an_babushkin (an_babushkin) wrote,
an_babushkin
an_babushkin

Categories:

Научно – практическая конференция по проблемам мониторинга законодательства и правоприменения (Спб)


Секция № 3 «Современные тенденции уголовного и уголовно- исполнительного законодательства: практика и перспективы развития»

Тезисы доклада А.В. Бабушкина (председателя МОБПО «Комитет за гражданские права»)

«Предпосылки нарушения прав человека действующим Уголовно – исполнительным Кодексом России»





1. Являясь крайней мерой принуждения человека к правопослушному поведению и исправлению последствий совершенного преступления, уголовное наказание имеет правовой и нравственный смысл лишь в той степени, в которой направлено на достижение целей, установленных законодателем: восстановления социальной справедливости, недопущения совершения новых преступлений, исправления осужденного.

Таким образом те правоограничения и обременения, которые не направлены на достижение этой цели, либо препятствуют ее достижению, являются избыточными, вредными, порождающими неоправданные конфликты и осложняющими обстановку в учреждениях УИС.

Кроме подобных избыточных правоограничений и неоправданных обременений уголовно – исполнительное законодательство страдает рядом пробелов, которые препятствуют обеспечению и восстановлению прав человека в сфере исполнения уголовного наказания. Таким образом в сфере уголовно – исполнительного законодательства мы сталкиваемся с тремя основными видами нарушений:

- неоправданные запреты;

- избыточные ограничения;

- нормативная и (или) институциональная пробельность.

2. Предпосылками появления норм, нарушающих права человека в уголовно – исполнительном законодательстве стал неоправданный отказ от ряда норм советского исполнительно- трудового права, противоречивое и эклектичное уголовно- правовое нормотворчество, попытки некритичного переноса на российскую почву пенитенциарного опыта иностранных государств, чрезмерно широкое делегирование нормотворческих функций заинтересованным ведомствам, игнорирование или недостаточное внимание к экспертному мнению общественных структур, диктат теоретиков уголовно – исполнительного права по отношению к практикам (Общественной Палаты РФ, правозащитных организаций, Общественных наблюдательных комиссий).

3. Выборочный анализ произвольно выбранных норм УИК РФ позволяет сделать вывод о том, что эти нормы нарушают права человека либо создают предпосылки такого нарушения: 3.1. Часть 1 статьи 1 УИК РФ устанавливает, что «уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации имеет своими целями исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами». Отсутствие среди целей уголовно – исполнительного законодательства такой цели, как восстановление социальной справедливости, установленной ч. 2 ст. 43 УК РФ, позволяет при исполнении уголовного наказания игнорировать интересы потерпевших, а также не уделять достаточного внимания вопросам социализации самого осужденного.

2.2. В соответствие со ст. 19 УИК РФ, «федеральные органы государственной власти осуществляют контроль за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания. Порядок осуществления контроля регулируется законодательством Российской Федерации». Действительно, ст. 38 Закон РФ от 21 июля 1993 г. N 5473-I "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" («Контроль за деятельностью уголовно-исполнительной системы») содержит перечень субъектов контроля и лиц, имеющих право посещать учреждения УИС без специального разрешения. Однако порядок осуществления контроля со стороны федеральных органов государственной власти ни эта норма, ни иные известные нормы права, не содержат. 2.3. Статья 20 УИК предусматривает судебный контроль за осуществлением уголовного наказания. Такой контроль, по мнению законодателя, осуществляется, как в решении вопросов, возникающих при исполнении уголовного наказания (ст. ст. 397 и 398 УПК РФ), рассмотрении судом жалоб осужденных, так и получением судом информации об исполнении приговора. В то же время законодатель не предусмотрел право суда корректировать в сторону смягчения вынесенный в отношении виновного приговор, основываясь на информации учреждении УИС о более быстром, нежели предполагал суд, достижении целей наказания.

2.4. В соответствие с ч. 1 ст. 25 УИК РФ и ч. 1 ст. 39 УИК РФ, объекты, на которых отбываются обязательные и исправительные работы, определяются органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями. Данная не позволяет УИИ самостоятельно определять тех работодателей, на объектах которых могут отбываться данные виды наказания. По отзывам работников уголовно – исполнительных инспекций подобный подход создает практически трудности для исполнения данных видов наказания, искусственно сужает круг предприятий и организаций, где могут отбываться исправительные и обязательные работы. 2.5. В соответствие с ч. 3 ст. 73 УИК РФ, Осужденные женщины, несовершеннолетние осужденные направляются для отбывания наказания по месту нахождения соответствующих исправительных учреждений. С учетом того, что примерно 30 % женщин и 20 % несовершеннолетних в силу этой нормы отбывают наказание не по месту жительства можно сделать вывод о том, что данная норма вступает в прямое противоречие с положением ч. 1 ст. 19 Конституции РФ о том, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, а также других обстоятельств, и положением ч. 1 ст. 38 Конституции РФ о том, что детство находится под защитой государства.

2.6. Часть 2 ст. 81 УИК РФ о том, что «перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одной колонии в другую того же вида или из одной тюрьмы в другую допускается … при исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении», страдает правовой неопределенностью, так как из этой нормы не ясно, подлежит ли переводу с приближением к месту жительства осужденный, семья которого разрушается либо попала в иное катастрофическое положение в связи с фактической недоступностью места отбытия наказания для посещения родственниками. Ссылаясь на положение ст. 7 Конституции РФ о государственной поддержке семьи, ч. 1 ст. 38 Конституции РФ о нахождении семьи под защитой государства, ч. 3 ст. 60 УК РФ о том, что при назначении наказания учитывается влияние наказания на положение семьи осужденного, институты гражданского общества исходили из того, что нарушение прав семьи является одним и таких исключительных обстоятельств. Однако правоприменители – в данном случае ФСИН России – стоят на прямо противоположной позиции. Так, из 399 ходатайств о переводе с приближением к месту жительства по семейным обстоятельствам, заявленных Комитетом за гражданские права в 2009-2011 годах было удовлетворено только 4 или 1 % от числа ходатайств.

2.7. Часть 2 ст. 89 УИК РФ устанавливает, что длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания с супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками, внуками, а с разрешения начальника исправительного учреждения - с иными лицами. Между тем 25 % россиян живет в устойчивом гражданском браке без регистрации сложившихся семейных отношений. Рассматриваемая норма ставит возможность предоставления с гражданским супругом (супругой) свидания только с разрешения начальника учреждения, что создает предпосылки для массового нарушения прав гражданских супругов – от создания условий для вымогательства взяток до оказания давления на осужденных, отношения с которыми не сложились.

2.8. Абз. 2 ч. 1 ст. 90 УИК РФ предусматривает, что максимальный вес одной посылки или бандероли определяется почтовыми правилами, а вес одной передачи не должен превышать установленный вес одной посылки. Таким образом вопрос об объеме продуктов, предметов первой необходимости, документов, письменных принадлежностей, которые вправе получить осужденный, оказываются в зависимости от нормативно – правового акта, авторы которого, возможно, даже не знают о существовании осужденных. Допускаемое в данном случае воздействие на угловно- исполнительное регулирование посторонних правовых норм привело к тому, что с 1995 год по настоящее время предельный вес бандероли снизился с 5 кг. до 2 кг., а вес письма с 500 до 100 грамм. 2.9. Согласно ч. 1 ст. 99 УИК РФ, норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее двух квадратных метров, в тюрьмах - двух с половиной квадратных метров, в колониях, предназначенных для отбывания наказания осужденными женщинами, - трех квадратных метров, в воспитательных колониях - трех с половиной квадратных метров, в лечебных исправительных учреждениях - трех квадратных метров, в лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы - пяти квадратных метров. Таким образом получается, что в условиях штрафного изолятора, ПКТ, ЕПКТ, тюрьмы осужденный может быть помещен в камеру размером 2-2, 5 кг., по которой невозможно ходить, в корой невозможно делать физкультуру, в которой не только лицо, страдающее клаустрофобией, но и обычный человек окажется в серьезной психотравмирующей ситуации. В 1939 году, описывая положение заключенных в тюрьмах Австрии после ее аншлюса фашисткой Германией австрийский поэт Теодор Крамер писал:

И вставши, я делаю вместе с тобой, - иначе не выдержать мне,

Вперед пять шагов, и в сторону три, и пять – обратно к стене.

Речь в стихотворении шла о человеке, который был в одиночной камере, и слышал шаги заключенного, который находился в камере над ним. Вряд ли следует допускать ситуацию, когда в демократической России площадь камеры оказывается в 7 раз меньше, чем в фашисткой Германии на 1 осужденного.

2.10. В соответствие со ст. 182 УИК РФ осужденные, освобождаемые от ареста или лишения свободы, имеют право на трудовое и бытовое устройство и получение других видов социальной помощи в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормативными правовыми актами. Однако никакого законодательства об этом в России не существует. Между тем, ст. 104 Исправительно-трудового кодекса РСФСР от 18 декабря 1970 г. (ИТК РСФСР) гласила, что «лица, освобожденные от отбывания наказания, должны быть обеспечены работой, по возможности с учетом имеющейся у них специальности, исполнительными комитетами местных Советов народных депутатов не позднее пятнадцатидневного срока со дня обращения за содействием в трудоустройстве. В необходимых случаях лицам, освобожденным от наказания, предоставляется жилая площадь. Предписания исполнительных комитетов местных Советов народных депутатов о трудоустройстве лиц, освобожденных от наказания, обязательны для руководителей предприятий, учреждений и организаций».

Ежегодно в данную черную дыру российского законодательства проваливается не менее 5 тысяч освобожденных: их жилье за время отбытия наказания казалось сожженным, затопленным, сломанным, проданным и т.д., однако законодательство не предусматривает ни механизма восстановления данного жилья, ни механизма предоставления иного жилья взамен утраченного. А зря: возврат к обязательствам государства перед освобожденными не только привел бы к росту расходов, но и способствовал бы ощутимому снижению преступности.

4. Рекомендации:

4.1. Модернизировать Уголовно – исполнительный Кодекс РФ и сопутствующее законодательство, не допуская его замену новым Кодексом, который с большой долей вероятности будет настолько же хуже УИК РФ, как УИК РФ хуже ИТК РСФСР. Новый Кодекс, который можно было бы назвать Пенитенциарный Кодекс РФ, следует разрабатывать в 2020-2025 при широком участии ученых и общественности.
4.2. Провести правозащитную экспертизу норм УИК РФ, создав рабочую группу в составе представителей Общественной Палаты РФ, Минюста РФ, правозащитных организаций. 4.3. Выявить круг отсылочных норм УИК РФ, не наполненных конкретным нормативно - правовым содержанием, направить свои предложения по принятию этих норм законодателю. 4.4. Не допускать дальнейшей деградации пенитенциарного законодательства путем перевода осужденных на покамерное содержание, сокращение числа учреждений УИС для несовершеннолетних.

4.5. Уделить особое внимание оптимизации механизмов влияния достижения целей наказания в отношении осужденного на сокращение сроков его наказания.

4.6. Любые принципиальные изменения в законодательстве и правоприменительной практике должны до своего принятия (внедрения) стать предметом экспериментального апробирования.




Subscribe
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments