October 5th, 2018

Стоит ли передавать ФСИН в ведение МВД России?

В последние дни в СМИ вновь стали активно писать о том, что ФСИНР решено забрать у Минюста и передать в Министерство внутренних дел.

В российской истории тюремная система трижды находилась в ведении МВД. Весь 19 век тюрьмами ведало МВД, но в 1985 году после бурных дискуссий среди ученых и пенитенциарных практиков тюрьмы были переданы Минюсту.

В его ведении они находились до 1922 года, пока вновь не оказались в ведении органа внутренних дел (тогда это были ОГПУ, НКВД, МГБ и МВД). Но при этом давайте не забывать, как выглядел тогдашний Наркомат юстиции: Генеральный прокурор СССР, главный государственный обвинитель,
В 1953 году пенитенциарная система вновь оказывается в Минюсте, но ненадолго; в 1954 году тюремная система вновь попадает в ведении МВД.
В 1998 году по влиянием европейских веяний пенитенциарная система перешла в ведение Минюста.

Помню, как я этому обрадовался. Но, как оказалось, совершенно зря. Не прошло и полугода, как от милицейского генерала Владимира Спиридоновича Лекомцева подмосковные СИЗО и колонии перешли в ведение ГУИН Минюста, как правозащитников туда пускать перестали. Между тем, без всякого закона об общественном контроле, в 1994-1998 годах мы осуществляли не менее 80 посещений колоний и СИЗО в год.

Однако сегодня есть только один аргумент в пользу передачи пенитенциарной системы в ведение МВД: зарплата в полиции больше, социальные гарантии – выше. Впрочем, никто не мешает распространить такие же гарантии на сотрудников ФСИН России: все –таки сотрудники уголовно-исполнительной системы намного чаще и плотнее соприкасаются с преступниками, нежели полицейские.

Тем не менее, аргументов против намного больше.

Первое. Ведомство, которое ловит преступников и расследует преступление, не должно заниматься их содержанием и исполнением наказания. Иначе весь срок нахождения в СИЗО и в ИК превратится в процесс получения явок с повинной, а следователи и оперативники будут открывать дверь в СИЗО ногой, приобретя еще большее, чем сейчас влияние на внутреннюю жизнь места содержания под стражей.

Второе. В 1998 году, когда массовые сокращения сотрудников МВД и ФСИНа еще никому и не снились, процесс кадровой стабилизации после передачи пенитенциарки из МВД в Минюст занял 2-3 года. Сейчас после массовых и нелепых сокращений личного состава этот процесс в случае передачи пойдет еще тяжелее.

Третье. В Минюсте и ФСИНе накоплен значительный опыт применения Европейских пенитенциарных правил и исполнения решений Европейского Суда по правам человека. В МВД такого опыта, к сожалению, нет. Мне возразят – сколько нарушений сегодня происходит в учреждениях ФСИН! Боюсь, что при передаче в МВД их будет происходить больше.

Четвертое. Передача ФСИНа МВД еще на 10 лет отодвинет создание Службы пробации. Сегодня во ФСИНе и у правозащитников существует понимание: такая Служба должна быть создана путем преобразования и расширения уголовно-исполнительной инспекции. Однако представить себе структуру МВД, занимающуюся социальной реабилитацией, можно с большим трудом.

Есть на этот счет и иные соображения. В любом случае, если такая инициатива есть, она должна стать предметом широкого обсуждения ее авторов с общественностью и специалистами.
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Правозащитные аспекты расстрела парламента 4 октября 1993 года

Рекомендации общественных слушаний
"Расстрел Белого дома в 1993: причины, последствия, правозащитные аспекты"

Расстрел Белого Дома привел к исторической ситуации когда большая часть населения России перестала быть субъектами исторических и политических процессов. Модель власти, основанная на власти советов народных депутатов, была ликвидирована. в России сложилась порочная система, основанная на перекосе властных полномочий в пользу институтов исполнительной власти.

Сильнейший удар был нанесен по складывающимся в стране демократическим традициям и демократическим институтам.
Эти события привели к тому, что:
- большая часть политически активных граждан оказались дезориентированы;
- значительная часть сторонников оппозиции были запуганы, а их воля оказалась парализована;
- сотрудники правоохранительных органов и спецслужб получили опасный опыт внесудебных расправ над противниками политического режима и мирными гражданами, многоходовых провокаций и манипуляций массами.

Провоцирующую роль в развитии конфликта сыграло телевидение, которые полностью оказались в руках сторонников Ельцина; при этом доступ второй стороны в СМИ оказался полностью блокированным, что подозревало градус противостояния. Только «Радио Рокс» правдиво информировало общество о событиях, происходящих вокруг конфликта между Президентом и Парламентом. Невозможность выразить свою позицию при помощи СМИ вызывало у части общества активный протест. При этом отставка в августе 1993 года Министра печати РФ М.А.Федотова, имеющего опыт разрешения конфликтов на компромиссной основе, способствовала обострению противостояния противоборствующих сторон в информационной сфере.

Переход Ельцина к единоличной власти сопровождался отстранением от реальной власти людей, которые были идеологами поддержки Ельцина (Старовойтова, Гайдар, Пономарев), и приходу к власти людей из окружения Ельцина (Сосковец).
Ряд людей, погибших во время событий 3-4 октября 1993 года, были задержаны живыми (Сурский).
И война в Чечне, и криминальная приватизация, и цензура в СМИ, и утрата судами своей независимости, и пытки в Омской колонии, являются частными последствиями расстрела парламента.

Представляется несостоятельной претензия к Р.И. Хасбулатову и А.В. Руцкому о том, что они не раздали оружие защитникам Белого Дома. Имея положительный опыт мирного противостояния и мирной победы защитников Белого Дома в августе 1991 года, и понимая, что вооруженное противостояние толкнет страну на путь гражданской войны, Хасбулатов и Руцкой ошибочно исходили из того, что противостоящие им силовые лидеры, как и они, будут придерживаться нравственных ограничений на применение насилия. Однако у их противников таких нравственных ограничений не было.
Следуя отметить, что неся политическую, историческую и нравственную ответственность за произошедшую трагедию, Б.Н. Ельцин нашел в себе силы остановить 5 октября 1993 году раскручивающийся маховик насилия, ограничил действия силовиков, а в дальнейшем не позволил осуществить судебную расправу над своими противниками.
Предложение фракции партии «Яблоко» в первой Государственной Думе РФ о проведении парламентского расследования было отклонено парламентским большинством, и не было реализовано.
В общественном сознании события 1993 года не стали предметом политического и нравственного осмысления. Среди части общества сложился стереотип, что причиной рассматриваемых событий стало то, что Хасбулатов и Руцкой устроили мятеж против законной власти, Белый Дом защищали «красно-коричневые», то есть агрессивно настроенные люди националистических и коммунистических взглядов.

Участники круглого стола рекомендуют:
1) Установить мемориал погибшим защитникам Белого Дома и участникам акции в Останкино 3-4 октября 1993 года, увековечив на нем имя каждого, кто погиб в эти дни при указанных обстоятельствах.
2) Провести парламентское расследование события 21 сентября – 4 октября 1993 года.
3) Дать уголовно-правовую оценку убийствам мирных граждан при защите Белого Дома.
4) Дать научную оценку правовым, экономическим и социальным изменениям, произошедшим в России под влиянием событий 3-4 октября 1993 года.