an_babushkin (an_babushkin) wrote,
an_babushkin
an_babushkin

Отчет депутата Совета депутатов района Отрадное за 2013-2016 годы - часть 2.

История № 5. Как я искал участковых.
Проверки, проводимые мною в 2008-2010 годах показали, что за редким исключением  в приемное время (а участковый должен принимать население аж 6 раз в неделю по 2 часа в день)   в участковом пункте полиции участковый  отсутствовал, книги жалоб и предложений (а такие книги  должны по приказу вестись на каждом административном участке) найти было проблематично, на  обращения жителей участковые  реагировали вяло, особенно, если речь шла о засилье наркоманов. «Ну как я буду ловить наркоманов,- втолковывал в 2013 году один участковый пришедшей к нему возмущенной даме, - у меня видеокамера сломалась, а новую не выдают!»
Я начал регулярные проверки работы  участковых пунктов полиции в приемное время. Меня интересовало: на месте ли участковый, как он общается с гражданами, стремится ли он решить поставленные перед ними вопросы или ищет способы уйти от их решения, выдумывая мифические видеокамеры или рассказывая сказки о том, как он расследует убийства, ведется ли Книга жалоб и предложений, вывешена ли в доступных для посетителей месте нужная им информация.
С 2014 году вместе со мной навещать участковых стал начальник  всех  участковых  УВД СВАО.
Удалось  резко снизить количество отлучек участковых в приемное время, в Книге жалоб и предложений  стали появляться  мнения жителей о работе участковых; были оформлены уголки для заявителей и посетителей.
Самой главной проблемой стала смена за последние полтора года значительного числа  участковых. Новые участковые не всегда  знали те требования, которые предъявляются в Отрадном, однако вскоре узнали их и привыкали к ним.
Как прием  граждан, таки уличные опросы показали, что резко снизилось число жалоб на хамство участковых, непринятие ими мер, волокиту, однако по прежнему актуальной является жалоба граждан на то, что они не знают своего участкового.
Большинство участковых стараются, но я понял две вещи. Во 1-х, настоящим участковым в большинстве случаев он становится лет через 3-5.  А работать на интересы жителей, а не на отчетность участковый чаще всего начинает только тогда, когда жители раз в пол года приходят на его отчет перед населением и активно обсуждают с ним волнующие их проблемы, критикуют за промашки и упущения, хвалят за оказанную помощь.
 
История № 6. О милицейских, которые стали полицейскими.
Но занимался я не только работой участковых уполномоченных полиции.
Еще в 2010 году Совет депутатов  инициировал выделение земельного участка под новое здание  отдела  МВД:  сегодня наш отдел находится в 2 разных зданиях – бывшего 141 отделения милиции на углу ул. Бестужевых и бывшего  ЖЭКа, предоставленного в начале 1990-х под размещение 184 отделения  милиции (ул. Олонецкая).
Несколько лет подряд на мои письма МВД обещало выделить деньги на строительство нового отдела, рассказывая различные причины, по которым это нельзя сделать прямо сейчас. Однако  МВД  на новое строительство денег так и не выделило, и отдел остался в старом здании.
У отдела было множество проблем: в камерах для задержанных не было вентиляции и  царила антисанитария,  а в дежурной смене  трудилось всего лишь 2 человека. И это при том, что  в редкий день в отдел поступало менее 100 обращений. Задержанные не получали питания, а  установленные законом сроки задержания нередко нарушались.
Систематические проверки отдела в Отрадном принесли свои плоды. Жалобы на неполучение задержанными питания (а это сухой  паек) и спального места (а это матрас, подушка и одноразовое белье) практически сошли на нет. Камеры и туалет были отремонтированы  и приобрели человеческий вид.
После моих многочисленных обращений в ГУВД (спасибо генералу А.И. Якунину)  удалось решить и вопрос с недостаточной численностью дежурной смены: ее численность была увеличена до 3 человек. После  этой меры в отдел  стало возможно дозвониться не только через службу «02», но и по городскому телефону.
Иногда мне приходится добиваться освобождения из отдела людей, обоснованность нахождения в отделе которых вызывало большое  сомнение. Но надо отдать должное:  как  правило,  этих людей доставляют не сотрудники ОВД Отрадное, а приданные силы. Например, сваливается ОМВЛ Отрадное на голову 2-й оперативный полк и начинал таскать в отдел всех нерусских, кто попадался ему на глаза, включая россиян. По их мнению, так должна была выглядеть борьба с нелегальной миграцией.
А вот  сотрудники  отдела доставлять людей непонятно за что,  перестали.
Предметом моей гордости, надеюсь законной, является помощь бывшему начальнику отдела В.И. Антоненко. Василий Иванович, прекрасный руководитель и честный человек, был незаконно осужден по навету. Все, кому я рассказывал про его дело, начинали громко смеяться: никто поверить не мог, что за это человека можно посадить.  Хотя по написанной в его интересах жалобе, пересмотреть приговор не удалось,  однако при моем содействии из исправительной колонии он был переведен в колонию-поселение.  Удалось мне навестить его в ИК №25 Кировской области, где он отбывал наказание. Верю, что наступит время, когда доброе имя Василия Ивановича будет восстановлено и он вернется в строй. 

История № 7. Как я погнался за ценами.
Не имея возможности контролировать цены на продукты питания и предметы первой необходимости, наши депутаты, тем не менее, в борьбе  с гонкой цен оказались вовсе не совсем беспомощны.
Например, я постоянно ловил крупные сетевые магазины на фальсификации цен на товары. Делалось  это так. Магазин на полке выкладывал полтора десятка сходных друг с другом товаров, однако при  этом ценники размещались в кажущемся беспорядке. Но этот беспорядок только на первый взгляд выглядел набором случайных ошибок. На самом деле  все было подчинено одной задаче: дезориентировать покупателя, создать у него впечатление, что он приобретает качественный и дешевый товар. И только лишь получив чек, покупатель  обнаруживал, что  приобретенный им кусочек колбасы стоит не 130 рублей, а все 400. Я ловил на этом сетевиков раз пятьдесят, заставляя переставлять ценники и проверяя выполнение моих поручений.
Кроме того во всех магазинах самообслуживания я требовал  разместить на видном месте сканеры цен на товары:  покупатель должен иметь возможность оперативно проверить, сколько стоит то, что он приобретает.
Совершенно очевидно, что важным фактором борьбы с ценами является конкуренция.  Поэтому там, где возможно, я поддерживал  маленькие магазинчики, палатки, лотки,  препятствуя их закрытию и ликвидации, и способствуя их работе, разумеется, не в ущерб интересам жителей. Ликвидация московскими властями на территории района более 200 нестационарных торговых объектов стало настоящим подарком для завышающих цены сетевиков, устраивающих настоящую гонку цен. К сожалению, мои предложения и мои предостережения ни в Правительстве Москвы, ни в Префектуре СВАО услышаны не были.
Не удалость пока что реализовать и мою идею о создании муниципальных торговых рядов, где могли бы торговать  старушки со своими соленьями, фруктами и старыми книгами. Часто мне говорят: а где гарантия, что эта бабушка, своими  яблоками – грибами не отравит покупателей. Гарантия есть и очень простая: в отличие от  крутых предпринимателей ни взвода юристов, ни  роты охранников бабушки-торговки  не имеют, поэтому вынуждены  полагаться на свою порядочность, навыки, да репутацию.     
Не вполне успешным оказался наш контроль за ценами на рынке выходного дня на ул. Санникова.  Хотя по результатам  постоянных проверок в определенной степени рост цен удавалось сдерживать, а иногда даже и добиваться их снижения, данный рынок оказался одним из самых дорогих в СВАО. Думаю, что, если бы круг продавцов этого рынка формировали районные власти, а не непонятные люди городского уровня,  то перекупщиков с рынка удалось бы убрать, а цены – снизить.               
Работа касс не была напрямую связана с ростом цен, однако к удобству покупателей имела самое прямое  отношение. Проведенные мною проверки показали, что в пиковое время в «Пятерочках» и «Седьмых континентах» почему-то работало по 2-3 кассы,  остальные кассы пустовали, а  срок ожидания покупателями времени оказания кассовой услуги мог составлять до 15-17 минут.   После составленных мною актов по результатам проверок ситуация изменилась в лучшую сторону.
     
История № 8. Можно ли победить наркоманию.
Наркомания стала настоящим бичом нашего района. Удивительная несогласованность между ведомствами, получающих средства на то, чтобы бороться с потреблением наркотических средств, вовлечение в наркопотребление многих тысяч людей 1970-1980-х годов рождения, ставка государства на то, чтобы покарать наркомана, а не направить его для прохождения  эффективных реабилитационных программ (хотя это намного дешевле и эффективнее, нежели чем поймать и посадить), привело нас к нынешней печальной ситуации в борьбе с наркотиками.
В ходе общения с избирателями, лекций в колледжах и школах мне сообщили более 40 адресов, по которым существуют наркопритоны или точки наркосбыта. Через полицию и  ФСКН  эти источники наркозаразы были проверены и ликвидированы. Да, было и такое: пару раз информация  не подтвердилась, а люди ошиблись. Но в ряде случаев адреса мне приходилось брать уже на собственный контроль: вроде бы сообщил я о том, что с определенного адреса расходятся наркотики, раз, второй, третий, люди продолжают  сообщать – точка наркосбыта работает и процветает, но при этом ничего не происходит, и адрес, как был центром дворового наркосбыта, так и остается таковым.
Настоящей эпопеей стала борьба отрадненских депутатов  с аптекой на Северном, д. 14, куда наркоманы  организовали настоящее паломничество за препаратом под названием «тропикамид» (сами по себе эти глазные капли вызывают повышенное беспокойство и возбуждение, однако вместе с наркотическими средствами давали повышенный эффект о употребления последних). Наркотиком этот  препарат не является, однако вместе с некоторыми наркотиками наносил чудовищный удар по здоровью человека.
Впервые эту проблему выявил депутат Михаил Вельмакин. Работников аптеки  ловили за руку при продаже тропикамида, жители собирали подписи о закрытии аптеки, фотографии и видеозаписи распоясавшихся наркоманов рассылались по инстанциям, но ничего не происходило: полиция кивала на  ФСКН,  ФСКН -  на полицию, а затем  оба ведомства – на Департамент здравоохранения г. Москвы.  Департамент заявлял, что им о нарушениях со стороны этой аптеки  ничего не известно. Подобная бумажная карусель продолжалась более 3 лет.
Когда я подключился к решению этого вопроса, то выяснилось 2 вещи: все  материалы о нарушениях со стороны этой аптеки в Департамент здравоохранения чаще всего не доходили, дошедшие - куда-то исчезали, а Росздравнадзор уже вовсю готовил документы на выдачу это аптеке новой лицензии. Пришлось озаботиться тем, чтобы  старые и новые документы о нарушениях все-таки дошли до боссов столичного здравоохранения. Мною были подготовлены письма в лицензирующий орган – и от себя лично, и от Совета депутатов, о недопустимости выдачи лицензии горе-аптеке.  После этого аптека на Северном бульваре лишилась лицензии и превратилась в безобидный продуктовый магазин.
Однако в районе появилась новая наркоаптека. Объемы продаж в ней, слава Богу, не такие, как в аптеке на Северном бульваре, но назвать ее деятельность незаметной нельзя.  Надеюсь, что в этом году настуипит и ее черед.   
     
История № 9. Как я добивался, чтобы на помойках было чисто.
Мало кому нравится лазить по помойкам, если конечно Вы – не специалист по антиквариату. Однако мне каждый год не меньше пары сотен раз приходиться заглядывать в мусорные бункеры и контейнеры, а иногда и залезать в самую глубину  контейнерных площадок. Целью этой не очень приятной работы является обеспечение надлежащей уборки мусора.
В 2012-14 годах острой проблемой являлось несвоевременная подача мусорных бункеров: старый бункер оказывался переполненным, мусор валился из него во все стороны,  а новый запаздывал. Об этом я по телефону сообщал и районному диспетчеру ГУ ИС, а в ряде случаев ставил об этом в известность и административную инспекцию.  Благодаря слаженным действия управы, депутатов и префектуры  эта проблема была решена.
Появление в  СВАО  непонятной фирмы «Хартия», который поручили вести помойный бизнес, привело к тому, что между «Хартией»  и подрядчиками стали возникать споры: а кто же из них должен убирать контейнерные площадки. И в некоторых местах  возникла ситуация, когда их пытался не убирать  никто. Я фотографировал неубранные помойки,  отправляя  их в префектуру, управу, а, когда владельцы помоек оказывались уж совсем  упорными приверженцами мусорного изобилия, то направлял  материалы в административную инспекцию для принятия более существенных мер.
Там, где есть мусор – есть крысы. Поэтому на площадках я смотрел обязательно 2 вещи:   производится ли регулярная помывка контейнерной площадки, и имеются ли на площадке следы наших серых зубастых  соседей. В ряде случаев приходилось инициировать внеочередную дератизацию площадок.
В 2014 году я заметил, что в некоторых дворах помойки переместились от контейнерных к подъездам: отдельные недобросовестные дворники, подрабатывая сбором  банок и другого вторсырья, не нашли ничего лучше, как складывать запасы этого богатства между дверью мусорокамеры и установленной перед ней решетной.  Пришлось объяснять непонятливым работникам метлы и лопаты, что данное место – не филиал пункта приема вторсырья. У большинства подъездов этой проблемы сегодня нет, но время от времени кучи мусора возникают  у мусорокамер то на Каргопольской, то на Декабристов.
Приходится сталкиваться и с переносом контейнеров и бункеров на месте, где их удобно обслуживать дворникам и забирать водителям мусоровозов, но неудобно обходить пешеходам и объезжать автомобилистам. Сейчас таких случаев стало меньше, но в месяц 3-4 раза мне такие контейнера и бункера встречаются.
Намного хуже обстоит дело с контейнерами магазинов, которые длительное время норовились избавиться от  собственного мусора за счет жителей. С большинством магазинов данную проблему нам удалось решить, однако иногда контейнерные площадки магазинов выглядят так, как будто ее хозяин участвует в конкурсе «Ударник антисанитарии». 

История № 10. Ничейная земля.
Когда нам в нашем районе попадается дорога, газон или заасфальтированная площадка, на которой не ступала нога уборщика, не всегда ее затрапезный вид означает, что уборка в этом месте производится плохо. Не исключено, что эта территория просто ни за кем не закреплена и не убирается вообще.
Такие ничейные земли мне приходилось встречать и около Алтуфьевского, 18 и рядом с  МФЦ, и на Сигнальном проезде, и около автостоянок на Римского-Корсакова. Более того, до сих пор такой территорией является стоянка автотранспорта перед кинотеатром «Байконур», не случайно зимой она завалена снегом, а летом – окурками и бутылками.
Земли становятся ничейными из-за того, что и схема закрепления территорий за эксплуатирующими организациями, и сами эксплуатирующие организации все время меняются, а главный уборщик расположенных вне дворов территорий -  ГБУ «Автомобильные дороги СВАО» -  не любят маленькие территории:  уборка их - дело трудоемкое, а  получаешь за них сущие гроши.     
Тем не менее я, мои коллеги-депутаты и общественные  помощники  все время находим такие участки и добиваемся того, чтобы ветреный хозяин этих земель – московские власти  вспоминали про эти участки не только тогда, когда их надо продать или иным образом срубить с них бабки.
За  4 года таких ничейных участков мы обнаружили более сорока.  Подавляющее большинство из них сегодня стали убираться.
Tags: Депутатские дела, Отрадное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Отчет партии "ЯБЛОКО"

    Уважаемые коллеги! Нашей совместной работой за прошедшие четыре года нам удалось укрепить позиции партии «ЯБЛОКО» как главной организованной…

  • Памяти Вики Симаниной

    С Викой Симаниной я познакомился в Пушкинской средней школе № 6, когда я был комсоргом школы, а Вика была маленькой девочкой. Вновь судьба свела…

  • Шестуна начали связывать и насильно кормить

    В единственном дошедшем до семьи письме, написанном обрывками фраз, он взывает о помощи. Семья Александра Шестуна получила от него письмо,…

promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment