December 17th, 2017

Донабор в ОНК: правозащитников в ОНК не ждут.

Продолжим наш анализ того, кто прошел и не прошел в состав ОНК.

Российский Красный Крест и его региональные отделения выдвинули 6 кандидатов. Все они были подержаны СПЧ.   Прошел только один из них – С.А. Хлиян из Ростовской области.

Совет Общественных наблюдательных комиссий выдвинул 7 кандидатов, в т.ч. 2 по Москве. Из семерых прошли только трое, в т.ч. А.А.  Селезень из Ростовской области, Алексеев В.В. из Краснодарского края, Барабина из Приморского края. Отметим,  что только в 2 регионах, где шли члены СОНК – Москве и Приморском крае была конкуренция. Почему не прошли еще двое – не ясно.

«Офицеры России» выдвинули 4 кандидатов – 2 в Москве и 2 в Московской области. Не прошел ни один.

Зеленый свет на донабор в ОНК получили инвалиды: из 18 выдвиженцев от организаций инвалидов мандаты получат 10 человек. Их фамилии вряд ли что-то скажут тем,  кто занимается правами человека. Зато затесавшихся среди инвалидов злостных правозащитников (на обоих жители их регионов буквально молятся) – Евгения Коняева из Самары  и Любовь Терендину из Приморского края Палата отсекла. Интересно, если бы СПЧ их не поддержал и на них не было черной метки «защитник прав человека», как  сложилась бы их судьба в 4-м составе ОНК?  

Немножечко хуже обстоят дела у защитников прав потребителей: из 17 кандидатов, выдвинутых от организаций защиты прав потребителей, прошло 9. Ну конечно, это же Вам  не какой-то там СПЧ!  Особенно порадовал меня член ОНК Приморского  края от общества защиты  прав потребителей в сфере ЖКХ!
«Опора России», как выяснилось, тоже не очень котируется: из 6 выдвиженцев членами ОНК стали двое.

Союз армян России выдвинул 2 кандидатов, обоих – по Краснодарскому краю. Один из них – член 3-го состава ОНК, получивший поддержку СПЧ. Обоим выдвиженцам Союза армян – от ворот поворот.
Ассоциация юристов выдвинула 4 кандидатов в разны регионах. СПЧ никто из них поддержан не был. Прошло трое.

Слово «правозащитная» имели в своем названии организации, выдвинувшие 25 кандидатов. Здесь кандидатов ждала уже не  просто неудача, а самая настоящая засада: из 25 мандаты получат лишь двое,  или 8 % от выдвиженцев.  Вот тебе, бабушка, и опыт правозащитной деятельности!

На этом фоне выдвиженцы от экологов выглядят очень даже не плохо: тоже два мандата, но не  от 25 выдвиженцев, а от 11.

Неважно  обстоит дело при донаборе и с гендерным равенством: 61 из новых членов ОНК – мужчина и только 18 – женщины.

Провести анализ новых членов ОНК по возрасту, опыту правозащитной деятельности, роду занятий, бизнес-интересам  я не смог: эти данные от  членов Рабочей группы утаили, так как мы не дали расписки.
     
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

3 года, как с нами нет Вики Семаниной

Вика Введенская была маленькой девочкой и училась со мною  в одной школе. Витка была младше на 5 лет. Когда я  стал комсоргом школы, Вика училась в 3 классе.

Судьба свела нас вместе, когда Вика носила  фамилию Семанина, а е муж Кита Имнадзе был привлечен к уголовной ответственности  за преступление, к которому не имел  ни малейшего отношения.  Но это был год, когда очень модным стала борьба с этническим  преступными группировками. А муж был мало, что Кита, так еще и Имнадзе.

В это время Викам была главным  врачом  и владельцем частной клиники «Азбука здоровья». Пациенты записывались к ней  заранее. А сама она из врача  анестезиолога обучилась на  косметолога.

Помочь Ките мы так и не смогли.  Расходы  на адвокатов, обман со стороны делового партнера, привел ее  к тому, что она лишилась клиники.  И Вика занялась общественной деятельностью, вступив в Комитет за гражданские  права и  став моим главным  помощником.

Collapse )