?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

7. Вооружен и очень опасен.

Статья 31.2 предусматривает применение оружия сотрудниками УИС. Случаев, в которых они вправе применить оружие всего семь: для защиты от посягательства на жизнь и здоровье, для пресечения попытки завладеть оружием или транспортным средством УИС, для освобождения насильственно удерживаемых лиц или зданий, для задержания заключенного, застигнутого  при  совершения преступления, посягающего на жизнь и здоровье,  для задержания заключенного, оказывающего вооруженное сопротивления или отказывающегося сдать имеющееся при нем оружие, взрывчатое или ядовитое вещество, для отражения вооруженного или группового нападения, для пресечения побега из СИЗО, ИК или конвоирования либо их насильственного освобождения.

Следует отметить, что данная  статья имеет важную оговорку: орудие применяется только тогда, если  другими мерами  пресечь одно из перечисленных безобразий невозможно.

Правда, не  все в этой статье достаточно гладко. Взять, к примеру, стрельбу при  попыткой завладения транспортом УИС. Если, скажем, заключенный пытается завладеть вертолетом генерала, то здесь все ясно. А, если это не вертолет генерала и даже не мусоровоз начальника тыла, а всего лишь телега  с  конем Петькой, неосторожно названным в честь президента соседней страны? Надо ли стрелять в этом случае? Будет ли сотрудников помнить в решающий момент, что  оружие применяется только тогда,  когда другим способом противоправное деяние не остановить?  

Вызывает вопросы и определение вооруженного сопротивления, содержащееся в этой статье. Итак, вооруженным сопротивлением и вооруженным нападением признаются сопротивление, нападение, совершаемые с использованием оружия любого вида, либо предметов, конструктивно схожих с настоящим оружием и внешне неотличимых от него, либо предметов, веществ и механизмов, при помощи которых могут быть причинены тяжкий вред здоровью или смерть. Возьмем обыкновенный карандаш или ручку. Ими  можно причинить тяжкий вред здоровью? Да запросто: удар карандашом в глаз никому не понравится. Но значит ли это, что  лучшим аргументом на зажатый в руке карандаш  является автоматный залп.  Вы скажете, что никто не будет  стрелять по человеку, вооруженному карандашом, зажигалкой или  обломком тротуарной плитки. Дай то Бог. Но новый закон вполне разрешает такого человека застрелить. И это при том, что за почти полтора века существования нашей тюремной системы как-то обходились без этого.

Статья повторяет запрет на применение оружия в отношении инвалидов, несовершеннолетних и беременных (со всеми  отмеченными выше изъянами), кроме случаев, если они вооруженно сопротивляются или нападают. Не следует инвалидам и беременным также и нападать в группе: в этом случае их также может ждать пуля.

Статья  заканчивается запретом применять оружие при значительном количестве людей, если могут пострадать случайные люди.
Новая статья 31.3 устанавливает гарантии личной безопасности вооруженного сотрудника УИС, аналогичные таким же нормам для полицейских: сотрудник вправе обнажить огнестрельное оружие и привести его в готовность при наличии оснований для его  применения, а желание заключенного приблизиться к сотруднику или потрогать прикольную рукоятку его пистолета, может на законных основаниях закончиться стрельбой.

8.      Вооружен и не очень опасен

Право применения оружия и спецсредств получили также сотрудники уголовно-исполнительной инспекции, которые работают с условно осужденными и с осужденными к наказаниям, не связанным с лишением свободы, находящимися под домашним арестом.

Если такой сотрудник применил что –то из указанного выше, то материалы об этом прокурору направляет начальник инспекции, а порядок направления этих материалов направляет ФСИН России.

Сотруднику инспекции предоставляется право применять физическую силу для пресечения уголовных преступлений и административных правонарушений. Впрочем, если я не ошибаюсь, то такое право имеет любой гражданин.

Из спецсредств сотрудник УИИ получил право применять резиновые палки, наручники, электрошоковое устройство, газовые средства.  Например, если обвиняемый, находящийся под домашним арестом, дает понять, что хочет причинить  при  доставке к следователю вред  окружающим или себе (во время нахождения дома, напакостить себе такой обвиняемый, естественно, не может) то  инспектор УИИ вправе надеть на него наручники,  а при их отсутствии даже применить подручные средства, например во время попавшуюся бельевую веревку.   

Орудие инспектор вправе применить при защите жизни и здоровья, отражения попытки завладения оружием, вооруженного или группового нападения на здания инспекции.

9.      Итог или о тайном, которое всегда станет явным.

Попробуем подвести итог.

Самые страшные и одиозные  нормы в закон не попали. А их было  весьма и весьма немало, штук 20 по моим подсчетам.
Менее опасные и нелепые нормы частично попали в закон. Следует признать, что значительная часть из них за те 5-7 лет, что этот закон еще просуществует, либо никогда не будут применены, либо их применение станет  событием экзотическим.

Есть в законе и по настоящему опасные нормы. Их немного, но они есть и могут создать много проблем не только правозащитникам и журналистам, но также и самим руководителям ФСИН  и депутатам. То есть тем самым людям,  в результате договоренности  которых  законопроект промчался по Думе, как метеор, вызвав недоумение не только правозащитников, но и всего гражданского  общества в целом.

Возьмите хотя бы нормы о применении спецсредств в отношении беременных, беременность которых известна, но не очевидна,  либо  массовые водные  процедуры при  + 1 градусе по Цельсию либо расстрел злодея, вооруженного зажатой наперевес шариковой ручкой.  У Вас есть гарантии, что эти нормы не повлекут беду? У меня лично нет.

Более опасным представляется следующее. В прошлой Думе Ирина Яровая, которую трудно заподозрить в том, что она являлась я в Думе агентом правозащитников,  отказалась выносить этот закон на третье чтение  без положительного заключения СПЧ.  В новой Думе про СПЧ и не вспомнили. А, если и вспомнили, то, наверное, в каком –то непечатном контексте.

Что это – досадное упущение, обидный косяк, профессиональна промашка или новый взгляд на права человека?
Я думаю, что вскоре мы сможем получить ответ на этот вопрос.

Recent Posts from This Journal

promo an_babushkin november 20, 04:27 2
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars