?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Федеральным Законом 76-ФЗ от 2008 года в нашей стране были созданы общественные наблюдательные комиссии (ОНК). Осенью 2008 года были сформированы первые комиссии. Члены Комиссии выдвигаются правозащитными организациями и назначаются Общественной Палатой России сроком на 3 года. Первый состав ОНК имел срок полномочий 2 года. Итого, те, кто стали членами Комиссий в 2008 году, в 2016 году уже не смогут войти в их новый, четвертый, состав.

Принимая такое ограничение, законодатель ошибочно исходил из 2 посылок. Первая: людей, готовых войти в состав ОНК и уделять свое время проверке тюрем и отделов полиции, в каждом регионе очень много. Вторая: длительное участие в общественном контроле за местами принудительного содержание приведет к тому, что произойдет «сращивание» общественных инспекторов и проверяемых учреждений. В результате они начнут пить чай (а может и чего покрепче) см полковниками и перестанут замечать недостатки. Однако обе посылки оказались ложными.
Да, у многих членов ОНК возникли хорошие дружеские связи с работниками МВД и ФСИНа. Но нравственный уровень подавляющего большинства этих людей позволил им действовать по принципу «Платон мне друг, но истина дороже».

В ходе работе членов ОНК выяснилось другое. Даже опытные правозащитники, не имеющие реального опыта общественного контроля, оказавшись в камере СИЗО или дежурной части ОВД (разумеется, не в качестве задержанных), за редким исключением не знают, что проверять. Тридцать проштудированных пособий по общественному контролю и умная анкета, в которой подробно отмечено, что надо проверять, не может заменить собственного опыта и навыков. Процесс приобретения необходимых навыков членами ОНК занимается обычно 3-4 года. Примерно столько же, сколько участкового уполномоченного полиции и следователя. Но и после этого тюрьма и полиция не являются для них «открытой книгой». Практически каждое посещение член ОНК может обнаружить что-то новое.

Только в 4 субъектах Российской Федерации – Москве, Питере, Свердловской и Нижегородской областях, нашлось по 40 человек, готовых войти в состав ОНК и подходящих по критериям для вхождения в состав Комиссий. В других же субъектов членов ОНК оказалось намного меньше. Так, в состав ОНК таких тюремных регионов, как Пермский край и Красноярский край входят, соответственно, всего лишь 9 человек и 17 человек. Попробуйте объехать весь Красноярский край силами 17 человек. Не удивительно, что до сих пор в регионе есть места принудительного содержания, которые ОНК не посещало ни разу!!!

И проблема не только в том, что членами ОНК не могут быть те, кто младше 25 лет, либо имеют судимость, либо находятся на государственной или муниципальной службе, либо являются адвокатами или прокурорами, но и в том, что эта деятельность , с одной стороны бесплатная, с другой – профессиональная. Член ОНК, находящий на посещение мест принудительного содержания, лишь 3-4 часа в месяц, не только не может уследить за ситуацией с правами человека за решеткой, но и утрачивает необходимые ему навыки. Происходит его регресс, как правозащитника-практика. Получается ловушка: с одной стороны члены ОНК – люди крайне занятые и загруженные, не имеющие лишней минуты, с другой – они должны находить часов 30-40 в месяц на посещения СИЗО, ИВСов и прочих приятных мест, с третьих – большинству из них за это никто не платит.

Есть ли из нее выход? Казалось бы, это выход достаточно прост: начать платить членам ОНК за их непростую, мягко говоря, работу, деньги. Однако это создаст новую опасность: в ОНК пойдут люди, стремящиеся заработать. Такие люди есть и сегодня, но их крайне мало: если кто- то из членов ОНК ездит по учреждениям за деньги, то об этом быстро становится известно и оперативникам силовых ведомств, и коллегам по Комиссии. Оплачиваемый характер работы в ОНК, по мнению многих представителей правозащитного сообщества, может привести к тому, что уже на старте формирования очередного состава ОНК изменится мотивация людей, которые желают стать общественными инспекторами.

Я вижу выход только в одном – отменить ограничение в 3 срока для членов ОНК. Это позволит каждые 3 года в каждом регионе находить все новых и новых людей, готовых жертвовать своими временем, знаниями, силами, здоровьем, а иногда и чем-то более дорогим ради того, чтобы у нас были нормальные тюрьмы, не было пыток, а сотрудники полиции и пенитенциарной системы вызывали уважение и доверие, а не страх и ненависть. И эти люди не будут каждый раз начинать с нуля, а смогут вливаться в уже существующий коллектив опытных и мудрых общественных инспекторов, среди которых будет и почтенный профессор, и бывший прокурор, и бывший зэк, и правозащитник-практик.
Непохожесть жизненного опыта этих людей, разность путей, которыми они пришли в ОНК, станет в этом случае источником динамичной работы Комиссии, а не прологом для реализации сценария басни «лебедь, рак и щука».

2 ноября 2015 года, как председатель Постоянной Комиссии по содействию деятельности ОНК Совета при президенте России по правам человека я намерен на заседании Комиссии обсудить вопрос об отмене ограничения членства в ОНК тремя сроками.

А. Бабушкин

Recent Posts from This Journal

promo an_babushkin ноябрь 20, 04:27 2
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Comments

migran_t
Oct. 30th, 2015 07:11 am (UTC)
А тут и понимать нечего-конечно прав. Ибо опыт накапливается, чем дальше, тем умнее)))

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars