?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Это – моя предпоследняя заметка, написанная по впечатлениям поездки во Вьетнам в августе 2015 года.
Название Муй Не означает «спокойный нос корабля». Первые отели возникли здесь в 1995 году, когда в Муй Не произошло полное солнечное затмение. Посмотреть на него собрались тысячи туристов, однако они обнаружили, что ни одного отеля в МуйНе нет. Однако климат им понравился. Сейчас отелей великое множество, хотя самому старому из них – всего лишь 17 лет. Может быть потому песчаные блохи и неистовствуют здесь, что туристическая инфраструктура еще не достигла своего совершеннолетия?
В МуйНе предлагается около десятка эккурсий, в основном традиционных – на острова, на горячие источники. Но меня соблазнила дешевая (30 долларов весте с обедом) экскурсия в высокогорный город-курорт Далат. Чтобы попасть в него вначале едем 50 км вдоль побережья на Север, а затем еще 150 вглубь Южного Вьетнама.
Проезжаем сельские дома 1990-х годов. Это - небольшие изящные одноэтажные бетонные коробочки с навесами впереди с узким , а иногда и очень узким фасадом, состоящие из 2 помещений; над вдохом – стандартный барельеф с изображением орла. Площадь домика-метров 40- 50. Это и есть те самые дома- трубы, про которые я уже писал.
В предгорье - деревня народа кохо. До недавнего времени кохо жили в джунглях, но власти переселили их в долину, построив для них 600 небольших белых домиков. То ли мусор где-то спрятан от глаз проезжающих, то ли в деревне кохо действительно чище, нежели в Муй Не. В середине деревни - 2- этажное желтое здание школы. Вокруг поселка – поля кукурузы и плантации гевеи. Кохо насчитывается 90 тысяч. Они говорят на одном из кхмерских языков, и, кроме Вьетнама, живут также в соседних Камбодже и Лаосе.

Дорога все дальше уходит в горы. Слева – потемневшая с рыжими разводами скальная порода. Справа – те же посадки кукурузы. Затем кукуруза сменяется посадами бананов, после чего появляется живописное озеро, по которому на каком-то плоте плавают местные жители. На плоте почему- то зажжен небольшой костер. Коптят рыбу прямо на месте излова?
Нам попадается стадо коз. Наш экскурсовод Кен рассказывает о вьетнамском способе резать домашний скот. Перед тем, как зарезать, в глотку животного заливают литр самогона; и животное не пугается, и желчь не выделяется.
Нам попадается очень много участков, где дорога ремонтируется. На местах крутых поворотов – обзорные зеркала. Проехав 110 километров, останавливаемся на экскурсионной площадке. Под нами – лесное море, расплескавшееся по десяткам гор и холмов. Вдали – полоски полей. Кен ежится от холода, так как на улице – всего лишь 18 градусов. Он рассказывает, что при температуре от 8 до 12 градусов дети не ходят в школу. А, если ниже 8 градусов? – спрашиваем мы. Кен смотрит на нас с недоумением. Нет, ниже не бывает даже в высокогорном Далате.
Вокруг дороги проявляются плотные приземистые кусты - плантации кофе «арабика». В отличие от кофе «рабуста», которые имеют вид маленьких деревец, высота кустов арабики – не больше полутора метра. С гектара собирают по 8 тонн кофе, однако после того, как его сушат и жарят остается всего 2 тонны. Кофе приобретает свой вкус, если растет на глинистой почве на высоте от 500 до 1500 метров от уровня моря. Интересно, что высажены кустики арабики и на достаточно крутых склонах. Кен рассказывает о трудностях со сбытом кофе, с которыми столкнулась страна.
Подъем закончился и мы оказались на обширном горном плато. В отличие от горных склонов, плато оказалось заселено весьма плотно. Через каждые 10 километров нам попадался какой- нибудь городок. Появились и деревянные домики, которые строит один из горных народов.
Южные леса сменяются соснами, правда сосны растут вперемежку с посадками бананов.
Подъезжаем к водопаду Прен. Высота водопада метров 15. Вода ярко- коричневая, такой цвет ей придает почва. Тропинка позволяет пройти под водопадом. Однако мы ограничиваемся тем, что фотографируемся и идем кататься на слонах, буйволах и страусах. Прокататься на слоне стоит 300 тыс. донгов, на страусе – 100 донгов за 2 круга. На слоне я уже катался, поэтому выбираю страуса. Пока я на него сажусь (а в этом мне помогает небольшая лесенка) один погонщик держит голову страуса. Я оказываюсь в седле, слегка откидываюсь назад, а страус начинает бежать. Один раз на повороте страус делает крутой вираж, но я из седла не вылетаю и благополучно прибываю к помосту, с которого сел на страуса.
В программе у нас – 2 водопада. На второй водопад мы попадаем на электросанках: нечто типа американских горок, но не такие напряжные. Я – не любитель рисковых аттракционов, поэтому регулирую скорость в сторону минимальной. Этот водопад – повыше и поживописнее; здесь можно даже искупнуться. Рядом с местом посадок на электросани – странная конструкция из палок с разноцветными деревянными колесиками; чтобы отогнать злых духов достаточно лишь покрутить эти колесики.
Далату в текущем году исполнилось 123 года. Город имеет европейскую внешность, так был построен французами, искавшими во Вьетнаме место попрохладнее. Высокогорное местонахождение порождает в Далате своеобразный климат. Говорят, что здесь утром – весна, днем – лето, вечером – осень, ночью – зима.
Город производит впечатление европейской застройкой (дом к дому), ухоженные газоны, чистота, цветники. Правда мои спутники ворчат, что на Францию город не похож.
В Далате также есть чамские башни, куда можно попасть по канатной дороге, однако мы туда не попадаем. Не посмотрели мы ни старинную железную дорогу, по которой в Далат ходит туристический поезд, ни летнюю резиденцию императора Бао Дая, ни построенный в 1942 году монастырь.
Значительную часть города занимают ровные ряды теплиц: не все вызревает в условиях горного климата.
Наша следующая остановка – т.н. «Сумасшедший дом» или гостиница Ханг Нга, построенный 25 лет назад Данг Вьет Нга, дочерью бывшего генсека Компартии Вьетнама Чионг Тиня через 2 года после смерти отца. Если Чионг Тинь находился под сильным китайским влиянием и даже провел в северном Вьетнам е земельные реформы, вызвавшие голод среди населения, то Данг Вьет Нга прожила 14 лет в Москве, окончила МАРХИ, находилась под сильным влиянием Антонио Гаудио. Гениальная женщина-архитектор построила дом, в котором архитектура и природа сплелись воедино. Такое впечатление, что перед тобою- жилище эльфов, устроенное в стволе огромного дерева. Хотя построенная часть комплекса (3 из 4 его частей еще находятся в процессе строительства) занимает где- то 3-4 сотки, благодаря тому, что переходиков, лесенок, входов, галерей, террас – огромное множество, с непривычки здесь запросто запутаешься. Пока что в доме – 11 гостиничных номеров (и весьма дорогих!), а также насколько сувенирных магазинов. Вход в дом проходит через тропический сад, на которым с двух сторон нависают неправильной формы стены. В садике архитектор ухитрилась воткнуть маленький сказочный домик, в 2 этажах которого также расположен гостиничный номер. Дом напомнил мне сказочные картины братьев Васнецовых и отчасти архитектуру некоторых вольеров московского зоопарка.
Кстати, отмечу интересный факт: Чионг Тинь, отец Данг Вьет Нга, был генсеком Компартии Вьетнама 2 раза: в 1941-56 годах, как проводник линии Мао Дзе Дуна, и 6 мес. в 1986 году, как \лидер вьетнамских консерваторов.
Около «Сумасшедшего дома» продается невкусная клубника и очень дешевые (если, разумеется, торговаться) рисунки на вьетнамском шелке.
Следующий пункт нашего маленького путешествия - Храм Ван Хай с огромной статуей золотого Будды. Будда на самом деле никакой не золотой, но все- таки позолоченный. Там я встречаю 2 молодых евреев, которые, узнав, что во мне течет и еврейская кровь, убедили меня надеть кипу и произнести пару слов на иврите. Все это они засняли на телефон. Наверное для отчетности.
Храм находится на горе. Огромный позолоченный Будда смотрит на город, другой Будда, поменьше, выглядит, как ребенок, выходящий из лотоса. На груди у Будды - ребенка свастика. В саду – скамейки, на спинках которых русские имя, фамилия и название российского города. Так здесь отражены сведения о людях, внесших крупные пожертвования на храм. В самом храме – традиционные изображения Будды, колонны в виде драконов, 2 птицы Феникс и ветвью в клюве, похожие на гигантских петухов, огромный барабан, и ароматные палочки перед алтарем. В соседнем здании храма – 2 статуи лежачего Будды и причудливые деревянные статуи в стиле «а-ля Степан Эрзя», изготовленные из корней и стволов деревьев с использованием природных контуров и изгибов самого дерева. Получатся величественно и красиво.
Наша следующая остановка – магазин чаяи кофе, где также продается серебро, изделия из крокодиловой кожи и цукаты из местных фруктов. Нас угощают чаем пуэр, моим любимым чаем улунь, жасминным чаем, знаменитым кофе «лювак» и еще полудюжиной напитков. Все очень вкусно, информативно, полезно, но необычайно дорого. Рука купить за 200 тысяч донгов 3 пачки чая улунь у меня так и не поднялась.
Покинув гостеприимный, но страшно дорогой магазин, мы через несколько минут оказываемся на фабрике-галерее картин из шелка. Здесь цены еще покруче: ведь одна картинка длиною в 2 локтя ткется вручную около месяца. Но об этом посещении я не поалею никогда: я увидел столько красивых и оригинальных полотен, что увиденное меня просто ошеломило. Тигры, олени, земледельцы, дети, горы, озера, дворцы – все это предстает с шелковых полотен ярко, волнующе и необычно. Ехал я на эту фабрику со скепсисом, однако за пол часа сделал снимков 40. Многие картины начинают смотреться только при правильном освещении; иногда кажется, что картина светится изнутри. А некоторым и освещение не нужно: изнутри от их идет какая-то необычная сила. Любимые животные авторов картин из шелка, предстающие на картинах, – тигры. Как нам рассказали, недавно один турист из России купил такую картину из шелка за 40 тыс. долларов.
На обед нас покормили вьетнамским борщем и тушенной олениной. То ли олени здесь не такие по вкусу, как у нас на Севере, то ли оленина оказалась не олениной, но на то, что я под таким же названием ел в Мурманской области, данное блюдо похоже не было.
Отмечу, что в стремлении сохранить наши деньги для покупок в дорогих магазинов гид Кен рьяно противодействовал посещению нам магазинов с дешевой едой и сувенирами.

Recent Posts from This Journal

  • В казахской юрте Приэльтонье

    Хотя большинство населения Эльтона казахи, юрт здесь только 2: музей казахского быта и дегустационный зал казахской кухни при музее. В стоимость…

  • Озеро Эльтон

    Озеро Эльтон - самое большое соленое озеро в Европе. Толщина соли под озером- 6 км. Но вода сюда поступит либо в марте, либо, если ее пригонит ветром…

  • Перед входом в "Черный дельфин"

    Перед входом в "Черный Дельфин". До снижения лимита наполнения она была самой крупной колонией для пожизненников в Европе. Церковь перед…

promo an_babushkin november 20, 04:27 2
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Comments

Дмитрий Злой
Aug. 15th, 2016 04:49 pm (UTC)
Далат
Был там так же. Приятное и красивое место, с хорошей энергетикой.

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars