?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Впервые заседание  Совета  было посвящено не тюремному здравоохранению, а судьбе обычных поликлиник и больниц, в которые ходят большинство из нас.
М.А. Федотов  призвал  проводить заседание  Совета, как врачебный   консилиум, а, не как поединок на ринге. 
Первой выступила министр здравоохранения В.И. Скворцова. Она считает, что в результате преобразований объемы медицинской помощи не сократятся. По ее словам, в Москве количество коек уже сократилось на 5 тысяч, однако на объеме мед помощи это не отразилось, так как московские койки работали вместо 330 дней 290 дней в году. По –видимому, про историю с запретами направлять больных в определенные стационары Скворцова не знает. Министр справедливо похвалилась тем, что введены и в основном соблюдаются временные стандарты ожидания медицинской помощи.
Отвечая на мой вопрос, она отметила, что полного перехода к одноканальному финансированию не происходит, так как из  ФОМСа здравоохранение будет финансироваться на 60-65 %. 
Л.М. Печатников поправил Скворцову, сказав, что в Москве сократили не 5, а 10 тыс. коек, планируется снизить количество коек с 111 до  60 тыс. и все равно это будет больше, чем в среднем в столицах развитых европейских стран. Печатниковобрушился на тех, кто политизирует проблему сокращения мед. работников, особое неудовольствие у него вызвала 11 больница. Обнаружился и другой враг – профессора-недоучки, которые поступили в мед. институты за счет своих родителей, ничего не знают и никого ничему научить не могут. Оказываемая им мед.помощь, по мнению Печатникова Л.М., опасна для жизни. Вместе с тем за 2 вещи Печатникова можно похвалить: за 3 года в 3 раза снизилась смертность от инфаркта миокарда; если раньше она составляла 28 %, то теперь – 8 %. Наиболее квалифицированные врачи должны работать участковыми терапевтами, количество которых до их пор недостаточно.
К моменту моего выступления Печатников Л.М.  убежал,  однако  Скворцова слушала меня внимательно и пообещала посетить многострадальную 11 больницу.
Вот о чем я сказал.

Проблемы московского здравоохранения.


  1. В российском здравоохранении делается много правильного, разумного, вытекающего из требований времени. Вместе  с тем многие действия решения представляются непродуманными, неправильными, а иногда и опасными.



  1. В Москве полным ходом происходит закрытие московских больниц и поглощение одних больниц другими.

Планируется закрыть  30 медицинских учреждений, в т.ч. 15 больниц, уволить 7, 5 тыс. медиков. Наиболее активно сокращаются больницы, расположенные в центре г Москвы и удобные для пациентов.
Искусственно при помощи административных мер занижается койкооборот медицинских стационаров. Так, у диспетчеров скорой помощи лежали списки больниц, куда не надо госпитализировать больных.  За счет этого и достигнут показатель оборота коечного фонда в 290 дней вместо 330.
 Особенно активное сокращение касается узкопрофильных специалистов (физиотерапевтов, врачей УЗИ). За основу взята европейская модель, в которой основной упор сделан на врачей широкого профиля. Однако таких врачей  в городе нет и подготовить их можно только за 7 лет.   
Тысячам медиков предложено уволиться с работы или перевестись на должность уборщиц. Так, в объединенной ГКБ № 24 и 11 кандидат медицинских наук невролог и физиотерапевт Семен Гальперин устроен на работе на должность … санитара с зарплатой 11 тыс. руб..
В мае 2012 года эффективная качественно работающая наукоемкая 63 больница, расположенная на пр. Мира, в которой незадолго до этого был произведен капитальный ремонт, в которой работало 5 научных медицинских кафедр, была объединена с Первой градской больницей. В августе эта больница была выставлена на торги, после чего ее купил Европейский медицинский центр, который до 2010 года возглавлял Л.М. Печатников, с тех пор больница 2 года стоит брошенной; ее реконструкция не производится.  Концессионный контракт, на основании которого погублена больница, является коммерческой тайной. Однако известно, что по соглашению с Правительством Москвы первые 10 лет  больница не обязана принимать пациентов по  ОМС.   
11 больница была объединена с 24 больницей, имеющей хирургический профиль.  В 11 больнице находится центр рассеянного склероза, паллиативный онкологический центр, производится выхаживание кардиологических больных, московский центр обструктивной болезни легких. Уникальность больницы состоит в том, что специалисты больницы умеют работать с больными сопутствующих патологий. Тем не менее, обе больницы были объединены. 
В ГКБ № 1 закрыто эндокринологическое отделение, где наблюдались беременные, больные сахарным диабетом.
В 2012 году в приказ от 2008 года было внесено изменение о корректировке строительства и реконструкции корпусов больниц, которым количество реконструированных корпусов было снижено.
Не радостна в том плане и ситуация по стране: в целом по России с 2000 по 2013 год количество мед стационаров уже снизилось с 10 404 до 4398. Снизилась территориальная доступность учреждений здравоохранения.
3. Несмотря на кардинальное улучшение технического состояния сохраняется одна из основных причин больничной летальности – отсутствие мед работников, обеспечивающих уход.

4. В московском здравоохранении остро не хватает коек по уходу (медико- социальной помощи) за наличие которых  Департаменты здравоохранения и социальной защиты отвечает совместно. Потребность в таких койках - более 10 тысяч.
Такое же количество - более 10 тыс. - необходимо и коек реабилитации. Затраты на них ниже, чем затраты на острых пациентов, так как большинство работников, обслуживающих такие койки, – мед сестры и соц работники, а из врачей нужны в первую очередь реабилитологи. Средний срок пребывания – 2-3 мес.  Реабилитационных больниц в Москве сегодня нет. Зато есть такие койки в коммерческом секторе.  Коммерческая цена для пациента – 100- 150 тыс. на человека.
Поэтому идею Л.М. Печатникова о создании больниц с койками по уходу  и с реабилитационными койками я поддерживаю.
 
5. Главной бедой российского здравоохранения может стать с 2015 года  1 - канальное финансирование лечебно – профилактических учреждений (ЛПУ) только за счет средств ОМС, которые поступают через стразовые компании.  Размер финансирования  будет составлять  всего лишь 30 % от себестоимости большинства услуг. В одной из посещенных мною больниц  мы видели, как сегодня работает этот  механизм. Мы посетили  травмотологию. У  пациентки – молодой девушки 20 лет – трава плеча и мениск. Квоту по плечу она ждет уже несколько месяцев. Лечение мениска вынуждена оплачивать. Уже сегодня квот не хватает.  Люди вынуждены покупать все сами.  Тер программа гос. гарантий слабая, не включает ряд позиций. Однако с переходом к 1- канальному финансированию ситуация станет еще хуже.
Коммунальные платежи, которые сегодня оплачивает бюджет, будет оплачиваться  из ОМС. После перехода к 1- канальному финансированию любой больнице можно будет предъявить претензии, что она экономически не эффективна и закрыть ее. Нельзя уходить от бюджетного софинансирования, уходить от обязательств государства, которые, хочу напомнить, имеют конституционную природу.
В бюджетно – страховой модели ОМС покрывал только заработную плату, медикаменты, расходные материалы. Замена бюджетно – страховой модели  финансирования на страховую означает неизбежное уменьшение качества и объемов мед помощи. Без бюджетного финансирования  треть больниц в Москве закроются.  

6. Короткий койкодень, который уменьшился в среднем с 21 дня до 7 дней, руководители здравоохранения объясняют улучшением инструментального обеспечения. И здесь вроде бы логично: техника  стала лучше,  поэтому и лечим людей быстрее. Однако главный критерий  оценки сокращенного койкодня – послебольничная смертность  - отсутствует

7. Московское здравоохранение – самая закрытая сфера в столице. Речь идет не о медицинской тайне, а о том, что представитель общественности элементарно не может получить необходимую информацию. Например, уровень и структура смертности по районам Москвы недоступна. Общественный контроль за здравоохранением отсутствует. Проявлением закрытости стало невозможность пригласить на сегодняшнюю встречу представителей московского врачебного сообщества –к.м.н Семена Гальперина и Ольги Демичевой.   
8. Не обеспечена фармакологическая безопасность страны. Восстановить систему производства препаратов – антибиотиков и иных классов лекарств,   разрушенную в России в процессе приватизации, так как невозможно было приватизировать всю технологическую цепочку производства препаратов.
9. Опасной проблемой является подчиненность тактики лечения требованиям обязательного медицинского страхования, когда врач не может назначить все необходимые обследования.
9. Идею В.И. Скворцовой о необходимости выстраивания вертикали в здравоохранении я поддерживаю. Не являясь поклонником идеи вертикали власти, в здравоохранении я часто вижу, что  нарушения на местах без вмешательства сверху просто некому исправить.
А. Бабушкин
promo an_babushkin november 20, 04:27 2
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
Софья Ситковская
Feb. 26th, 2015 11:15 am (UTC)
По Челябинской области такая же ситуация. Знакомые врачи винят во всём ФОМСы.
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars