April 15th, 2020

Обращение к Прокурору Иркутской области о недопуске адвокатов в СИЗО-1

Прокурору Иркутской области,
государственному советнику
юстиции 2 класса

Воронину А.Б.




«О фактах воспрепятствования адвокатской
деятельности в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН
России по Иркутской области»


Уважаемый Александр Борисович !

      Адвокатская палата Иркутской области серьезно обеспокоена ситуацией,   возникшей в  связи с ограничением работы адвокатов в учреждении  ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Иркутской области.
     Как следует из многочисленных обращений коллег, с 13 апреля 2020 г. полностью прекращен доступ адвокатов для встреч с клиентами, содержащимися в следственном изоляторе. При этом факты недопуска адвокатов  не были связаны с профилактическими мерами, введенными в СИЗО, а также с состоянием здоровья адвоката, в том числе наличием у него повышенной температуры. Сотрудники учреждения ссылаются на  постановления главного государственного санитарного врача ФСИР России от  16.03.2020 г., главного санитарного врача ФКУЗ МСЧ-38 ФСИН России от 18.03.2020 г., а также предостережение Прокуратуры Иркутской области от 06.04.2020 г.   В помещении СИЗО-1 было размещено объявление о том, что «осуществление права на защиту адвокатами в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных в СИЗО-1 возможно только совместно с сотрудниками следственных органов».
     При этом, по имеющейся информации, карантин на территории СИЗО-1 не вводился, сотрудники органов дознания и следствия беспрепятственно посещают следственный изолятор. Вынужден обратить Ваше внимание на то обстоятельство, что в пункте 2 предостережения о недопустимости нарушения закона от 06.04.04.2020 г., направленного заместителем прокурора Иркутской области Бабенко В.В. в адрес начальника   ФКУ СИЗО-1,  предписано ограничить посещение учреждений ГУФСИН России по Иркутской области представителями федеральных органов исполнительной власти, общественных наблюдательных комиссий, адвокатами и  иными лицами.
     Полагаю, что указанная  формулировка не соответствует закону, поскольку, в отличии от перечисленных категорий, адвокат является полноправным участником уголовного судопроизводства со стороны защиты в соответствии с положениями статьи 49 УПК РФ. Исходя из пункта 9 части 4 статьи 47 и пункта 1 части 1 статьи 53 УПК РФ, обвиняемый и защитник вправе иметь свидания друг с другом наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности.
     К сожалению, указанная формулировка прокурорского предостережения была воспринята сотрудниками учреждения как основание для прекращения  допуска адвокатов к доверителям и предъявления явно незаконных требований о реализации права на защиту исключительно в присутствии следователя.
    Совет Адвокатской палаты Иркутской области просит незамедлительно решить вопрос о беспрепятственном прохождении адвокатов в помещение следственного изолятора для выполнения ими своих профессиональных обязанностей при предъявлении удостоверения  адвоката и адвокатского ордера (если он отсутствует в спецчасти СИЗО).
    Введенные в СИЗО  профилактические мероприятия  не должны нарушать конституционное право на защиту содержащихся под стражей граждан. Отказ пропустить к арестованному адвоката является грубейшим нарушением конституционного права на защиту содержащегося под стражей гражданина.
    Полагаю, что данная конфликтная ситуация может и должна быть оперативно разрешена на региональном уровне.
    Прошу Вас принять меры прокурорского реагирования по изложенным фактам, о принятых мерах проинформировать Адвокатскую палату Иркутской области по адресу электронной почты  palatairk@yandex.ru.

 
Президент
АП Иркутской области                                                                        О.В. Смирнов
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Домашнее насилие в период коронавируса.

Обсуждение было приурочено к рассмотрению этого вопроса на бюро Партии «Яблоко».
На обсуждении была озвучена цифра: на 333 % участились случаи домашнего насилия.
Участники обсуждения предложили потребовать от руководства страны ратифицировать Конвенцию МОТ по домашнему насилию и Стамбульскую Конвенцию.

Одна из участниц призвала ограничить продажу алкоголя.  Я возразил, сославшись на то, что исследований о влиянии алкоголя в условиях самоизоляции нет. Меня поддержала Ольга Радаева, обратив внимание на непредвиденные последствия запретительных мер.

Участники обратили внимание на то, что надо разделить системное домашнее насилие и разовые бытовые конфликты.

Особое внимание участники обсуждения обратили на то, что и до пандемии короновируса убежищ и кризисных центров не хватало. Сейчас многие из них закрылись. Поэтому многим жертвам насилия стало некуда идти.

Анна Темкина из Спб предложила провести блиц-исследования о масштабах домашнего насилия. Я предложил попросить о таком исследовании Университета МВД.

В проекте решения бюро «Яблока» содержатся предложения не допускать закрытия убежищ, использовать гостиницы для отселения жертв насилия, обращать внимание полиции на приоритетную защиту жертв насилия.

Я предложил сделать 2 разных заявления: о мерах по предотвращению домашнего насилия и о мерах по предотвращению бытовых конфликтов, предусмотрев обязательную возможность тем, у кого обостряются отношения с теми, с кем они проживают, из дома.