an_babushkin (an_babushkin) wrote,
an_babushkin
an_babushkin

10 часов на земле Албании.

За 25 евро из черногорского города Будва я отправился в загадочную страну Албания, которую всю жизнь мечтал посетить.
Албания оказалось странной более равнинной, нежели Черногория. Хотя горы окружали нас со всех сторон, ехали мы не по узким долинам, а по вполне себе обширным равнинам. Правда, в окружении гор.
Черногорско- албанский пограничный пункт выглядел так. 9 желтых будочек с окошком находится под одним навесом, черногорская будочка стояла в 2 метрах от албанской. Миновав за 20 минут границу, мы попал в приграничный магазинчик для туристов, в котором за 3 евро можно было обзавестись бутылкой местного коньяка, а за 17 – серебряной брошкой тонкой местной ручной работы.
Чем дальше мы ехали вглубь страны, тем больше видели, что множество площадей засеяно кукурузой. Не освоенных земель очень мало, но они есть. В основном это холмы, поросшие небольшими деревцами и кустарником. Но ни на одном из них я не увидел террас, созданных заботливой крестьянской рукой.
Повсюду вокруг дороги – одиноко стоящие трех-, реже двухэтажные виллы, судя по их внешнему виду, построенные недавно. В них и живут хозяева этих полей. Привычной нашего глазу сплошной застройки, так сказать, забор к забору в сельской местности мало.

В отличие от Черногории помойки буквально тонут в мусоре. Хотя, конечно же это – не то засилье мусора, что в Индии или Таиланде.
Время от времени во дворах попадаются торчащие из земли небольшие бетонные купола серого цвета с бойницами: Энвер Ходжа, правивший в стране с 1944 по 1985 год, готовясь к 3-й мировой войне, приказал построить по 1 бетонному бункеру на каждые 4 человека. Бункеров было возведено более 700 тысяч. Сейчас бункер – символ коммунистического прошлого. В сувенирных лавках продаются пепельницы в форме бункера. Один из таких бункеров открыт для посещения в центре города. Несколько ступенек приводит меня в тесное круглое бетонное помещение диаметром метра полтора. Наружу глядят 2 смотровые щели. На стенах – какие-то металлические предметы, назначение которых я понять так и не смог. По дороге от Шкодера к границе в одном из дворов нам попались еще 3 бункера, своими смотровыми щелями недобро глядящие на дорогу.
Пепельницу- бункер я не купил, а вот двумя кружечками с портретом Энвера Ходжи обзавелся. Цены на сувениры – выше, чем в Черногории, торгуются продавцы плохо, максимальная скидка, которой я смог добиться – процентов 20. На пешеходной улице Мурата Топтани – несколько сувенирных магазинов с не очень богатым выбором. Зато в одном из них я обнаружил албанские и итальянские монеты, пол дюжины которых я купил, но, похоже, что по завышенной цене. Одна из монет с портретом короля Албании Ахмеда Зогу на реверсе отчеканена в 1935 году, за 4 года до итальянской оккупации Албании. Монета имеет достоинство 1 франг ар, но в каком соотношении франг ар находился с леками, которые одновременно в франг аром имели хождение в стране, понять мне не удалось. Однако сама монетка в России стоит более 700 руб.
В отличие от Черногории, в Албании попадаются нищие. Правда, немного. Зато около таможни на обратном пути нас атаковали цыганки в возрасте от 10 до 60 лет. Они стучались в окна машин и что-то говорили на незнакомом языке. Может быть, они хотели одолжить нам денег. Водители в этом месте наглухо задраивали окна машин, но я свое открыл и подарил цыганке 20 евроцентов.
Дороги, по которым мы ехали, хорошего европейского качества, не горные, но извилистые и однополосные. По ним не погоняешь. Может быть поэтому на обочинах – огромное количество памятников и венков в память о тех, кто на них разбился. Машин мало, правда в центре Тираны мы все- таки попали в пробку. Зато много велосипедистов. Несколько раз попадались маленькие трехколесные грузовички необычной внешности.
По дороге в Тирану проезжаем мимо 3 повозок: одна лошадка их тащит, двое понуро бредут, привязанные сзади. Это путешествуют с места на место албанские цыгане.
На улицах городов – металлические лотки, похожие на те, в которых у нас продают кукурузу. Правда здесь в них продают мясо.
На бензоколонках почему изображен козел и висит надпись, похожая на слово «кастраты». Как я понял, это – название компании.
Тирана предстала перед нами современным достаточно озелененным, о крайней мере в центре, городом. В городе высажены реликтовые сосны. Однако тени все же недостаточно.
Многие дома имеют оригинальную яркую раскраску. Это заслуга Эди Рамы. Баскетболист и художник, сын известного скульптора, он в 1990-е годы был профессором Академии художеств Тираны, но затем уехал в Париж. Его биография – сюжет для приключенческого романа. В 1997 году, когда он приезжает в Тирану, его избивает группа хулиганов. Но уже 1998 году он становится министром культуры страны, в 2000 году – мэром Тираны. Эди Раму поддерживают социалисты, но членом партии он не является. Но после поражения социалистов на выборах именно он становится лидером албанских социалистов. В 2013 году он выигрывает выборы и становится премьер-министром страны, Не чужой он и в соседней Черногории: в 2014 году Эди Рама становится почетным гражданином г. Ульциня.
Толком в албанской столице мы ничего не посмотрели: тур фирма нас подвела и гид нас не встретил. Поэтому все что мы увидели ограничилось километровым пешим маршрутом от университета до здания на площади Скандербега, национального героя Албании Георгия Кастриоти, получившего за свою непобедимость в честь Александра Македонского прозвище Александр, что по-арабски звучало, как Искандер, а по-албански еще сильнее отличалось от имени-оригинала и стало звучать, как Скандербег.
По дороге проходим большое, похожее на цирковой шатер, неказистое бетонное здание. Это – мавзолей Энвера Ходжи, спроектированный после смерти генсека Албанской Партии труда его дочерью. Тело Ходжи в нем никогда не покоилось. Глава Албании и лидер Партии труда Албании был похоронен на кладбище героев, откуда в 1992 году был тайно перезахоронен на окраине городского кладбища. Сейчас несостоявшийся мавзолей стоит в запустении и выглядит не очень.
Албания стремится войти в зону евро, но пока что не вошла. В ходу – и евро, и местные леки. За 1 евро дают примерно 130 леков, однако многие уличные торговцы округляют курс до 100 за евро, естественно в свою пользу.
Несмотря на то, то в Албании – своя православная церковь (занимающая 122 место в диптихе православных церквей Московского патриархата), а ее глава Фан (Феофан) Ноли даже стал премьером Албании в 1920-е годы, православных церквей я не заметил. Может быть это связано с тем, что в 1967-м году Энвер Ходжа заявил о том, что в Албании построено первое в мире атеистическое общество. На церковь обрушились страшные репрессии. Между прочим, в своей книжке про Сталина, Ходжа писал, как Сталин предостерегал его от гонений церкви.
На обратном пути из Тираны заезжаем в город Шкодер – второй по величине город Албании. Через Шкодер протекает мутная речка под названием Бояна. На достаточно крутой горе, нависшей над Бояной расположена крепость Шкодра. К надвратной башне крепости ведет крутая вымощенная булыжником дорога. Наш микроавтобус преодолел ее на две трети, предоставив нам возможность дальше забираться самим. Булыжники дороги за века отполированы сотнями тысяч ног. Когда дорога мокрая, спускаться по ней – удовольствие еще то. Как удалось понять из таблички перед входом, крепость была построена еще иллирийцами в 4 веке. От тех времен сохранилась стена. В надвратной башне справа и слева расположены по 4 ниши –комнаты, скорее всего для стражи. Толщина основных стен – метра полтора. Со стороны главных ворот расположен дополнительный внешний бастион; здесь уже стены потоньше- примерно 0, 7 метра.
В 1913 году Шкодер во время Балканской войны взяли черногорцы, однако затем по условиям мирного договора были вынуждены его вернуть.
В двух местах, через которые мы проезжаем, часть гор срезана, а у ее подножия лениво копошатся экскаваторы и прочая техника: здесь для нужд бурного албанского строительства добывают цемент. Удивительно другое: прямо над проезжей частью нависли незакрепленные куски породы, каждый камушек килограмм под 200- 300. Можно представить себе, что произойдет, если он свалится и повстречается с машиной.

Уже вернувшись в Россию, обнаружил, что все фотографии из Албании у меня загадочным образом стерлись. Осталась только фотография албанского «амаретто» на фоне моего микро-нетбука. Ну что ж, придется как-нибудь собраться и ехать в Албанию снова.
Tags: Путевые заметки, Путешествия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo an_babushkin ноябрь 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments