?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

По разным оценкам, 3  октября в Останкино и 4 октября около Белого Дома  было убито  от 200 до 4000 человек.
        Скорбя по каждому из павших, следует признать,  что значение трагедии  3-4 октября  1993 года выходит за пределы суммы трагедий этих людей.
          Построение в России дикого капитализма, война в Чечне, разгул преступности, залоговые аукционы, создание непобедимой бюрократической касты, нарушения со стороны правоохранительных   органов – это и многое другое стало  прямым следствием  событий октября 1993 года.

1.Размежевание.
          В 1990 году, являясь членом  движения Демократическая Россия, я был избран депутатом Мосовета по 127 избирательному округу.  Демократы имели в Моссовете подавляющее большинство из 450 депутатских мандатов.
          Я был молод, самоуверен и глуп и, когда меня спросили,  как я разберусь, каким образом голосовать по тем вопросам, в которых я не разбираюсь, я ответил, что посмотрю, как  голосует лидер  «Демократической России» Гавриил Попов и проголосую точно так же. Так я поступал  первые месяцы своего депутатства.
          Однако вскоре  стало очевидно, что голосовать так же, как Попов Г.Х. и его сторонники я не могу.  Первый серьезный  конфликт в демократическом Моссовете был связан с тем, куда должны деваться деньги от продажи жилья, строящегося в г. Москве за бюджетные средства: зачисляться в доходную часть бюджета,  или же попадать в некий Внебюджетный фонд неясного назначения.  Как можно догадаться,  депутаты категорически настаивали на «бюджетном варианте». Ю.М. Лужков (в 1990 –и.о.  председателя Мосгориспролкома, а с 1991 года – уже вице – мэр) почему- то был сторонником исчезновения денег во Внебюджетном фонде. Решение  Моссовета о том, что деньги должны зачисляться в бюджет, Правительство Москвы не выполнило. Одновременно  председатель жилищной комиссии Моссовета Лев Иванович Иванов  выясняет, что  большая часть жилья, предназначенная для очередников, беззастенчиво  продается.         Спокойные, но яркие и убедительные выступления Льва Ивановича заставляли  проникнуться уважением  к нему  уважением даже его оппонентов.  Тем не менее, переломить ситуацию нам не удалось: если 190 году срок нахождения в общей очереди на жилье составлял  около 8 лет, к 1993 году он подскочил до 10.
           Второй серьезный конфликт разгорается осенью 1991 года и был связан с назначением  начальника ГУВД г. Москвы. Закон в те времена был таков: Комиссия Моссовета по законности рассматривала кандидатуры соискателей, и давала свои рекомендации  сессии Моссовета.  Сессия принимала  решения, после чего председатель Моссовета  данное решение подписывал, а министр внутренних дел СССР издавал приказ о назначении  начальника.  Если не ошибаюсь, мы рассмотрели  8 кандидатур.  Вначале наши симпатии были на стороне начальника  Главного управления кадров МВД СССР Игоря Васильевича Астапкина  (с этим чудесным человеком, офицером и поэтом я дружу до сих пор), но затем чаша весов склонилась в пользу специалиста по борьбе с организованной  преступностью генерала Вячеслава Сергеевича Комиссарова.
           По предложению комиссии по законности сессия Моссовета назначает Комиссарова начальником ГУВД г. Москвы. Однако председатель Моссовета Гавриил Попов отказывается подписывать это решение. Председатель комиссии Юрий Петрович Седых – Бондаренко обращается за поддержкой к Б.Н. Ельцину и Р.И. Хасбулатову. На словах они были вроде бы за нас,  но идет неделя, другая,  а вопрос о назначении начальника ГУВД так и не решается. В  марте 1991   года группа депутатов Моссовета , кажется, из 7 человек (был среди них и я), по инициативе Юрия Петровичаначинают в здании  Моссовета голодовку. В Мраморном зале мы  установили раскладушку. День на 7-й нам обещают решить вопрос с назначением Комиссарова  и мы голодовку снимаем. Но ничего не происходит: нам объясняют, что во всем виноват  недавно назначенный на свою должность министр внутренних дел РСФСР и чиновники из союзного МВД.
           В сентябре 1991 года после провала путча мнимые противники назначения Комиссарова исчезают  с политической арены. Моссовет подтверждает свое решение,  но противодействие продолжается. Тогда в сентябре 1991 года начинается вторая голодовка, на этот  раз в холле перед аптечным пунктом Белого Дома. Эта голодовка продолжалась уже 14 дней.  Правда, я своих товарищей не то чтобы предал, но на 6-й день голодовку прервал, поехав на съезд Партии труда (членом которой ч в те времена являлся) в Ленинград. Через 4 дня вернулся,  голодовка продолжалась и я присоединился к ней вновь.
           Голодовка прекратилась тогда,  когда российские власти пообещали назначить генерала Комиссарова  начальником ГУВД.  Около месяца Вячеслав Сергеевич пробыл и.о. начальника. Однако, соблазненный   более высоким постом, примерно в октябре дал согласие на  должность первого заместителя министра.  А начальником ГУВД  стал инженер Аркадий Мурашов, хороший и порядочный человек (во время второй голодовки он поил нас минералкой; это тебе, Аркадий Николаевич, я обязан тем, что до сих пор люблю «Ессентуки», ты меня к ним приучил),  но ни чего не понимавший в деятельности  милиции, но главное -  лояльный к Попову и его команде.
           Вторая голодовка – и не где- нибудь, а в Главном здании  страны, привела меня и еще около ста депутатов к неутешительному выводу- новые московские власти, которым мы доверяли,  использовали нас в качестве ширмы.
           Примерно в это же время фракция «Демроссия» в Моссовете раскалывается, и от нее отделяется не очень многочисленная, но влиятельная  депутатская группа «Законность и народовластие», в которую входят демократы, стоящие на патриотических позициях. Лидером этой фракции, а затем и заместителем  председателя Моссовета  становится полковник милиции в отставке Юрий Петрович Седых –Бондаренко, - один из самых светлых и порядочных людей, которых я встречал в своей жизни.

2.Противостояние.
           4 ноября 1992 года появляется  заявление фракции «Законность и народовластие», в котором говорится: «Через средства массовой информации так или иначе подконтрольные мэрии, москвичам навязывается представление о том, что выборы главы администрации в городе являются «дестабилизирующим фактором», «ненужной тратой бюджетных средств». Как мы сегодня знаем, в дальнейшем эта идея – выборы не нужны, сверху виднее, кто будет править, почти на 10 лет лишила россиян выборов глав субъектов федерации.
           Накануне открытия 7 Съезда народных депутатов в Москве  ощущалась реальная опасность  того, что Президент Ельцин решит свой конфликт с депутатами силовым путем. 11 ноября 1992 года   фракция «Законность и народовластие» вносит на сессию Моссовета проект решения «Об угрозе антиконституционного антигосударственного  переворота и мерах по его предупреждению». В заявлении  говорилось:  «Последние высказывания Президента РФ Б.Н. Ельцин, некоторых членов Правительства РФ… вызывает серьезные опасения за неприкосновенность демократических институтов, обеспечения соблюдения законности и прав граждан в нашем государстве… Очевидно, что  возможные инициаторы переворота пойдут на все, вплоть до роспуска, приостановления деятельности либо лишения части полномочий конституционных органов государственной власти, а возможно и на применение силы против мирного населения».
           Ноябрь 1992 года так не стал месяцем переворота. Почему? Я бы выделил 4 следующие причины:
- решительная и оперативная реакция Моссовета на действия тех, кто делал ставку на переворот;
- относительно высокий уровень доверия населения  к советам народных депутатов;
- наличие в силовых ведомствах достаточно сильной прослойки руководителей, настроенных против силовых методов  решения политических противоречий; достаточно вспомни, что в то время первым заместителем Министра внутренних дел России был генерал В.С. Комиссаров;
- политическое лобби тех, кто разворовывал  страну, к этому времени  еще недостаточно окрепло.
           7 декабря 1992  года группой депутатов Моссовета, входящих во фракцию «Законность и народовластие», в числе которых был и я, было принято заявление в связи с принятием  Моссоветом  бюджета 1992 года. Не смейтесь:  проект бюджета был представлен администрацией города лишь в сентябре 1992 года, а бюджет был принят чуть ли не накануне Нового Года. «Принятие бюджета является по сути дела санкцией на разграбление мэрией Москвы значительной части доходов города. Тем самым бюджет носит криминальный характер. По оценкам депутатской экспертизы укрытая администрацией сумма доходов города составляет  не менее 70 млрд. руб. Старая и новая номенклатура сомкнула свои ряды».
           25 декабря 1992 года Моссовет принял обращение к 7-му съезду народных депутатов России. В обращении и говорилось о том, что указами Президента ряд полномочий Моссовета незаконно передан органам исполнительной власти. «По результатам принятых Вами решений определится путь проведения реформ в России – в условиях демократии и разделения компетенции властей либо в условиях подавления представительной, судебной власти бесконтрольности власти исполнительной, действующей без сдержек и противовесов»,  - можно сказать, пророчески говорилось в заявлении.
           9 декабря 1992 года между Съездом и Президентом России вспыхнул конфликт. 10 декабря 1992 года, выступив на Съезде, Б.Н. Ельцин впервые высказал угрозу разгона представительных органов власти. В этот день мы  от фракции «Законность и народовластие» выступили с таким заявлением:  «произошедшее - … свидетельство закономерного краха антигосударственного, антинародного по своей сути, направленного против элементарных прав человека прономенклатурного курса Ельцина –Гайдара, развернувших под предлогом проведения социально – политических и экономических реформ беспримерную по своим масштабам и наглости компанию демагогии и разграбления национального достояния России…, поощрения административного произвола…стоивших простым гражданам России невиданной для условий мирного времени нищеты, граничащей с угрозой тотального вымирания… Именно российский Президент не смог или не захотел воспользоваться данной ему властью в интересах россиян… действуя в интересах достаточно узкого и безразличного к интересам России номенклатурно – мафиозного слоя». В обращении  высказывалось требование о том, чтобы Ельцин либо подчинился Съезду депутатов, либо был отрешен от должности. «В День прав человека, - писали мы 21 год назад, - не худо было бы уяснить одну элементарную истину, что… нет и не может быть никаких особых, плохих и хороших конституции и законов, а  есть только            Конституция и законы действующие».  Слова «есть» и «действующие» были выделены жирным шрифтом.
В декабре 1992 года фракции «Законность и народовластие» удалось добиться от Моссовета   принятие решения о выборах главы  Московской городской администрации.  Однако это решение так и не было выполнено.
           25 января  фракция «Законность и народовластие» принимает обращение к Верховному Совету России. В заявлении содержится осуждение постановления Президиума Верховного                  Совета «О статусе и структуре органов управления г. Москвы - столицы РСФСР», как резко ограничивающее  полномочия в г. Москве представительных органов  власти. Позднее, в сентябре – октябре  1993 года именно это постановление  породит ту беспомощность Моссовета,  которая не позволила   ему прийти на помощь Верховному Совету России. «Но, если несоблюдение Конституции и законов оправданно для Москвы, можно и осуждать Татарстан и Чечню? Не с Москвы ли начался тот процесс распада Российского государства, над остановкой которого ломают сегодня голову… представители власти…» У нас  были основания так писать: единое правовое пространство России в 1991 году  было нарушено ничем иным, как придумыванием специальных законов для Москвы.  Сегодня в это верится с трудом, но именно с Москвы начинается в России «парад суверенитетов»,  который чуть было не закончился расколом страны.
           В январе активизируется информационная  война  против  представительных органов власти. 14 января 1993  в «МК» появляется  статья «Моссовет садится на метлу. На сегодня намечен шабаш в Мраморном зале», где поливались грязью депутаты, вошедшие в состав Комиссии по организации выборов главы администрации г. Москвы,  но особенно почему – то доставалось мне. Говорилось о том, что я … вымогаю деньги у подростков.

А. Бабушкин

(окончание следует)
promo an_babushkin november 20, 04:27 2
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars