?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Москва, Общественная Палата России,
29 февраля 2016 года 

Рекомендации Круглого стола
«Общественная оценка защиты прав граждан
при проведении предварительного следствия»

IMAG0904
Следствие и правосудие являются такими институтами, от качества работы которых зависит качество жизни в стране.
Следствие неправое и недоброе – это, как лекарство, которое  вместо того, чтобы помогать организму и защищать  его от болезни,  помогает болезни бороться с организмом. 
Несправедливое, предвзятое, непрофессиональное следствие не только приводит к тому, что на скамью подсудимых и в учреждения  УИС  попадают невиновные, но и разрушает семьи, меняет судьбы, взращивает  и укрепляет в головах огромного числа людей – родственников, соседей, друзей, коллег незаконно привлеченных к уголовной ответственности либо, напротив, не нашедших защиты от  преступлений в следственных органах   –  мысль  о том, что в их родной стране  нет справедливости.
Современное российское следствие страдает не только предвзятостью и непрофессионализмом; среди его бед – и разгильдяйство, и некомпетентность, и показуха,  и агрессивный правовой нигилизм, и многое другое.  Еще одна опасность кроется в том, что следствие идет по пути упрощения и примитивизации следственного процесса.      
Разумеется,  все это не умаляет труд тех тысяч и тысяч профессионалов, для кого офицерская честь, профессиональная совесть, государственные и общественные интересы - отнюдь не пустой звук.  Однако  в современном российском следствии тон задают отнюдь не они. 
Фабрикация уголовных дел и фальсификации доказательств достигла угрожающих масштабов, грозящих национальной катастрофой.
Гражданин, оказавшийся в силу разных причин фигурантом уголовного дела, становится абсолютно беззащитен перед органами следствия.
К сожалению, примеров этого более, чем достаточно. Внимание общественности привлекли появившиеся в СМИ и Интернете записи с сотового телефон следователя Можайского ОВД Анастасии Баряевой, где та откровенно делилась с коллегой подробностями фабрикации уголовного дела против двух невиновных мужчин, осужденных на 7 и 8 лет. И таких случаев многие тысячи.
Качество работы предварительного следствия привело к тому, что и президент, и генеральный прокурор говорят о 30% невиновных, находящихся в колониях. При этом немало невиновных осуждены на условные сроки.  Многие виновные осуждены по более тяжким преступлениям, чем они совершили в реальности.
Особую роль в фабрикации дел продолжают играть провокации. Хотя методы провокации используется органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, однако их легализация производиться именно следствием. Так, когда  оперативным органам не удается всучить деньги (наркотические средства, орудия или предметы преступления и т.д.) жертве провокации взятки (хранения наркотиков, иного преступления), оперативные службы «доказывали» факт совершения преступления показаниями «свидетелей», утверждающих, что они передали или даже только собирались передать купюры задержанному, приобрели у него наркотические средства, получили от него  предметы или орудия преступления. Именно безропотное и некритичное принятие следователями данных «доказательств»  позволяло превратить явную липу в материалы имеющего судебную перспективу уголовного дела. При этом, нельзя не заметить  в такой ситуации и роли средств массовой информации: когда описанное в них «раскрытие» преступления получало широкую огласку, уже и офицеры следственных органов МВД или СК, а следом за ними и сотрудники прокуратуры и судьи тоже становились заложниками громкого резонанса, безропотно оформляя задержанным «прописку» в тюремных камерах. Именно по этой схеме, к примере, отправили в СИЗО бывшего руководящего сотрудника Счетной палаты России генерала Александра Михайлика; мэра г. Ярославля Евгения Урлашова; руководителя подмосковного управления Федеральной регистрационной службы Ольгу Жданову; дочь директора Московского научно-исследовательского онкологического института имени П.А. Герцена (МНИОИ) Елену Богословскую.Нередки случаи, когда граждане уже фактически находятся под арестом, будучи еще формально в статусе свидетеля. У них сразу при начале обыска отбирают все средства связи с единственной целью – лишить возможности связи с защитником. Затем, после проведения обысков, не предъявляя никаких повесток, таких лиц силой везут на допрос к следователю, где фактически арестованному  человеку не предоставляют никакого адвоката, так как он еще пока формально находится в статусе свидетеля. Помощью адвоката, да и то, чаще всего,  приглашенного следователем он может воспользоваться только при переводе в статус обвиняемого.
Мера пресечения зачастую избирается не на основании критериев, установленными УПК РФ, а в зависимости от того, готов ли обвиняемый признать свою вину. Суды не проявляют  критического отношения к доводам следствия об избрании меры пресечения, о которой ходатайствует следователь, не обращая никакого внимания на доводы обвиняемого и его защиты. В таких условиях следователь манипулирует возможностью избрать меры пресечения по своему усмотрению, с целью добиться от обвиняемого нужных следствию показаний, в том числе оговора других лиц.
Мы констатируем, что гражданин, ставший обвиняемым по уголовному делу, как правило, не может избежать обвинительного приговора, а если он находился под стражей, то и реального срока независимо от того, виновен он в инкриминируемом преступлении или нет.

Во время предварительного следствия, ни обвиняемый, ни его защитник не имеют доступа к материалам уголовного дела с целью представить доказательства защиты. Доступ к уголовному делу обвиняемый и его защитник получают только во время выполнения статьи 217 УПК РФ, то есть когда обвинительное заключение уже сверстано, и судьба человека уже предрешена. Все большие масштабы приобретает практика, когда следователь отклоняет все ходатайства защиты, даже не пытаясь их оценивать, опираясь на формулировку о том, что «следователь является процессуально независимым лицом». При этом, он отклоняет даже ходатайства, поданные в рамках статьи 159 УПК РФ, которые он обязан разрешить, в том числе по проведению допросов и очных ставок.
Злоупотребление мнимой процессуальной независимостью следователя, за которой на самом деле кроется жесткая встроенность следователя в процессуальную судебно-следственную вертикаль  делает невозможной эффективное обжалование его действий.
В то же время двойной стандарт, проявляемый  следствием, приводит к тому, что при совершении реальных преступлений, следствие не возбуждает уголовные дела, и добиться оценки представленных доказательств либо сбора таких доказательств оказывается практически невозможно.

Нельзя не отметить, что даже когда следователи, в том числе высокопоставленные, уже сами проходят фигурантами по уголовным делам, приговоры, основанные на собранных ими материалах, вступают в законную силу. По действующему законодательству арест следователя и его руководителя не является основанием для проверки других уголовных дел, находившихся  в производстве указанных лиц.
Нарушению прав  человека способствует и правовая неопределенность ряда позиций, содержащихся в УПК РФ. Так, к  примеру, пункт 381 статьи 5 УПК страдает существенным логическим изъяном, который заключается в том, что в ней понятие «орган» и «подразделение» отождествляется. Это приводит к тому, что в законе нет четкой формулировки понятия «руководитель следственного органа», так как в соответствии с законом, к ним относятся и начальник следственного управления, и начальник следственной части, и начальник следственного отдела. А в итоге, все эти лица наделяются правом продлять и возобновлять сроки следствия.
К росту следственных ошибок и злоупотреблений приводит:
-  наличие у правоохранительных органов плана;
- отсутствие механизмов экстренного исправления допущенной следствием ошибки, нежелание виновных лиц нести ответственность за допущенную ошибку.   
Чтобы изменить сложившуюся ситуацию, повысить качество следствия, снизить уровень следственных ошибок и  злоупотреблений, принять меры к тому, чтобы не допускать фабрикацию уголовных дел, участники круглого стола,
                                      
                                                        рекомендуют:

1) Признать качество следствия в Российской Федерации, о котором  известно участникам  круглого стола, неудовлетворительным;

2)  Отметить фактическое отсутствие процессуальной независимости следователя.     

3) Предложить Президенту Российской Федерации:
-  проверить, в какой степени руководители следственных органов страны, обладают профессиональными качествами,  необходимыми для полного, объективного и всестороннего расследования  преступлений;
- выступить с инициативой создания органа, который проводил бы проверки и вел дела в отношении сотрудников СКР и ФСБ; 
- разработать указ об Общественных  Советах при следственных органах  с включением  в их состав  правозащитников и ветеранов следственных органов;
- предусмотреть, что Общественные Советы  при следственных органах  рассматривают  обращения  сотрудников следственных органов на увольнение, продвижение по службе, назначении лиц, компетентность которых вызывает сомнение.

4) Федеральному законодателю:
- Вернуть  в УПК РФ норму об обязанности следователя и дознавателя полно, объективно и всесторонне расследовать уголовное дело;
- Внести дополнения в УПК РФ, в соответствие с которыми привлечение следователя к уголовной ответственности за действия, ставящие под сомнение его добросовестность в качестве следователя, влечет обязательную проверку дел, в расследовании которых он ранее принимал участие;
- Внести изменения в УПК РФ о допуске защитника к ознакомлению с материалами уголовного дела, если от этого зависит сбор доказательств, подтверждающих  виновность или невиновность лица,  квалификацию его действий,  наличие  смягчающих, отягчающих или исключительных обстоятельств;
- Конкретизировать порядок уведомления следователем участников процесса о проведении процессуальных действий;
- Дополнить ст. 144 УПК РФ частью 1.3 о правах лица, заявляющего о совершении  уголовного преступления; среди прав такого лица должно быть право на заявление ходатайства о   сборе доказательств;    
- Внести в УПК РФ норму об обязательной нумерации дела ручкой, пломбирование каждого тома уголовных дел;  
- Распространить полномочия членов Общественных наблюдательных комиссий на проверку помещений следственных органов, в которых подозреваемые и обвиняемые содержатся после производства следственных действий либо находятся в ночное время;
- Дополнить УПК РФ перечнем обстоятельств, в удовлетворении ходатайств об установлении которых следователь  не вправе отказать;
- Вернуть процессуальный надзор за следствием в органы прокуратуры; обеспечить обязательность требований прокурора,  предоставив следователю право обжаловать требование  прокурора вышестоящему  прокурору или в суд;
- Предусмотреть меры, реализация которых позволит не превращать меру пресечения в средство получения признательных показаний;
- Предусмотреть при проведении осмотра места происшествия обязательную видеофиксацию, снятие отпечатков пальцев и биологических следов, а также ответственность следователей и сотрудников оперативных служб за уклонение от использования в указанных целях технических средств; 
- Процессуально уравнять права следствия и защиты, предоставив стороне защиты в т.ч. право назначения экспертизы;
- Внести в УПК обязательное предупреждение специалиста об уголовной ответственности для того, чтобы его заключение имело характер доказательства по уголовному делу;
- Внести в УПК РФ норму о том, что при наличии действующего адвоката, с которым заключено соглашение, следователь не вправе пригласить другого адвоката, кроме случаев, если адвокат был уведомлен заблаговременно, но не прибыл по неуважительной причине;
- Внести  в УПК норму об обязанности привлечения представителя органа опеки при проведении обыска в квартире, где на момент обыска находится несовершеннолетний ребенок;
- Возложить на руководителя следственного органа обязанность обеспечить выполнение частного определения или постановления суда;
- Установить предельные сроки подписки о невыезде, как меры  пресечения, установленной  ст. 102 УПК РФ.

5. Правоохранительным органам,  имеющим следственные  подразделения:
5.1. Издать нормативно-правовой акт, разъясняющий, что такое процессуальная независимость следствия и трактующий пределы  усмотрения следователя;
5.2. Ежегодно  проводить независимый аудит  не менее 1 % всех расследованных уголовных дел;  по результатам такого аудита проводить дальнейшее изучение законченных производством уголовных дел.
5.3. По требованию сторон направлять следователя для прохождения психо-физиологического исследования на предмет совершения следователем правонарушений, связанных с пытками и коррупцией.
5.4. Не допускать, как правило,  приема на работу в качестве следователей лиц, которые не имели оценки «хорошо» или «отлично» по таким предметам, как «этика следственной деятельности», «формальная логика», «права человека».
5.5. Предусмотреть доплату в размере 50 % от заработной платы для следователей, действия которых в течение 3 лет не обжаловал никто из потерпевших или обвиняемых.
5.6. Разработать Кодекс профессиональной этики следователя.
5.7. Пересмотреть штатную положенность технического обеспечения следственных подразделений, приведя ее в соответствие с потребностями.
5.8. При выделении уголовного дела обеспечить доступ участника процесса к вещественным доказательствам, а также материалам, оставшимся в основном деле, если эти материалы имеют отношение к защите прав участников процесса. 
5.9. Предусмотреть дисциплинарную ответственность следователя за: а) предоставление материалов для ознакомления в неподшитом и непронумерованном виде; б) сбор доказательств в период ознакомления с делом обвиняемых.
5.10. Обеспечить обязательную отправку уголовных дел через канцелярию следственного органа.   

6. Образовательным учреждениям,  в которых  обучаются будущие следователи, обеспечить  обязательное изучение  ими «этики следственной деятельности», «формальной логики», «прав человека» в объеме не менее 80 часов для каждого учебного  курса.  

7. ФСИН России:
- не допускать перевода заключенного под стражу лица в другую камеру по требованию следователя;
- не допускать влияния следователя на доступ заключенного  под стражу лица к медицинской помощи.
Рассматривать такое вмешательство, как основание для прекращения полномочий сотрудника УИС и работника следственного органа. 

8. Создать рабочую группу по дальнейшей работе над проектом  рекомендаций и внесения изменений в законодательство о следствии в составе Пустоутова А.В. (координатор), Пешкова М.Р. (координатор),  Черноусова Е.А., Яковлева Ю.А.,  Клювганта В.В., Сухаревой Т.В.

Исп. Бабушкин А.В., Сухарева Т.В.


IMAG0903
IMAG0905
IMAG0906
IMAG0907
IMAG0908

Recent Posts from This Journal

promo an_babushkin november 20, 04:27 2
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
a_shestakov
Mar. 1st, 2016 09:43 am (UTC)
Как поставить следствие на службу стране и обществу?
А зачем, собственно? Народу, в общем-то, нравится.
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars