an_babushkin (an_babushkin) wrote,
an_babushkin
an_babushkin

Испытание порядочностью. 18 ноября 2013 года состоялось заседание ОНК Г. Москвы в новом составе.

       В молодости я мечтал о карьере. Хотел быть успешным. Хотел быть благополучным. Хотел быть, как этот сейчас принято говорить, крутым.
Но то ли время было такое, то ли это – судьба любого, кто ищет личного успеха, однако все чаще и чаще мне приходилось выбирать между личным успехом и личной порядочностью. Не могу сказать, что с самого первого  раза я сделал  однозначный выбор,  однако , когда я делал неправильный  выбор, то начинал чувствовать укоры совести. Со временем так и повелось,  что поступить порядочно для меня всегда было более комфортно и привычно, чем поступить выгодно.



       Обо всем об этом  я вспомнил, когда 18 ноября 2013  года в здании Аппарата Уполномоченного по права человека в РФ  состоялось первое заседание нового ОНК.
Оно началось с боевых действий.
       Ещё до того, как собрание ОНК приняло решение о допуске журналистов. Журналисты стали требовать, чтобы их запустили  в зал заседаний.  Прямо во время голосования по этому вопросу журналисты ввалились в зал заседаний, вызвав немалое замешательство ведущего  данное собрание Александра Ильича Музыкантского, Уполномоченного  по правам человека  в г. Москве. Вскоре выяснилось, что журналистов, не дожидаясь решения  собрания провел член нового состава ОНК Москвы и член Общественной Палаты России Дмитрий Галочкин, председатель профсоюза Негосударственной  системы безопасности.
       Затем Дмитрий Евгеньевич водрузил кресло  между мною и Музыкантским, уселся на него и потребовал от  Александра Ильича объясниться, по какому праву тот ведет  высокое собрание.  Общими усилиями Музыкантского, Цветкова и моими удалось объяснить, что бывший префект ЦАО и заместитель мэра не самозванец, а человек, выбранный в этом качестве членами  Комиссии.
       Только ситуация начала успокаиваться, как член ОНК Москвы А.В. Цветков выразил недовольство действиями Уполномоченного по правам  человека в России Владимира Петровича Лукина, обвинив того, ни много, ни мало, как в обмане. Пришлось пояснять, что Лукин ни кого не обманывает, в здании Общественной Палаты РФ действительно идет ремонт, работает строительная техника,  и провести в нем заседание проблематично. Антон принес Лукину  извинения и в дальнейшем был одним из самых дисциплинированных участников  заседания: выступал он много и долго, но только после того, председательствующий реагировал на его руку  и предоставлял ему слово.
       Увы, этого нельзя сказать о некоторых членах ОНК, представлявших, условно говоря, силовой блок.  Так, член Комиссии Д. Тасбулатова  многократно обращала  внимание участников заседания на  угрозы со стороны  нового члена Комиссии Павла Пятницкого, а Р. Шавхалов  пожаловался на  угрозы со стороны члена Комиссии В. Калинина. Не хочется думать, что в команде Антона Цветкова рулят националисты (тем более, что жена Антона – осетинка), и я надеюсь, что несдержанные члены Комиссии взглянут на себя с стороны  и извинятся перед своими коллегами.
       Увы, хотя Павел Пятницкий по своим деловым качествам (все – таки, член Общественного Совета при МВД России недавнего состава), как человек мне симпатичен, должен отметить  еще одно его действо, трудно согласующееся с этикой члена ОНК.  Прямо во время  заседания он стал выставлять в фэйсбуке оскорбительные комментарии в отношении Лукина и Музыкантского. Запомнился такой: как же они могут защищать права человека, если при  выступлении даже не всегда нажимают кнопку для включения микрофона. Данные комментарии из Интернета зачитал А. Музыкантский. Даже некоторые опытные цветковцы от такого правозащитного модерна на некоторое время  потеряли дар речи.
       Затем мы перешли к принятию регламента. Выяснилось, что почти все регламент видели в Интернете, но почти никто его  не распечатал. Я сделал обзор отличий между старым и новым регламентом.  Но так как новый регламент содержал  институт Председателя и Сопредседателей, он вызвал осуждение Антона Цветкова и его сторонников, после чего 23 голосами против 17 (был засчитан переданный по электронной доверенности голос Елены Масюк) было решено  принять за основу старый регламент 2010 года.  Одновременно была выбрана рабочая группа по доработке регламента из 8 человек во главе со мною. Я пытался объяснить, что в старом регламенте нет заочного голосования и нам придется собраться  вновь, что маловероятно,  однако данный довод услышан как- то не был.
       Одно из главных сражений   развернулось вокруг института сопредседателей. Я пытался доказать, что главная угроза – угроза раскола комиссии, что в нынешней ситуации и при  имеющейся конфигурации институт сопредседателей гарантирует стабильность. Антон мне решительно возражал и даже  мой пример  с сопредседателями Президиума Совета при Президенте его не убедил. Теми же 23 голосами против 17 институт сопредседателей был  отвергнут.
       Следующая развилка  коснулась  вопроса о том, как голосовать – тайно или открыто. Очевидно наши оппоненты не верили, что при тайном голосовании их ждет тот же результат, что и при открытом, в связи с чем они сослались на невозможность изготовить бюллетени для тайного голосования. Когда же я сказал о том, что в соседнем кабинете  компьютер  и принтер просто стонут от желания напечатать бюллетени, вновь вступила в действие надежная и бескомпромиссная машина для голосования: 23 голосами против 17 было решено провести открытое голосование.
       После этого участвовать в заседании, где доводам  разума  противостояли доводы арифметического перевеса, уже не имело смысла.  Почти все видные представители правозащитной группы - Валерий   Борщев, Любовь Волкова, Анна  Каретникова , Люда Альперн и другие покинули зал. Александр Куликовский был единственным, кто остался в зале и проголосовал против избрания  Антона Цветкова председателем ОНК г. Москвы.
       В итоге председателем  стал А.В. Цветков, а 6 его заместителями – П. Пятницкий, Е. Меркачёва, В. Борщёв, М. Сенкевич и я. При этом согласия моего или Борщева спрошено не было.
Хотя кандидатура А. Куликовского была согласована между всеми противоборствующими силами  на должность ответственного секретаря,  его умение отстаивать собственное мнение не было оставлен без внимания: вместо него эту должность занял человек хороший, но малоопытный.
       Те, кто меня более – ли менее хорошо знают, понимают, что я не желаю Антону зла, напротив, мне бы хотелось, чтобы у него все получилось. Хотя я и понимаю, что в данном случае речь скорее всего идет о добром, но не исполнимом пожелании.
       Правильно ли мы поступили, покинув зал заседания? Я думаю, что правильно, так как  порядочные люди никогда не участвуют в фарсе. А в условиях такой поляризации голосов, открытое голосование  ничем, как фарсом обернуться не могло.
       Сейчас мы думаем о том, не  создать ли нам правозащитную  группу в Московской ОНК.
А. Бабушкин

Tags: Мероприятия, Общественный контроль, Совет при Президенте
Subscribe
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments