an_babushkin (an_babushkin) wrote,
an_babushkin
an_babushkin

Categories:

Система контроля за тюрьмами в США.

Основаниями для надзора за тюрьмами является Закон о свободе информации, который предоставляет каждому гражданину право затребовать информацию, кроме содержащей сведения о безопасности и частной жизни, а также Закон CRIPA.


Первое посещенное нами ведомство в Вашингтоне – Минюст (он же Департамент юстиции; в Америке все скромнее, чем у нас). Здание, в которое мы пришли – не основное здание Минюста, а офис нескольких отделов Департамента. Охраны в здании нет. Дежурный в штатском дает нам книгу, куда каждый из нас себя вписывает, после чего визитер получает наклейку со своим именем. Поднимаемся на 4-й этаж и попадаем в круглый куполообразный зал. Одна стена зала занимает 2/5 всего периметра, застеклена и выходит на улицу. Вторая стена – окна служебных кабинетов, выходящие прямо в зал.Контролем за федеральными тюрьмами в США занимается специальный отдел при Генеральном инспекторе.

Его аналог по контролю за тюрьмами штатов и графств – Отдел особых гражданских процессов Минюста США. Джудит С. Престон является заместителем начальника этого отдела. Небольшой, но весьма влиятельный отдел был создан в 1980 году после ряда скандалов о нарушении прав человека в тюрьмах штатов и графств и занимается контролем за соблюдением прав заключенных.Отдел действует на основании принятого в 1980 году закона СRIPА (Закон о гражданских правах лиц, содержащихся в казенных учреждениях; разд. 42 пар. 1997. Предметов контроля по этому закону является учреждение штата (либо предоставляющее услуги от имени штата), которое является тюрьмой, колонией, СИЗО, ИВС, местом содержания до суда несовершеннолетних, местом содержания душевнобольных, инвалидов, лиц с задержкой развития. Закон распространяется также на содружество Пуэрто- Рико и другие территории США. Однако под его действие не подпадают учреждения, в которых правонарушители не проживают, а также частные учреждения, действующие на основании лицензии или за счет финансовых платежей штата. Закон позволяет заявлять иск в окружной суд на территории США Генеральному прокурору США, если он установит, что лицо, находящееся в указанных выше учреждениях, содержится «в плохих или ужасных условиях, лишающих таких лиц прав, привилегий или иммунитетов, обеспеченных или гарантированных Конституцией или законам США». О запланированном расследовании генпрокурор обязан уведомить за 49 дней до начала расследования губернатора штата, прокурора или главу юридического ведомства штата, а также директора казенного учреждения, указав в уведомлении характер нарушения, факты, на основании которых сделан вывод о нарушении, минимальные меры, которые могут привести к исправлению ситуации. При передаче дела в суд Генпрокурор обязан доказать, что он уведомил всех указанных должностных лиц о нарушениях, предоставил им время для исправления этих нарушений, установил, что это время было достаточным для исправления ситуации, что иск является общественно значимым и будет способствовать восстановлению нарушенных прав, привилегий и иммунитетов, гарантированных Конституцией или федеральными законами. Однако в течении 90 дней после возбуждения гражданского дела Генпрокурор не может вступать в процесс. О вступлении в процесс Генпрокурор не позднее, чем за 15 дней снова обязан уведомить губернатора, главу ведомства и директора казенного учреждения. Если сторона, против либо в интересах которой подан иск, выиграла дело, то ей могут быть возмещены услуги на адвоката. Закон устанавливает, что лицо, которое сообщило о нарушениях, не может быть подвергнуто преследованию. Есть в законе СRIPА и пара ложек дегтя: до исчерпания способов административного урегулирования заключенные не вправе подать иск в суд, а бездействие или халатное отношение штата к процедуре рассмотрения жалоб не является основанием для подачи иска. При подаче иска заключенным, сумма гонорара для адвоката не должна превышать 150 % от размера компенсации. Не может быть подан иск о возмещении моральных или эмоциональных страданий, если заключенный не может продемонстрировать причиненную ему физическую травму. Участие заключенного в суде проводится при помощи телефона, видеомоста или иным образом без перевода заключенного из учреждения. Вместе с тем слушания могут проводиться непосредственно в учреждении, однако защита в этом случае вправе участвовать в деле при помощи телефона или ВКС. Об исках по данному закону, их последствиях, помощи штату по исправлению условий, вызвавших нарушения. В законе есть и оговорка о том, что на его основании а не могут разрабатываться нормы, имеющие характер стандартов.

В отделе особых гражданских процессов Минюста работает 47 юристов, в ведении которых находятся все СИЗО, тюрьмы, детские дома, психиатрические больницы, расположенные на всей территории США и не имеющиеся федерального подчинения либо не являющиеся тюрьмами резерваций. В резервациях существует своя система контроля.

Основанием для проведения проверки является не только обращения самих заключенных, но и обращения людей, посещающих тюрьмы, правозащитных организаций, адвокатов. Отделение получает около 10 тыс. писем в год, однако реагировать на все обещания не может, отдельные случаи не расследует, а начинает заниматься расследованием, лишь придя к выводу о том, нарушение носит системный или, как выразилась наша собеседница, модельный характер. Обращения в отдел поступают и из Конгресса, конгрессмены интересуются, что сделали по обращениям их избирателей. Ежегодно отделение отчитывается перед Конгрессом обо всех проведенных в течении года расследованиях. Всего в год отделением проводится около 20 расследований.

Отделение выявляет причины, по которым допускается нарушение. Например, если сотрудник видит, что что- то не так с сотрудником тюрьмы, то его не обязательно увольняют, а пытаются решить проблемы, которые повлекли нарушение

Проблема состоит в том, что реформа, произведенная отделом в данной тюрьме, не обязательно будет произведена в соседнем тюрьме или в соседнем штате, где есть та же проблема. Важным способом воздействия является публикация данных расследований в СМИ и Интернете. Публикуются на специальной страничке также и поступающие письма. Эта практика позволяет подтолкнуть многих руководителей тюрем на изменения, не дожидаясь приезда сотрудников отделения. До начала проведения проверки сотрудники отделения пытаются договориться с администрацией штата и руководством тюрьмы об устранении нарушения.

Если штат не согласен с выдвинутыми к ним требованиями, то отдел обращается в суд. Обычно это делается в случае наличия неопровержимых доказательств нарушений, так как иски, поданные от имени федерального правительства к властям штата требуют очень серьезного отношения и тщательной подготовки.

Так, при обращении по жалобе правозащитной организации Хьюман райтс вотч в 2002 году с иском в суд к администрации СИЗО г. Балтимор было, в частности, установлено, что детей – правонарушителей сажали в клетку, после чего другим детям предлагалось оскорблять и бить нарушителей. Нарушители порядка содержания переводились в комнату без окон.

В каждом штате имеются региональные управления Генеральной прокуратуры США и департамент юстиции этого штата, однако Отделение направляет им поступающие жалобы только тогда, когда поступающей информации для окончательных выводов не достаточно. Появление представителей Отдела я в тюрьме штата, как правило, означает, что у штата нет ресурсов или возможностей добиться соблюдения гражданских прав.

Власти штата могут не пустить сотрудников отдела для проведения проверки. Однако за 20 лет подобное происходило только 5 раз.

Отделение создано не для того, чтобы бороться с людьми, а для того, чтобы решить проблему. Но иногда расследование заканчивается увольнением.

Закон Крипа не разрешил Министерству юстиции создавать стандарты, поэтому Отдел должен контролировать соблюдение стандартов, разработанных другими субъектами (например, Ассоциацией врачей, судом, а при отсутствии стандартов, разработанных профессиональными ассоциациями, – другими уважаемыми организациями).

Отдел также контролирует соблюдение в подконтрольных учреждениях закона «О религии». Сотрудникам отдела приходилось разбирать жалобы сикха, которого заставляли брить бороду, не выдавали еду, соответствующую религиозным традициям заявителя, не выдавали иной религиозной литературы, кроме Библии.

В большинстве случаев после расследования Отдела на изменение ситуации уходит около 5 лет. В течение года Отдела контролирует изменение ситуации, и, если ситуация не меняется, то Отдел может обратиться в суд.

Джеффри Мурай является судебным адвокатом Отдела. В 2000 году от организации Human Rights Watch была получена жалоба на нарушение прав человека в тюрьме города Балтимора. Проверка проводилась в 2000-2001 годах. В 2002 году был опубликован отчет, который включал в себя 108 рекомендаций. Между Отделением и администрацией штата Мэриленд было заключено мировое соглашение и представителям отделения не пришлось идти в суд. Однако по прошествии контрольного срока был сделан вывод о том, что рекомендации выполнены не в полном объеме, в связи с чем срок наблюдения был продлен. Этот срок не закончился до сих пор и Джеф осуществляет наблюдение за Балтиморской тюрьмой (СИЗО). Предметом контроля является: качество и объем медицинской помощи, квалификация врачей, недостаточность количества сотрудников, наличие оружия у заключенных, возможность образования для несовершеннолетних с дефектам слуха и речи, отправка жалоб, пожарная безопасность, качество матрасов и кроватей, туалетов, наличие насекомых. Тюрьма проверяется каждые пол года, а иногда и чаще.

Если мы видим проблемы, которые должны быть немедленно устранены, - сказал Джеф, - то мы в течение дня направляем письма. Эта работу, которую сотрудники отдела называют аварийной, они ставят выше, чем юридическую помощь. Информация об аварийных мерах вносится в юридический отчет. Такую аварийную помощь пришлось оказывать летом 2010 года: столкнувшись с жаркой температурой, сотрудники стали проверять, есть ли план помощи людям, которые плохо переносят жару.

Джессика Гинзбург работает в Отделе по охране гражданских прав Департамента юстиции (то есть Минюста) США – другом подразделении по осуществлению контроля за тюремной системой. Она – директор отделения профессиональной подготовки. Отдел возглавляет помощник министра юстиции Томас И. Перез. Отдел занимается вопросами борьбы с дискриминацией (на гендерной, расовой, национальной основе), торговлей людьми. Вопросы дискриминации находятся, как в ведении штата, так и в ведении федерального правительства. Если отдел гражданских прав приходит к выводу о том, что штат сделал достаточно для устранения дискриминации, то он не вмешивается. Основным методом работы отдела является обращений в суд, но используются для защиты конституционных прав и другие методики – посредничество, издание специальных распоряжений, обучение персонала, профилактика.

Отдел возбуждает дело только тогда, когда есть серьезные доказательства нарушения, и нет сомнений в нарушении конституционных прав. Однако отдел – не единственная структура, куда можно жаловаться, так как существуют прокуроры, частные адвокаты и т.д.

Одно время выдвигалась идея создания единой национальной системы информации о нарушениях правоохранительных органов, однако эта идея поддержки не получила.

За превышение власти по законам США может наступать, как гражданская, так и уголовная ответственность. Первая наступает, если нарушение было допущено не осознанно, вторая – если нарушение имело место умышленно. Умысел будут определяться в первую очередь тем, какое обучение прошел сотрудник. Чем хуже уровень обучения, тем легче доказать нарушение в рамках гражданской ответственности. Если ведется одновременно и гражданское, и уголовное дело, то на период рассмотрения уголовного дела, гражданское дело приостанавливается. Это связано с тем, что свидетель при допросе по гражданскому делу может дать показания, которые затем будут использованы для развала уголовного дела.

Расследование может вестись против любого служащего любого федерального органа.

Основными предметами расследования нарушений являются применение силы, сексуальные нападения, отказ в предоставлении медицинской помощи, лжесвидетельства, досудебное задержание, нарушение сроков, в течении которого задержанный предстает перед судом. Задержанный должен предстать перед судом в течение 48 часов, но в чрезвычайной ситуации (торнадо, наводнение) этот срок может быть больше. В США действует процедура ускоренного рассмотрения дела, которая предусматривает право на рассмотрение дела в течение 7 дней с момента ареста. Наличие большого количества дел у судьи или следователя не является основанием для нарушения данного права.

Джессика рассказала о случае неоказания медицинской помощи, больному СПИДом. Был возбужден гражданский иск, однако трудно было сказать, кто именно из должностных лиц несет ответственность. В другом случае больному диабетом была вызвана мед сестра, которая наличие диабета не подтвердила, в связи с чем заключенный не получил помощь и скончался. Расследование показала, что причиной трагедии стала некомпетентность мед. сестры. В суде был возбужден гражданский иск. В еще одном случае дело было возбуждено против охранника и всей тюремной администрации за неоказание медицинской помощи осужденному, который был болен аллергией на металл, а на просьбу о замене металлических наручников пласмассовыми, был избит до крови, но мед помощи не получил. Данное дело рассматривалось в уголовном порядке. По гражданскому делу о возмещении ущерба Минюст просит представлять свою позицию в суде частные юридические фирмы. В этом случае Минюст определяет тех, кто пострадал от допущенного нарушения, но не добивается возмещение ущерба. В первых двух случаях, когда наступила смерть больного СПИДом и смерть больного диабетом, размер возмещения причиненного вреда составил по 2 млн. долларов.

Если человек был признан виновным, но его арест был незаконным с самого начала, то отделом может быть выдвинуто обвинение к виновным должностным лицам. Например, это может произойти в случае фальшивого ареста, когда полиция избила человека, а затем, чтобы доказать законность своих действий, утверждает, что человек напал на полицейского. В случае, если гражданин был избит в кабинете для допросов, то применяется метод «до и после»: выясняется, как гражданин выглядел до попадания в кабинет, и как выглядел после.

Структура по защите прав заключенных – инвалидов контролирует исправность лифтов, пригодность входов для инвалидов, готовит доклады о соблюдении в тюрьме прав инвалидов. Они работают на основании жалобы, после получения жалобы звонят в тюремное учреждение, а при отказе его администрации принять их представителей обращаются в суд.

Только в 2 штатах из 50 существуют законы штатов о контроле за тюрьмами - в Пенсильвании и Нью-Йорке. В Пенсильвании система контроля существует чуть ли не со времен первых поселенцев и встроена в Конституцию США. В штате Нью-Йорк закон о контроле был принят недавно.

Многие правозащитники, с которыми мы беседовали при нашей поездке, например институт «Вера», считают, что надзор за тюремной системой со стороны федерального правительства совершенно недостаточен.

Случаи привлечения сотрудников мест принудительной изоляции к уголовной ответственности в США достаточно редки. Так, в штате Южная Каролина, в августе 2010 года сотрудник офиса шерифа избил заключенного и предстал перед судом. Отмечается, что это первый подобный случай за 10 лет. Однако наказание за подобные действия весьма суровы: до 10 лет заключения либо до 250 тыс. долларов штрафа. 

Конгресс: Сенат + Палата представителей. 

Конгресс состоит из Сената и Палаты представителей. В его составе примерно 60 комитетов. Судьба законопроекта, обычно, решается именно здесь. После этого происходит обсуждение законопроектов в палатах Конгресса и собственно голосование. Затем Президент в течение 10 дней должен или подписать законопроект или вернуть его Конгрессу со своими возражениями. В этом случае Конгресс может преодолеть возражения Президента лишь приняв его более, чем 2/3 голосов каждой из Палат. Кстати, спикер сената – вице- президент США. Особенностью взаимоотношений исполнительной и законодательной власти страны является и то, что члены Правительства Конгрессу не подотчетны.

Нижняя Палата Конгресса – Палата представителей избирается на 2 года. В ее составе – 435 депутатов. Спикер Палаты представителей – глава парламентского большинства.

Наше посещение Капитолия мы начинаем не с Капитолийского холма, а с Сенатского центра. Сенатский центр представляет из себя 10- этажное здание, облицованное белым мрамором. Здание тщательно охраняется. Так как через него по подземному ходу можно попасть в Капитолий, то фотографировать снаружи здание нельзя. А вот в самом здании можно. Внутри здания – несколько огромных холлов, построенных по типу ленинградских дворов – «колодцев», но с крышами. Окна тех кабинетов, которым не посчастливилось оказаться с внешней уличной стороны, выходят в такой холл. В первом холле расположена огромная уродливая скульптурная группа под названием «Горы и облака»: несколько конусообразных тонких металлических плит скреплены под различными углами друг к другу, а на ними нависли «облака» - 3 металлические плиты разных размеров. Не исключено, что, когда в США принимаются не очень хорошие законы, в этом повинны те сенаторы, окна офисов которых выходят на этого 20 – метрового черного монстра.

Проходим мимо офиса сенатора из штата Иллинойс. Небольшая табличка извещает о том, что здесь в 2005-2009 годах трудился сенатор от штата Иллинойс Барак Обама.

Как нам рассказывают, у каждого сенаторы, обычно, по 5 сотрудников. Вместе с ними работают люди, прибывшие из офиса Федерального защитника, различных Агентств.

Посещаем офис сенатора Ричарда Дёрбина, который является председателем подкомитета по конституционным гражданским правам. В подкомитете 19 сенаторов. Он занимается вопросами соблюдения прав человека в тюремной системе, соблюдением прав человека при борьбе с терроризмом, наркобизнесом, выполнении антитрестовского законодательства. Сенатор представляет банк Иллинойс.

Сенатору Дёрбину поступают жалобы на депортацию. Сейчас разрабатывается т.н. «Закон о мечте», который запретит на 1 год депортацию тех, кто въехал вместе с родителями и не допустили правонарушений. Сотрудники офиса сенатора Дёрбина стараются в первую очередь освободить попавших в тюрьму за нарушение миграционного законодательства студентов.

Сенатский комитет осуществляет контроль за тюрьмами, по результатам контроля директору Бюро тюрем даются рекомендации. Одна из главных проблем – это проблема изнасилования в тюрьмах. Несмотря на принятый в 2003 году закон о борьбе с изнасилованиями в тюрьмах, данная проблема не решена. Готовятся поправки к этому закону. Сенаторы и сотрудники сената вправе посещать тюрьмы всех уровней. Данные посещения проводятся после предварительной договоренности, работники аппарата жаловались на то, что посетителей ведут по экскурсионному маршруту. Когда одна сотрудница сенатора постаралась отклониться от заранее определенного маршрута, то руководству тюрьмы эта самостоятельность не понравилось. Наша прекрасная юная собеседница (сам Дёрбин находится в отъезде) занимается вопросами, связанными с противодействием торговле людьми.

Нам рассказали о том, что есть сенаторы, которые считают, что в США наказания за федеральные преступления слишком мягкие, и надо еще увеличивать сроки заключения. Дёрбин участвует в написании закона о снижении сроков заключения, в том числе за преступления, связанные с кокаином. Законопроект предусматривает разделение ответственности для профессиональных торговцев и для наркозависимых, торгующих наркотиками.

Сенатский подкомитет пытается добиться большей прозрачности тюрем. Бюро тюрем прислушивается к обращениям подкомитета, так как подкомитет утверждает бюджет бюро.

Дёрбин выступал за перевод заключенных из тюрьмы «Гуантанамо-бей» и закрытие этой военной тюрьмы, однако добиться этого пока что не смог.

Спускаемся в подземный этаж. Отсюда мини- метро из 3 вагончиков на 6 сидячих мест везет нас на Капитолий. Эта «ветка» мини-метро имеет 2 станции и общую протяженность метров в 500. Рядом – пешеходная дорожка, по которой также можно добраться из Сенатского центра до Сената. Такие мини- метро ведут и к другим расположенным вокруг Капитолия окрестным зданиям, где работают сенаторы и конгрессмены.

Еще парочку проверок, и, оставив все электронные приборы у охраны, наша группа поднимаемся на огромном лифте наверх, и, пройдя коридор, украшенный фотографиями и картинами из истории Американского Сената и портретами наиболее выдающихся сенаторов, подходим к двери зала, за котором заседает сенат.

Входим. Чернокожий охранник показывает нам тот сектор балкона, с которого мы можем наблюдать за сенаторами. Сам зал сената напоминает оркестровую яму и имеет размер примерно 20 на 40 метров. Пол зала плоский, хотя мне всегда казалось, что зал Сената выполнен в виде амфитеатра. Старинные красного дерева столы сенаторов стоят друг за другом. За каждым столиком – массивное кресло. Вдоль стены зала – красные банкетки. Несколько трибун, установленных в зале, похожи на нотные пюпитры. Президиум расположен не на возвышении, а также на полу: типа, тут у нас все равны. В президиуме сидит 3 человека, один из которых с интервалом секунд в пятнадцать выкрикивает фамилии сенаторов. Вначале мы думаем, что это некая перекличка или объявление о тех, кто зашел в зал. Оказывается нет, таким странным образом идет голосование в сенате. Специальные сотрудники открывают дверь перед входящими сенаторами. Сенаторы заходят в зал, о чем- то беседуют друг с другом, не ровным счетом никакого внимание на публику на галерее. Чем-то мне все это действо напомнило передачу «За стеклом»: процесс внизу идет своим ходом так, как будто бы на сенатором с расстояние в десяток – другой метров не уставилось сотни глаз. Лев Пономарев с завистью вздыхает: даже во времена самой буйной демократии в России 1990-х годов публике вход в зал заседаний Парламента во время его работы был закрыт.

Над залом сената нависают смотровые галереи для публики. Прийти на них, чтобы посмотреть, как работает сенат его страны, вправе любой американец. На балконах около 500 мест; во время нашего посещения оказываются заполненными примерно треть.

Обращаем внимание на то, что среди сенаторов очень мало женщин и совсем нет чернокожих. Увы, наши наблюдения нас не подвели: Обама был последним чернокожим сенатором. С удивлением узнаем, что, кроме демократов и республиканцев в Сенате есть 3 или даже 4 независимых сенатора. В отличие от конгрессменов, избираемых на 2 года, сенаторов избирают на 6 лет. И большинство из них занимают свое место по два или даже четыре срока.

А вот в Палате представителей Конгресса, кроме 2 традиционных американских партий – демократов и республиканцев, несколькими депутатами представлена еще одна партия – зеленые. В отличие от Сената, среди членов Палаты представителей есть негры и даже индейцы.

26 мая посещаем комитет Сената по международным делам и встречаемся с сотрудниками одного из сенаторов. Комитет занимается вопросами политики в области прав человека, анализом выполнения США международных договоров, международными договорами и займами, информированием сенаторов о ситуациях в разных странах. Один из членов Комитета сенатор Лэхи выдвинул законопроект об улучшении ситуации в тюрьмах других государств. Нас принимают в здании, расположенном около Капитолия. Оказываемся в обшитом деревом помпезном зале, предназначенном для проведения заседаний комиссии. Нас принимают 2 молодых сотрудника сената. Сам сенатор отбыл для работы в штате, так как 30 мая должен отмечаться одним из главных американских праздников – День Памяти. В этот день вспоминают всех ветеранов войн, что погибли или пострадали за Америку. За несколько дней до праздника все сенаторы отправляются в округа.

25 мая 2011 года посещаем Хельсинскую комиссию Конгресса. Заместителем председателя этой Комиссии является сенатор Кардин. На прошлой неделе Кардин представил в Сенате доклад по делу С. Магницкого, который был подготовлен совместно с сенатором Мак- Кейном (кандидатом на пост вице- президента на последних выборах).

Хельсинская комиссия – уникальный институт, существующий в 56 государствах ОБСЕ. Такую комиссию пытались создать и в СССР, но сделать этого не удалось. В составе комиссии нет военных. Комиссия занимается контролем за выполнением не правовых, а политических обязательств страны. Комиссия ставит перед американским правительством и другими государствами вопрос о том, почему ими не выполняются хельсинские обязательства.

Комиссия состоит из 121 человека, 80 из которых – члены Конгресса.

Встреча проходит в здании, расположенном метрах в 500 от Капитолия. Проходим оранжерею Ботанического Сада и оказываемся в ничем не примечательном здании. В небольшом зальчике на втором этаже проходит наша встреча с конгрессменами.

Сотрудник комиссии Рон Макнамара работает на Капиталийском холме с 1975 года и трудится в аппарате Комиссии 25 лет. Макнамара рассказал о том, как в 1970- е годы он, когда начал работал в Комиссии, организовывал посещение советским офтальмологом Леонида Пертье, который был осужден к 3 годам лишения свободы и которого Советский Союз считал политическим заключенным.

Сидни Итри работает в Гос Департаменте и является членом комиссии со стороны исполнительной власти; недавно она была послом США в Анголе. С. Итри рассказала о ситуации 1970- х годов, когда в американском обществе сложилось опасение того, что администрация США пожертвует правами человека для того, чтобы остановить гонку вооружений. Однако этого не произошло. Данный выбор является хорошим примером сегодняшним политикам. Каждый год Госдепартамент США составляет доклад о соблюдении прав человека в каждом государстве и в США.

Комиссия проводила проверку тюрем в Гуантанамо и Абу – Грейбе после появления публикаций о преступлениях, совершенных в этих тюрьмах. После проведения проверок комиссия организовала слушания в Конгрессе. Когда возникла ситуация с Абу- Грейбом, было важно показать пример нормального демократического реагирования на сложную проблему, не дать спустить дело на тормозах.

Основными методами работы комиссии являются слушания, брифинги, письма, вызов на заседания комиссии. Комиссия никому не подотчетна и фактически является независимым агентством.

Нам рассказывают, что офис Комиссии посещала Наталья Эстемирова, на заседании Комиссии выступала Людмила Алексеева.

Каждый член комиссии имеет свою специализацию (цыгане, семья, пытки, свобода СМИ, права человека в конкретных странах).

Важность комиссии и ее отличие от Госдепа в том, что в Госдепе сотрудники меняются каждые 3-4 года, в связи с чем они не успевают накопить необходимый опыт. Члены комиссии работают в комиссии по 10 и более лет, обеспечивая стабильность понимания прав человека и хельсинских обязательств в политике США.

Сотрудник комиссии Кайл Паркер произнес прекрасную и яркую речь, которая сильно затронула меня, хотя я и слышал ранее тысячи выступлений на эту тему. Он говорил о том, что человек так устроен, что, когда нарушения прав человека происходят где- то далеко от него, он рад, что эти нарушения его не затрагивают, а, когда они уже начинают его затрагивать, то часто оказывается слишком поздно.




Subscribe
promo an_babushkin ноябрь 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments