным и недвусмысленным образом выражают религиозную ненависть и вражду, что выразилось в поведении, противоречащем общеизвестным элементарным нормам поведения в православном храме». И здесь дело не только в том, что «общеизвестные элементарные нормы поведения в православном храме» не являются ни общеизвестными, ни элементарными, а в первую очередь в том, что самой Сыровой не известен общеизвестный и элементарный закон формальной логик, носящий название «закона достаточного основания», в соответствие с которым вывод считается истинным только в том случае, если он неизбежно и определенно следует из совокупности фактов (логических посылок). Итак, Сырова  полагает, что поведение, противоречащее общеизвестным и элементарным правилам поведения  где – либо, выражает ненависть и вражду к тому сообществу, к сфере деятельности которого место совершенного правонарушения принадлежит. То есть, если Вы ругаетесь со школьным учителем, нарушая «элементарные и общеизвестные нормы» поведения в школе, то не удивляйтесь, сев  на скамью подсудимых за хулиганство, сопряженное с ненавистью к работникам образования. Вам не нравится, как Вашего родственника лечил в больнице и Вы поскандалили с врачом? Терапия судьи Сыровой позволит Вам обрести 2 – летнее душевное спокойствие в колонии за хулиганство, сопряженное с ненавистью к работникам здравоохранения. Вас  обманули при игре в карты, и Вы допустили нарушение  «элементарных и общеизвестны норм» поведения за карточным столом? В этом случае Вам просто на роду написано поразмыслить на скамье подсудимых о недопустимости ненависти или вражды к такой важной для страны социальной группе, как карточные шулеры.

На самом же деле нарушение общеизвестных норм поведения могут быть отражением не только вражды с ненавистью, но и непонимания важности и субъективной значимости этих норм, и обычного неуважения, не достигшего степени ненависти, и протеста, как это имело место в исследуемом случае.   

С упорством начинающего шамана суд снова и снова повторяет в приговоре: « Действия подсудимых глубоко оскорбили и унизили чувства, религиозные ориентиры потерпевших, им причинен моральный вред (кому- чувствам? Ориентирам? – А.Б.). Бранные слова, которые произносились в храме являлись хулой в отношении Бога и недвусмысленно понимались как проявление религиозной ненависти и вражды». Между тем:

- действия подсудимых не были каким – либо образом не имели своей целью воздействие на нравственный мир и эмоциональную сферу находящихся в храме лиц;

- ни в показаниях свидетелей, ни  в откровениях суда, ни в озарениях судьи Сыровой не названо ни одно чувство находящихся в храме лиц, которое было бы унижено и оскорблено, в связи с чем данный вывод суда следует признать непроверяемым;

- религиозными ориентирами человека являются те принципы, которыми он руководствоваться в жизни  при принятии решений; по смыслу понятие «религиозные ориентиры» можно оспорить, ослабить, укрепить, развить, но их нельзя ни унизить, ни оскорбить, так как они являясь свойством разумного существа, сами таковым существом не являются и каких либо чувств сами не испытывают;

- бранные слова произнесенные в Храме, не были адресованы Богу, не касались наделения Бога какими – либо качествами или чертами, в связи с чем, как это будет показано ниже, не являются богохульством;

- из приговора не ясно, почему описанные действия подсудимых «недвусмысленно понимались как проявление религиозной ненависти и вражды», кем они, таким образом, понимались, на чем основывалось такое понимание, каким образом, критика патриарха и политической деятельности церкви превратилась в хулу в отношении Бога.   

Оскорблением чувств верующих стало, по мнению суда, и использование масок вызывающе яркой окраски, которые являются предметами одежды, непристойной, с точки зрения церковных канонов, для данного места. Такой вывод также сделан судом без достаточных оснований, так как:

- в иконописи православной церкви, оформлении помещений, предметов культа православной церкви активно в  отличие от, например, некоторых протестантских церквей, активно используются  яркие и броские цвета;

-  яркая одежда прихожан, по правилам, сложившимся в церкви, является не непристойной, то есть порочащей, а неподобающей; она никого не порочит, но отвлекает человека от обращения к Богу;

- в приговоре отсутствуют доказательства, неоспоримо свидетельствующие о том, что яркий цвет был выбран подсудимыми в целях оскорбления чувств верующих, а не с иными целями, например, чтобы при видеосъемке выделяться из числа иных лиц и тем самым привлечь к себе внимание;

- из показаний потерпевших не следует, что их оскорбил именно яркий цвет масок.    

В приговоре также делается вывод о том, что незаконное проникновение в огороженную часть храма, предназначенную для совершения религиозных обрядов, нанесло глубокое оскорбление и обиду находившимся там православным верующим. При  этом солея называется в приговоре основополагающим и наиболее священным местом храма. Обвинение в проникновении в основополагающую и наиболее святую часть храма следует исключить из приговора, так как:

- наиболее святой частью храма является не солея, а находящийся за ней и отгороженной от нее Царскими вратами  алтарь;

- из показаний Самуцевич видно, что «в зале храма они начали искать открытую площадку, чтобы выступить. Нашли площадку они в центре храма, после ступеней. На площадке лежали ковры, они, группа Pussy Riot, предполагали, что по коврам могут ходить люди. По площадке ходили люди в светской, по их мнению, одежде, она, Самуцевич, знает только про алтарь, об амвоне и солее она не знала. В алтарь они заходить не собирались»;

- из показаний потерпевшей Солокогорской видно, что, когда  она  бросилась к калитке, предупреждая девушек, что им туда нельзя, пытаясь их удержать, Толоконникова, Самуцевич и неизвестное лицо уже вбежали на амвон, но ее кто-то оттолкнул; из показаний Солокогорской нельзя сделать вывод о том, кто именно - Толоконникова, Самуцевич или иное неизвестное лицо - игнорировали ее предупреждения и, когда она пыталась ее ухватить за плечо, смахнула ее руки; когда Алехина и неизвестное лицо тоже вбежали на амвон по центральной лестнице, Солокогорская пыталась пресечь их действия, объясняла, что женщинам на амвон нельзя; таким образом, из показаний потерпевший усматривается, что, требуя, чтобы женщины покинули солею, она не ссылалась на сакральный характер данных запретов;

- из показаний Сокологорской видно, что запрет на проникновение на солею касается не всех прихожан в целом, а именно женщин; в то же время из показаний обвиняемых видно, что они являются феминистками и ставят одной из своих целей обеспечение равноправия женщин и мужчин; впрочем, из других доказательств видно, что и женщины при определенных условиях, например, в разрешения священника, могут проникнуть на солею.

Изготовление выводов, не соответствующих содержанию доказательств, позволят предположить, что целью авторов приговора является попытка ввести российское общество в заблуждение. 

После прочтения этой части приговора так хочется вместе с апостолом Петром воскликнуть:  «Так отбросьте всякое зло, всякий обман, всякие наговоры!» (Первое письмо апостола Петра, 2:1)

  1. В действиях обвиняемых отсутствуют вмененные им признаки богохульства.

Согласно выводам суда, Толоконникова, находясь на солее и амвоне, подключила микрофон к звуковоспроизводящей аппаратуре, включила фонограмму с заранее подготовленной песней, содержание которой, с точки зрения норм Русской православной церкви, является богохульным и оскорбительным для верующих и священнослужителей. Однако ни в заключении психолого- лингвистической экспертизы от 23 мая 2012 года, ни в других доказательствах, вывод о том, что текст песен является «богохульным» или оскорбительным для верующих, не присутствует.

Под «богохульным» следует понимать высказывания, которые приписывают Богу такие действия и качества, вызывающие негативное отношение к Богу. Однако в описанных в приговоре высказываниях подсудимых таких суждений, высказываний или выводов не усматривается.

Понятие богохульства раскрывается, в частности, в Откровении Иоанна Богослова: «Он открыл свою пасть, чтобы произвести хулу на Бога – хулу на Имя Его, на Его жилище и на обитателей неба» (Откровение, 13:6). Итак, хулой на Бога является хула, обращенное на имя Бога, жилище Бога либо на его небесное воинство и иных обитателей неба. Однако в высказывания осужденных никаким образом не затрагивают ни Имя Бога, ни жилище Бога, ни обитатели неба.       

В приговоре говорится о том, что осужденные выкрикивали оскорбления в адрес Исуса Христа и Богородицы. Не приводя по понятным и уважительным причинам дословного содержания этих выкриков, суд вместе с тем не раскрывает содержания указанных оскорблений без дословного воспроизводства текста. С учетом того, что ненормативной лексики осужденными не использовалось, примененные осужденными вульгаризмы характеризовали не Бога, а патриарха, каких – либо относительно Бога осужденными высказано не было, суду надлежало конкретизировать, что понимается под «богохульством» и по каким признакам высказывания осужденных следует признать «богохульными». Однако сделано это судом не было. Таким образом, если суд признает сомнения неустранимыми, то их надо было трактовать в пользу обвиняемых, если же эти сомнения устранимы, то в приговоре должны иметь доказательства того, что выкрики обвиняемых носили характер оскорблений.

В то время следует отметить, что изучение Библии показывает, что сами по себе критические высказывания в адрес Бога не только  не рассматриваются, как богохульство, но даже включены в священный канонический текст Библии. Например: «Доколе, Господи, я буду взывать о помощи, а ты не слышишь, буду кричать тебе о насилии, а ты не спасаешь? Зачем посылаешь мне беды, равнодушно взирая на зло» (Книга пророка Аввакума, 1:2,3). Как мы видим, автор данного обращения, написанного во время войны с халдеями, выдвигает не только претензии к Богу, но и обвинения в адрес Бога. Включение этого текста в Библию позволяет сделать вывод о том, что ветхозаветные судьи все таки отличались от судей Хамовнического суда большей веротерпимостью.       




Subscribe
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments