?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

4 октября 1993 года с меня второй (и, надо сказать, последний)  раз в моей жизни сняли наручники.

Осенью 1993 года я снова защищал Белый Дом. На этот  раз уже от Ельцина.  После антиконституционного  указа о роспуске  Верховного Совета России, тысячи людей  потянулись к Белому Дому. На этот людей было раза в полтора-два поменьше. Среди этих людей был и я.

Так как защита Белого Дома продолжалась не три дня, как в 1991 году, а более 13  дней, люди устали,  и в трагический день 4 октября  людей около Белого Дома было не очень  много. А со мной в этот день произошло вот что. Потрясенный расстрелом людей в Останкино вечером 3 октября,  я прибыл в Моссовет, затем  добрался до Кропоткинской, где находилась резиденция Патриарха, пытался попасть к Патриарху Алексию  Второму,  чтобы тот обратился к Президенту о прекращении кровопролития, однако его секретарь отец Александр сказал мне о том, что у Патриарха предынфарктное состояние  и тот принять меня не сможет. Пешком с Чистого переулка  я отправился к Белому Дому.

На троллейбусе я доехал до Арбата. Мне казалось, что  после того ужаса, что произошел в Останкино,  власти не решатся стрелять в людей. Но я ошибался. К этому  времени провокаторы-снайперы, которых, если  верить тому, что я узнал в дальнейшем, были подосланы из ведомства М.И. Барсукова, уже убили немало случайных прохожих  и просто любопытных людей,  все это было свалено на защитников Белого Дома. По радио и телевидению ведущие рассказывали все новые и новые ужасы о защитниках Белого Дома или, как их тогда называли «красно-коричневых».

Еще не понимая, что  и я оказался  одним из таких «красно-коричневых», добравшись до Арбата (троллейбусы, как  я помню, в это время  не ходили, и я шел пешком по Арбату), я решил пройти к Белому дому.

Конкретного плана у меня не было. Я  надеялся найти  А. Головина, добраться до В. Баранникова  и постараться через председателя Конституционного Суда Зорькина В.Д. (а тогда это был мужественный и независимый человек) инициировать переговорный процесс. Я еще не  знал, что провокаторы сделали свое черное дело и к переговорам мало кто готов: Руцкого убедили,  что к Москве  движутся войска, верные Конституции и  парламенту, а Ельцина убедили, что снайперов убийц, расставляли чуть ли не лично Руцкой и Хасбулатов,  а планы защитников Парламента направлены  на ликвидацию Ельцина и его окружения.  Мифы,  созданные хорошо организованной бандой заговорщиков, столкнули две достаточно позитивные силы и изменил историю России. Я не оправдываю Ельцина: чтобы  тебя обманули, если в твоих руках  самый мощный доступ к информации, такого  обмана надо страстно хотеть.

Но мифами питались на только защитники Ельцина и сам  президент. Мифами были наполнены и  головы московских милиционеров.  Позже, один  из них мне рассказывал: им говорили о том, что  депутатов Моссовета, которых они обнаружат около Белого  Дома надо немедленно задерживать, так как те  прибыли для организации  вооруженного сопротивления.  

По пути к Белому Дому, когда я перешел мост через Новый Арбат и направлялся к парламенту, туда, где уже раздавался звук автоматных выстрелов и  гром орудийных залпов, метрах  в 200 от здания СЭВа, ставшего зданием Мэрии, около  моста меня опознали двое милиционеров.  «Депутат Моссовета?» - спросил меня один из них.  Полагая, что  они намерены оказать мне содействие  в проходе  к зданию парламента,  я кивнул и даже достал свое депутатское удостоверение.  «О, сам Бабушкин!» - обрадовался старший лейтенант, по возрасту – мой ровесник.  Мне заломили руку за спину и повели назад. По дороге мне высказывали претензии,  что  многих милиционеров наказали по моим жалобам о  применении ими пыток.  «Вообще-то  Вы получаете городскую доплату к зарплате благодаря  моей поправке» - заметил я.  После этого  отношение ко мне улучшилось.

Мы зашли на мост через  Садовое кольцо, где меня положили  на землю и  часа  три  продержали  по дулом автомата. Вскоре рядом со мною уже лежало человек восемь. Когда я начинал поднимать голову  или  крутить ею по сторонам, меня били ногой по подошве туфель. Много людей мимо нас вели от Белого Дома. Некоторых клали рядом, других заводили в вереницу  поставленных рядом автозаков.

Еще никогда  у меня не было возможности так близко рассмотреть мир насекомых. Один жучок ползал передо мною минут 30 по своим жучиным надобностям, и я даже расстроился, когда он куда –то уполз. Затем появился  паук, чем-то похожий   на одного из наших  конвоиров, я повернулся, чтобы сравнить их, но получил удар на это раз по колену. Мое исследование  провалилось.

Кто-то из задержанных шепотом  сообщил, что Белый Дом взяли, депутатов  Верховного Совета схватили  и повели их через живой коридор  их противников.  Противниками оказались молодые торговцы в основном из ларьков от Киевского  вокзала. Они  плевали  и кидали огрызки, а наиболее активные даже  пытались ударить тех людей,  которые подарили им свободу торговли.  Пройдет всего лишь 10 лет и повзрослевшие торговцы поймут разницу между той властью, которую свергли под их улюлюканье, и ой властью, что  пришла  ей на смену.   

Затем  на нас надели наручники, погрузили в автозак, п 12 человек  в отсеке, и куда-то повезли.  Через  некоторое время автозак остановился.  Когда  дверь открылась, я понял, что нас  привезли  в СИЗО № 3, которое я проверял как  раз накануне. Трудно передать выражение  лица начальника СИЗО Евгения Николаевича Дмитриева,  когда он  увидел меня  среди  выгружаемых из  автозака товарищей. Обстановка в СИЗО была доброжелательной; сотрудники с сочувствием  смотрели на тех, кого выгружали  из автозаков.

В камере сборного отделения я провел час с небольшим.  Дмитриев  просил, чтобы у меня побыстрее  взяли объяснения и отпустили. Но впереди было несколько многодетных отцов.  После них меня допросил следователь, который отнесся ко мне весьма доброжелательно.  «Поставьте подписи здесь и здесь,» - сказал мне он. Я поблагодарил его за объективность. «Я же Ваш избиратель», - ответил мне он.
Только прибыв домой, я узнал что около Белого Дома погибло более ста человек.  Возможно, те, кто меня задержал, спасли мне своим  противозаконным поступком жизнь.

Расстрел Белого Дома стал прелюдией к войне в Чечне, Норд-Осту, Беслану, многочисленным терактам, обнищанию населения, ликвидации  свободы торговли, залоговым аукционам и тысячам других преступлений, больших и маленьких.

Как я уже писал в своей заметке от августа 2016 года, на следующий день, меня вызвали  в Мэрию Москвы, где товарищи, находившиеся в те драматические дни с другой стороны баррикад, вручили мне  медаль «Защитнику Свободной России» за защиту Белого Дома в 1991 году.          

Но они  еще не знали, что тогда 3 и 4 октября 1993 года проиграли и мы, и они. И проиграли не те 50 тысяч, что участвовали  в этих  событиях с обоих сторон (увы, защита Белого Дома 4 октября массовой не была; как знать,  может быть против 200 тысяч человек они бы и не   двинули танки!), а проиграло  целое поколение.

Recent Posts from This Journal

promo an_babushkin august 23, 2015 23:58 6
Buy for 100 tokens
Это – моя предпоследняя заметка, написанная по впечатлениям поездки во Вьетнам в августе 2015 года. Название Муй Не означает «спокойный нос корабля». Первые отели возникли здесь в 1995 году, когда в Муй Не произошло полное солнечное затмение. Посмотреть на него собрались тысячи туристов, однако…

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars