December 17th, 2018

promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Рекомендации Совета при Президенте по по соблюдению прав человека в тюрьме (1).

            На сайте Совета опубликованы рекомендации СПЧ по соблюдению прав человека в тюремной системе.
Рекомендации почти не претерпели изменений по сравнению с текстом, подготовленным мною по итогам заседания СПЧ 19 декабря 2018 года и дополненным  членами и экспертами СПЧ.
Правда формулировка «внести изменения» была заменена на «проработать вопрос о внесении изменений».
Не знаю, изберут ли меня председателем ПК-10 (постоянная комиссия по содействию ОНК и пенитенциарной реформе), однако даже в качестве члена Совета я намерен, чтобы не реже раза в 6-9 месяцев проводились совещания, с одной стороны, по контролю за выполнением рекомендаций, с другой стороны – по их дополнению.       

РЕКОМЕНДАЦИИ
64-го специального (126-го) заседания
Совета при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека
на тему «Открытость и законность – главные гарантии
уважения человеческого достоинства
в учреждениях уголовно-исполнительной системы».

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее – Совет) провел 19 сентября 2018 г. свое 64-е специальное заседание, посвященное вопросам соблюдения принципов открытости и законности в учреждениях уголовно-исполнительной системы. В заседании приняли участие представители руководства Минюста России, Федеральной службы исполнения наказаний, Генеральной прокуратуры России, иных органов государственной власти, члены общественных наблюдательных комиссий, представители правозащитных некоммерческих организаций, эксперты, журналисты.

По результатам состоявшегося обсуждения Совет констатирует следующее.

В последнее время в средствах массовой информации и социальных сетях участились сообщения о случаях насилия и бесчеловечного обращения в учреждениях уголовно-исполнительной системы (далее – УИС). Широкий общественный резонанс вызвала видеозапись издевательств, чинимых сотрудниками ФКУ ИК № 1 УФСИН России по Ярославской области. Несмотря на то, что осужденный, подвергшийся издевательствам, неоднократно обращался по этому поводу в органы прокуратуры и следствия, уголовное дело было возбуждено лишь после того, как видеозапись стала достоянием гласности. Этот пример ярко иллюстрирует, что открытость деятельности, соблюдение законности и прав человека являются неотъемлемыми и важнейшими гарантиями эффективности УИС, доверия к ней со стороны общества.

Реализация Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 1772-р, с внесенными в нее в 2013-2017 годах изменениями, позволила обеспечить определенные позитивные сдвиги в плане соблюдения и защиты прав человека в местах принудительного содержания. Численность подозреваемых, обвиняемых и осужденных, содержащихся в учреждениях УИС, снизилась с 702 тыс. в 2012 г. до 568 тыс. в 2018 г. Но, несмотря на снижение численности тюремного населения в России, этот показатель по-прежнему остается избыточным. Так, по пенитенциарному индексу (количество заключенных на 100 тыс. жителей) Россия находится на 14 месте в мире и на 1 месте в Европе. Для сравнения, в Германии и во Франции, суммарное количество жителей которых примерно равно численности жителей России, совокупное тюремное население не превышает 130 тыс. человек. Тюремное население Российской Империи при численности населения страны в 170 млн. человек никогда не превышало 180 тыс. чел.
Это обусловлено не столько частотой назначения наказания в виде лишения свободы, сколько его сроками. Лишь 24% осужденных назначен срок наказания до 3 лет лишения свободы, основная часть отбывает сроки 3-5 лет (23%) или 5-10 лет (35%), а 18% - свыше 10 лет лишения свободы. Для сравнения, срок лишения свободы менее 3 лет в странах Совета Европы отбывает в среднем 40% заключенных (из них в среднем 13% отбывают срок менее 1 года), срок от 3 до 5 лет – 17,8% заключенных, срок от 5 до 10 лет – 20,5% .

Издержки такого подхода к наказаниям высоки. Во-первых, большая часть из 568 тыс. заключенных, в основном людей трудоспособного возраста, оказываются исключенными из производительного труда в условиях неблагоприятных демографических тенденций. Во-вторых, длительная изоляция осужденных от общества не только не способствует предупреждению новых преступлений, а, напротив, обусловливает высокий риск рецидива. В современном мире длительное выключение человека из быстро меняющегося общества существенно снижает возможности его полноценного возвращения к нормальной жизни, приводит к его отчуждению от общества и его институтов. В-третьих, длительные сроки наказания становятся психологическим, социальным и экономическим испытанием для членов семей осужденных.

Чрезмерное число заключенных во многом обусловлено особенностями действующего уголовного закона, который криминализирует малозначительные и неопасные деяния, дает возможность применять уголовно-правовые меры для разрешения гражданско-правовых споров, устанавливает неоправданно жесткие наказания за ненасильственные преступления.

По мнению Совета, успешное реформирование УИС в нашей стране возможно только при существенном сокращении численности заключенных. При этом такое сокращение имеет смысл в том случае, если в обозримом будущем это не повлечет сокращения численности сотрудников УИС и снижения ее финансирования. В свою очередь, сокращение численности заключенных может быть достигнуто путем более систематического применения Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации института амнистии, существенного расширения практики помилования (в 2014 г., например, было помиловано всего 2 человека, тогда как в 2000 г. – 12 836 человек), а также исключения случаев взятия под стражу подозреваемых и обвиняемых в случаях, когда возможно применение других мер пресечения.
В числе позитивных сдвигов последних лет следует отметить уменьшение жалоб на качество оказания медицинской помощи в учреждениях УИС. В каждом учреждении создан круглосуточный фельдшерский пост, несмотря на удельный и абсолютный рост количества ВИЧ-инфицированных осужденных, существенно снизилась смертность в учреждениях УИС.

Смертность в учреждениях УИС достигла своего максимума в 4 770 человек в 2010 году, и с тех пор ежегодно снижается. Так, в 2014 году в учреждениях УИС умерло 4 097 человек. Показатель детской смертности в учреждениях ФСИН России составил 6 детей на 1000 человек (в гражданском здравоохранении – 8 на 1000). На первом месте среди причин смертности - сердечно-сосудистые заболевания (23,5% умерших), на втором - иные заболевания (22,4%), на третьем - ВИЧ (19,4%), на четвертом - травмы и отравления (16,2%), на пятом – онкологические заболевания (10,9%), на шестом – туберкулез (7,7%). Одной из причин снижения смертности стало принятие ФСИН России предложения правозащитников о том, чтобы начинать проведение ВААРТ при снижении иммунного статуса ВИЧ-инфицированного до 500 единиц.

Рекомендации Совета по по соблюдению прав человека в тюрьме (2).

В положительную сторону изменилась практика освобождения осужденных от отбывания наказания в связи с болезнью: в течение ряда лет происходило сокращение числа освобождаемых. В 2006 году к освобождению по болезни было представлено 2220 человек, из которых были освобождены 61%, в 2009 году из 2776 человек было освобождено 47,8%, в 2011 году из 3886 человек было освобождено 46,7%, в 2013 году из 3853 человек вышло на свободу 28%, а в 2014 году из 3758 человек лишь 24 % были освобождены от наказания по болезни. Внесение изменений в постановление Правительства Российской Федерации от
6 февраля 2004 г. № 54 позволило переломить эту тенденцию и обеспечить освобождение по болезни более двух третей осужденных, представленных к освобождению.


Возникают многочисленные сложности при направлении осужденных в больницы УИС для получения специализированной медицинской помощи. После сокращения в 2016 году коечного фонда Межобластной больницы им. Ф.П. Гааза в 3 раза ситуация в учреждениях УИС европейской части России еще более осложнилась.
Значительная часть заключенных по-прежнему не обеспечена доступом к занятиям спортом: в СИЗО турники и брусья находятся только в прогулочных дворах, предназначенных для прогулок несовершеннолетних, посещение спортзалов возможно только в качестве дополнительных платных услуг, и только в СИЗО, в большинстве посещенных локальных участков исправительных колоний спортивные уголки отсутствуют либо оборудованы только турниками.
Не решен в полной мере вопрос ведомственного контроля за санитарным состоянием камер в части измерения освещенности, влажности, концентрации кислорода и углекислого газа, скорости тока воздуха, зараженности грибком и иных параметров микросреды.

Во многих учреждениях УИС не решен вопрос своевременного направления заключенных на медико-социальную экспертизу для установления, продления или изменения группы инвалидности, разработки или корректировки индивидуальной программы реабилитации инвалидов. Массовый характер носит отказ медико-социальных экспертных комиссий в установлении или продлении инвалидности при наличии явных оснований для этого. При этом комиссии упускают из поля зрения то обстоятельство, что инвалидность для осужденного означает не только получение пенсии, но и разработку индивидуальной программы реабилитации и абилитации, а в ряде случаев - освобождение от работы на производстве и работ по благоустройству, от построений, передвижения в строю, обязательной зарядки, создание материально-бытовых условий проживания, учитывающих имеющиеся у него ограничения жизнедеятельности. Минимально приемлемый контроль за решением этих проблем, как со стороны Минтруда, так и со стороны Федерального бюро медико-социальной экспертизы отсутствует.

Члены Совета, регулярно посещающие учреждения УИС в различных регионах страны (только за последние месяцы – во Владимирской, Воронежской, Новосибирской, Самарской и Ярославской областях, в Красноярском крае, Республике Тыва, городах Москве и Санкт-Петербурге), отмечают, что стационарные видеокамеры и переносные видеорегистраторы стали важным средством фиксации фактов повседневной жизни учреждений УИС, поведения сотрудников ФСИН России, подозреваемых, обвиняемых, осужденных. Важным позитивным новшеством можно считать введение нового вида наказания – принудительные работы. Хорошо зарекомендовали себя и исправительные центры, осуществляющие миссию по ресоциализации лиц, осужденных к длительным срокам лишения свободы.
Членам Совета известно принципиальное отношение руководства ФСИН России по отношению к нарушениям закона со стороны сотрудников УИС. По поступающим из Совета обращениям о случаях незаконного и необоснованного применения физической силы или спецсредств в отношении заключенных, ограничения их прав, ущемления их законных интересов проводятся проверки, неправомерным действиям сотрудников и руководителей учреждений УИС, как правило, дается принципиальная оценка, виновные лица привлекаются к ответственности. 

Тем не менее, ситуация с соблюдением прав человека в учреждениях УИС не может быть оценена как благополучная. Из ряда регионов поступает информация о применении в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных пыток, жестокого и унижающего обращения. Выявляются случаи, когда отдельные сотрудники УИС вместе с представителями криминального мира создают систему поборов и издевательств над заключенными. Особое внимание привлекают территориальные органы УИС Белгородской, Владимирской, Кировской, Пензенской, Саратовской, Омской, Ярославской областей, Красноярского края, Республики Мордовия. Иногда и в благополучных в целом регионах имеются отдельные учреждения, вызывающие серьезные нарекания правозащитников, как например, ФКУ СИЗО № 6, ФКУ ИК № 7 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ФКУ ИК № 6 УФСИН России по Рязанской области.

Не может быть более терпима ситуация, когда наша страна занимает в статистике ЕСПЧ первое место по констатациям нарушения статьи 3 Европейской конвенции о правах человека (пытки, бесчеловечное и унижающее человеческое достоинство обращение и наказание). Более половины всех констатированных Судом нарушений по этой статье ЕКПЧ приходятся на Россию, причем, в основном по причине переполненности СИЗО и ненадлежащего качества тюремной медицины.
Распространенной продолжает оставаться практика, когда взыскания на осужденных налагаются по малозначительным и надуманным поводам, искусственно превращая в нарушителей осужденных, которые стремятся к исправлению и достижению иных целей наказания.

Органами прокуратуры зачастую допускается формализм и поверхностность при проверке обращений заключенных и правозащитников, а в некоторых случаях предпринимаются меры реагирования, направленные на ухудшение положения осужденных и обвиняемых. В органах Следственного комитета России и МВД России проверка материалов по обращениям лиц, содержащихся в учреждениях УИС, о совершенных в отношении них преступлениях, зачастую поручается наименее опытным сотрудникам, а контроль за принятием обоснованного процессуального решения отсутствует.

Совет отмечает, что многие конфликтные ситуации в колониях, развивающиеся затем в акции массового неповиновения, связаны с тем, что в этих колониях сохранился т.н. «актив» - приближенная к администрации организованная группа осужденных, как правило, осужденная за особо тяжкие преступления, используемая администрацией учреждения для оказания давления на основную массу осужденных в целях выполнения требований администрации учреждения.

Несмотря на то, что в Концепции развития УИС до 2020 года была поставлена задача обеспечить подконтрольность УИС институтам гражданского общества, реализация данной задачи столкнулась с многочисленными препятствиями. Общественные наблюдательные комиссии (далее – ОНК) выполняют важную и социально-значимую задачу, делая работу закрытых учреждений более открытой, способствуют сокращению случаев нарушения прав человека и закона в местах принудительного содержания и повышают уровень доверия населения к работе органов власти. Несмотря на важность и значимость деятельности ОНК, в ряде регионов имеются сложности взаимодействия ОНК и органов власти, а также проблемы формирования комиссий. Поправки, внесенные в Федеральный закон от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания" в 2018 году, ещё более усложнили работу ОНК и в части формирования, и в процессе их деятельности.

В составе региональных ОНК и общественных советов при территориальных органах ФСИН России ощущается острый дефицит правозащитников. В ходе формирования 4-го состава ОНК в ряде регионов наиболее опытные, принципиальные и активные правозащитники в состав комиссий не попали, а некоторые ОНК сформированы в явно недостаточном составе.

Процесс отбора в состав ОНК становится всё менее и менее прозрачным. На протяжении нескольких лет многие опытные представители ОНК в процессе переназначения не смогли войти в новые составы комиссий без видимых на то причин. Сама процедура отбора не направлена на формирование по-настоящему эффективных ОНК. В особенно сложном положении оказываются регионы, в которых отсутствует конструктивное взаимодействие представителей органов исполнительной власти и Общественной палаты региона с ОНК. В большинстве регионов представители органов исполнительной власти не всегда имеют реальное представление о важности и актуальности деятельности ОНК.

Законодатель за 10 лет существования ОНК так и не смог решить многочисленные сложности, возникающие в процессе деятельности Комиссий с первых месяцев их деятельности. Так, помимо материальных и временных затрат, направленных на организацию посещений мест принудительного содержания, ОНК для осуществления своей деятельности необходимы существенные временные и финансовые затраты на ведение документооборота, канцелярские принадлежности, помещения и оргтехнику. Например, в ОНК Ростовской области в год регистрируется до 1500 единиц только бумажной и электронной входящей корреспонденции (не считая многочисленных устных обращений).

В соответствии с ч. 1.1 ст. 9 Федерального закона от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания" органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе оказывать финансовую, имущественную, консультационную, информационную и иную поддержку ОНК. Анализ деятельности ОНК показывает, что региональные органы власти и органы местного самоуправления неохотно пользуются данным правом. Оказание поддержки ОНК является скорее исключением, чем правилом.

Членами ОНК в 2017 году осуществлено 3,5 тысяч посещений учреждений УИС. В 2018 году члены ОНК посетили учреждения УИС 1857 раз, примерно в 50% случаев их сопровождали помощники по правам человека руководителей территориальных органов ФСИН России. Наиболее активно посещали учреждения УИС ОНК Иркутской, Кировской, Свердловской областей, Республики Мордовия и г. Москвы. Тем не менее, деятельность ОНК пока что не стала фактором предотвращения и выявления нарушений прав человека во всех учреждениях ФСИН России. Нередки случаи, когда посещения носят экскурсионный характер и не направлены на выявление проблем и нарушений, либо когда посещения являются точечными и направлены на посещение 2-3 человек, направивших жалобы.
Не удалось стать фактором безусловного соблюдения и эффективного восстановления прав человека в учреждениях УИС и прокурорскому надзору. Хотя прокурорами принесено 7797 протестов, из которых 7300 удовлетворено, эти меры реагирования не обеспечили системного выявления и пресечения нарушений прав человека, а в некоторых случаях оказались направленными на ухудшение положения заключенных. Сотрудники прокуратуры в 2018 году посетили учреждения УИС 2203 раза. Отчеты о посещении учреждений УИС членами ОНК чаще всего не публикуются. Практики публикации в сети Интернет хотя бы кратких прокурорских отчетов не сложилось.

Руководству ФСИН России удалось обеспечить низкий уровень перерастания конфликтных ситуаций между сотрудниками и заключенными в силовую фазу. Так, в 2018 году зарегистрирован 61 факт применения физической силы в отношении сотрудников. Вместе с тем в 2017 году в органы прокуратуры на недозволенные методы воздействия, связанные с применением физической силы, пожаловались 2300 заключенных. Централизованного учета жалоб на недозволенное применение насилия, поступивших в ОНК, не существует.

Следует отметить, что Рекомендации Совета, принятые по итогам общественного расследования событий в ФКУ ИК № 6 ГУ ФСИН России по Челябинской области в ноябре 2012 года, в значительной степени остались невыполненными, хотя руководством ФСИН России были сделаны принципиальные выводы из случившегося: начальник территориального органа ФСИН России был освобожден от занимаемой должности, начальник колонии и виновные сотрудники уволены.
С 2017-2018 гг. в территориальных органах ФСИН России стал работать институт помощников начальников территориальных органов по работе с верующими. В 69 регионах помощники назначены из числа духовных лиц РПЦ, в 4 – из числа духовных управлений мусульман, в 7 – из числа светских лиц. При этом обращает на себя внимание, что преимущественно мусульманским население является в 8 регионах, преимущественно буддийским – в 3 регионах.

В соответствие со ст. 14 УИК РФ ФСИН России заключены двусторонние соглашения о взаимодействии с некоторыми централизованными религиозными организациями (православие, ислам, иудаизм). При этом неоднократные на протяжении нескольких лет обращения по этому поводу других конфессий, в частности, протестансткого вероисповедания, необоснованно игнорируются либо отклоняются под предлогом «нецелесообразности». В результате содержащиеся в учреждениях УИС протестанты подвергаются дискриминации по признаку отношения к религии.

Следует отметить, что реформирование пенитенциарной системы должно быть связано с изменением структуры штата сотрудников УИС. Так, при численности сотрудников УИС более 295 тыс. чел., около 70% персонала отвечает за охранные, управленческие, оперативные и вспомогательные функции, медицинскую помощь заключенным обеспечивает 12,5% сотрудников, организацией труда заключенных занимается 8,2% сотрудников, воспитательной работой – не более 3% сотрудников, образованием - 2,9% сотрудников, психологической помощью заключенным и сотрудникам – 1,4% сотрудников.

Хотя условно-досрочное освобождение выступает одним из главных стимулов правопослушного поведения осужденных, система условно-досрочного наказания и замены наказания более мягким оказалась в кризисном состоянии. Так, с 2006 г. по 2015 г. доля освободившихся условно-досрочно среди всех освобождающихся упала с 51% до 22%; в 2017 г. эта доля вновь увеличилась, но только до 33%.

Рабочими местами обеспечены лишь около 40% заключенных, причем часто это рабочие места низкого качества и не позволяют развивать и поддерживать востребованные за пределами исправительных учреждений навыки, не всегда соответствующие требованиям техники безопасности, с оплатой труда существенно ниже, чем на воле. Не удалось покончить с ситуацией, когда за работу в течение полного месяца при 8-дневной рабочей неделе осужденные получают на лицевой счет денежные средства, которые существенно меньше МРОТ, хотя по законодательству удерживается не более 25% заработной платы.

Рекомендации СПЧ по соблюдению прав человека в тюрьме (3).


  1. С учетом изложенного Совет рекомендует:

    1. Минюсту России, ФСИН России проработать вопрос о внесении изменений в:

      1. в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации в части:

        1. определения правового статуса исправительных центров в качестве учреждений исполнения наказания в виде ограничения свободы;

        2. создания на базе воспитательных колоний объединенных воспитательно-исправительных центров с участком, функционирующим в режиме следственного изолятора, изолированным участком исправительной колонии общего режима, колонии-поселения для достигших совершеннолетия воспитанников воспитательной колонии, переведенных в исправительную колонию общего режима либо в колонию-поселение, участком для лиц, готовящихся к освобождению;

        3. создания домов ребенка для детей в возрасте до 3 лет в колониях-поселениях, в которых отбывают наказание женщины;

        4. удержания не более 50% от заработанных осужденным средств или иного полученного им дохода, вычеты сверх указанного предела из дохода заключенного могут иметь место только с его согласия; установить, что из пенсии и иного дохода инвалидов не только 1, но и 2 и 3 группы такие удержания без их письменного согласия не производятся; 

        5. направления осужденных, которых невозможно по объективным причинам направить для отбытия наказания в учреждение УИС по месту жительства их семей, в ближайшее от места жительства их семей учреждение на основании их заявления;

        6. привлечения к работе по профессии положительно характеризующихся осужденных из числа медицинских, педагогических работников, инженеров, предпринимателей, иных лиц, обладающих высокой квалификацией;   

        7. смягчения строгих условий отбывания наказания в воспитательных колониях в сочетании с усилением индивидуальной работы психологов с нарушителями правил внутреннего распорядка;

        8. разработки в отношении каждого осужденного индивидуальных программ исправления, направленных на изменение морально-нравственной ориентации осужденного, преодоление им ранее приобретенных вредных привычек и ранее сформированных алгоритмов поведения, приобретение им новых знаний, навыков, умений, в т.ч. связанных с поведением в ситуациях, представляющих криминальные риски. Такая программа составляется на понятном для осужденного языке в период нахождения осужденного в карантинном отделении исправительного учреждения сотрудником воспитательного отдела совместно с психологом, оперативным уполномоченным, начальником отряда, утверждается начальником учреждения или его заместителем по воспитательной работе и по возможности согласовывается с самим осужденным. Основные средства исправления, перевод в облегченные условия отбытия наказания, перевод в колонию-поселение, льготный зачет срока отбытия наказания, замена наказания более мягким, условно-досрочное освобождение от наказания выступают в качестве различных этапов реализации такой программы исправления. Итоги выполнения программы исправления подводятся в отношении каждого осужденного ежегодно с приглашением представителей регионального уполномоченного по правам человека, Общественного совета при территориальном органе ФСИН России, ОНК, правозащитных организаций, а при необходимости – родных и близких осужденного. Установить, что нарушение осужденным порядка отбытия наказания влечет, в первую очередь, не наложение взысканий, а изменение и дополнение индивидуальной программы исправления. Предусмотреть, что осужденному за тот период времени, что он не допускает нарушений, отнесенных к числу злостных или дисциплинарных, 1 месяц лишения свободы засчитывается за 35 дней, а осужденному, успешно реализующему индивидуальную программу исправления – за 45 дней. Хотя данная задача является весьма трудозатратной, однако ее реализация позволит резко повысить эффективность перевоспитания осужденных и, следовательно, сократить постпенитенциарный рецидив;

        9. дополнения перечня основных средств исправления осужденного возможностью получения им высшего профессионального образования, установление порядка получения такого образования;

        10. дифференциации нарушений порядка отбытия наказания на: а) злостные нарушения, при наличии которых осужденный может быть переведен в запираемые помещения, б) дисциплинарные нарушения, влияющие на условия отбытия наказания и получаемые осужденным льготы, в) малозначительные нарушения, являющиеся основанием для проведения беседы или устного выговора. Не применять накопительный принцип при назначении наказания за допущенное нарушение, когда сумма ранее допущенных нарушений позволяет признать новое малозначительное нарушение дисциплинарным либо новое дисциплинарное нарушение - злостным. Рассматривать неоднократное невыполнение законного требования сотрудника учреждения УИС как дисциплинарное нарушение, а повторное злостное невыполнение в течение года законного требования сотрудника учреждения УИС – как злостное нарушение;

        11. установлении, что при прибытии на плановое свидание родных и близких лиц, содержащихся в карцере, штрафном изоляторе, дисциплинарном изоляторе, одиночной камере, ПКТ, ЕПКТ содержание лица в запираемом помещении прерывается и возобновляется после завершения свидания. Установить, что неиспользованные свидания суммируются и могут быть использованы по прибытию родственников в учреждение УИС;

        12. отмены ограничения на телефонные переговоры для лиц, находящихся в помещениях камерного типа;

        13. введения нового вида дисциплинарного наказания – увеличения времени работ по благоустройству с 2 до 6 часов в неделю;

        14. ограничения применения такого вида дисциплинарного наказания как помещение в ШИЗО. Установить, что осужденный не может быть помещен в штрафной изолятор более чем на 60 суток в течение года, при этом перерыв между водворениями в ШИЗО не может быть менее 3 суток;

        15. отмены нормы, запрещающей объявление иного поощрения, кроме снятия взыскания по истечении определенного времени после его наложения осужденному, имеющему неснятое или непогашенное взыскание;   

        16. отнесения вопросов трудоустройства осужденных, отбывающих наказание в колониях-поселениях, к совместному ведению ФСИН России и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;

        17. предоставления права беспрепятственного посещения мест лишения свободы председателю Совета в порядке, установленном для Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации;

        18. предоставления права беспрепятственного посещения мест лишения свободы сотрудникам аппаратов региональных уполномоченных по правам человека, по правам ребенка, по защите прав предпринимателей по доверенности соответствующего уполномоченного.





    1. в Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в части:



    1. запрещения приема подозреваемых и обвиняемых в СИЗО сверх установленной нормы размещения в размере 4 м. кв. на человека, кроме лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений либо тяжких насильственных преступлений;

    2. установления с 1 января 2027 г. нормы санитарной площади в камере не менее 7 кв. м. на человека. При этом не позднее 1 января 2024 г. должно быть обеспечена повсеместная реализация существующих нормативов жилой площади – 4 кв. м. на человека);

    3. установления правила, согласно которому лицо или орган, в производстве которого находится уголовное дело, предоставляют подозреваемым и обвиняемым свидания и телефонные переговоры с родными и иными лицами, кроме случаев, если такое свидание или переговоры могут помешать расследованию уголовного дела или его рассмотрению в суде;

    4. предоставления председателю Совета права беспрепятственного посещения следственных изоляторов в порядке, установленном для Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации;

    5. предоставления права беспрепятственного посещения следственных изоляторов сотрудникам аппаратов региональных уполномоченных по правам человека, по правам ребенка, по защите прав предпринимателей по доверенности соответствующего уполномоченного, а также членам Совета – по доверенности председателя Совета.



    1. Минюсту России, МВД России проработать вопрос о внесении изменений:

    2.1. в Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации в части установления новой меры пресечения для несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых – помещение в Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей МВД России;

    1. в Федеральный закон от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»в части запрета признавать иностранными гражданами, пребывание которых на территории Российской Федерации нежелательно, осужденных иностранных граждан, члены семьи которых на законном основании постоянно проживают на территории Российской Федерации;

    2. в Уголовный кодекс РФ в части:

    3.1.1. установления нового вида уголовно-правового воздействия в отношении иностранных граждан, совершивших преступления небольшой или средней тяжести – выдворение обвиняемого за пределы Российской Федерации с согласия потерпевшего и при отсутствии у выдворяемого членов семьи, на законном основании постоянно проживающих на территории Российской Федерации. Выдворяемым лицам запрещается въезд на территорию Российской Федерации в течение десяти лет. При этом, если вред от преступления добровольно возмещен до принятия решения о выдворении, то запрет на въезд таких лиц в Российскую Федерацию – пять лет;
    3.1.2. установления нового вида дополнительного наказания – выдворение за пределы Российской Федерации. Такое наказание может назначаться судом иностранному гражданину, при отсутствии у выдворяемого членов семьи, на законном основании постоянно проживающих на территории Российской Федерации. Выдворяемым лицам запрещается въезд на территорию Российской Федерации в течение десяти лет. При этом, если вред от преступления добровольно возмещен, то запрет на въезд таких лиц в Российскую Федерацию – пять лет;
    3.1.3. введения нового состава должностного преступления - «Пытки» в целях приведения уголовного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конвенцией ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

    1. Федеральный закон от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания", в части:

    4.1.1. определения общественных наблюдательных комиссий (ОНК) как составной части национального превентивного механизма;
    4.1.2. передачи полномочий по формированию ОНК от Общественной палаты Российской Федерации в ведение Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации;
    4.1.3. установления правила, согласно которому 3-летний срок полномочий члена ОНК, назначенного после формирования Комиссии (в порядке донабора), исчисляется самостоятельно и не зависит от сроков назначения других членов ОНК;
    4.1.4. снятия ограничения, согласно которому член ОНК не может быть избран в состав одной и той же комиссии более 3-х раз;
    4.1.5. установления правила, согласно которому расходы на обеспечение работы ОНК (оплата проезда членов ОНК, ведение делопроизводства, поддержание сайта и т.д.) отдельной строкой предусматриваются в смете расходов на содержание региональных общественных палат;
    4.1.6. увеличения срока формирования ОНК.

    5. в Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» в части:
    5.1. обязательной фиксации применения спецсредств и физической силы на видеорегистраторы.

    6. в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство в части создания на базе уголовно-исполнительной инспекции ФСИН России Службы пробации, которая будет осуществлять контроль за поведением и оказывать помощь в социальной и трудовой адаптации, устройством на учебу лиц, привлеченных к уголовной ответственности, в отношении которых избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы; лиц, осужденных без реального лишения свободы; лиц, освобожденных условно-досрочно; лиц, которым лишение свободы было заменено на наказание, не связанное с лишением свободы.

    7. в Гражданский процессуальный кодекс РФ и Кодекс административного судопроизводства РФ в части предоставления права осужденному, являющемуся истцом или ответчиком по гражданскому делу либо административным истцом, участвовать в судебном процессе в суде первой и апелляционной инстанций в режиме видеоконференцсвязи или лично.  

    8. в Кодекс административного судопроизводства РФ в части установления правила, согласно которому при рассмотрении административного иска ссылка администрации учреждения УИС на обстоятельства, отрицаемые заключенным, подлежит подтверждению представленной суду видеозаписью; в ином случае данный довод администрации учреждения УИС считается недоказанным и не учитывается судом.

Рекомендации СПЧ по соблюдению прав человека в тюрьме (4).

3. Минюсту России, Минтруда России рассмотреть вопрос о целесообразности разработки проекта федерального закона об основах социальной адаптации лиц, освобождающихся из мест лишения свободы.

4. Минюсту России, ФСИН России
4.1. рассмотреть вопрос о необходимости пересмотра системы оценки деятельности органов и учреждений УИС, установив в качестве критериев, помимо прочих: степень выполнения индивидуальных программ исправления осужденных; уровень постпенитенциарного рецидива; количество и уровень тяжести преступлений, совершенных осужденными во время нахождения в учреждении; качество жизни и здоровья осужденных; образовательные и трудовые достижения осужденных; качество соблюдения прав человека в учреждении по оценке органов прокуратуры, ОНК, регионального уполномоченного по правам человека; внедрение новых форм воспитательной работы;
4.2. проработать вопрос о внесении в Федеральный закон от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", изменений, предусматривающих обязательную  психологическую реабилитацию сотрудников УИС, работающих с осужденными, не реже чем один раз в пять лет.

5. Минюсту России рассмотреть вопрос о целесообразности разработки проекта федерального закона о порядке объявления и применения актов амнистии.

6. Минюсту России, МИД России проработать вопрос о присоединении Российской Федерации к Факультативному протоколу к Конвенции ООН против пыток и создании национального превентивного механизма на базе института Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и сети региональных общественных наблюдательных комиссий (ОНК).

7. Администрации Президента Российской Федерации:
7.1. Рассмотреть вопрос о включении в критерии оценки деятельности глав субъектов Российской Федерации следующих показателей:
7.1.1. эффективности их взаимодействия с региональными Уполномоченными по правам человека и ОНК;
7.1.2. наличие и эффективность региональных мер по социальной реабилитации осужденных, освобожденных из мест лишения свободы;
7.1.3. уровень трудозанятости и оплаты труда в местах лишения свободы.

8. Минздраву России, Минтруда России:
8.1. рассмотреть возможность введения бесплатного зубопротезирования для осужденных, которые в связи с утратой зубов лишены возможности принимать пищу, однако не имеют на лицевом счету достаточно средств для зубопротезирования;
8.2. обеспечить контроль за правильностью установления, пересмотра или продления группы инвалидности и составления индивидуальной программы реабилитации инвалидов в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных, не допуская необоснованного отказа в установлении инвалидности или занижения группы инвалидности.

Collapse )