October 30th, 2017

Валентин Гефтер об уязвимых группах населения в тюремной системе.

Паллиативы вместо поиска системных решений

Перенесенный с 31 на 26 октября круглый стол "Гуманизация условий содержания под стражей, в том числе женщин, отбывающих наказание вместе с детьми" состоялся в Комитете Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству. В нем приняли участие представители Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, ФСИН и Минюста, Генеральной прокуратуры РФ.

Это далеко не первый раз, когда на одной из высших по рангу площадок говорят о ситуации с гуманизацией мест принудительного содержания, где трудно усмотреть полноценную заботу о человеке со стороны власти и закона. Почти все выступающие бесстрастно докладывали о текущих проблемах и предстоящей работе. (Пожалуй было только одно исключение среди представителей государства – Уполномоченный по правам ребенка в Питере, которая говорила о бедах в местных СИЗО и шире – о том, что не решается годами, несмотря на усилия многих, от кого зависит положение женщин и детей в местах не столь отдаленных). Но все т.н. должностные лица убеждены, что содержание под стражей женщин с детьми до 3 лет или ждущих ребенка, инвалидов и людей со стойким нездоровьем, несовершеннолетних – та данность, которую не поколебать ничем и никогда. Помимо адвокатов, вопиющих о несчастьях своих клиентов, еле-еле переносящих ужасы неволи (хотя бы на примере экс-мэра Махачкалы Амирова), за кругло-узким столом в СФ мало кто мог бы сказать «нет» сложившемуся порядку вещей.

Правозащитников там почти не было, во всяком случае тех, кто не промолчал: может, поэтому, автору пришлось взять на себя роль белой вороны. Посыл был незамысловат: говоря казенными словами, представителей перечисленных выше уязвимых групп нельзя содержать под стражей - как минимум, до приговора. И это категорический императив, которому должен последовать законодатель, а потом следователь с прокурором и судья при избрании меры пресечения.

Но поскольку нет правил без исключения – будут, хотя и гораздо реже чем сейчас, и они. И вот тогда те самые гуманные во всех отношениях условия содержания под стражей хотя бы для выше упомянутых «ранимых» людей обязана будет создать ФСИН. У которой никогда не хватит средств и внимания, чтобы создавать особые (по отношению к принятым в наших СИЗО и далее везде) условия содержания для немалого числа подследственных. Но если такими исключениями станут единицы (не только на бумаге, но и на деле), то гораздо легче станет требовать и контролировать ситуацию, когда в изоляторе или по дороге в суд эти де-юре не преступники получат возможность не только «лишь бы выжить». Чтобы, если они и совершили преступление или ошибку, им можно было бы узнать приговор суда, сохранив здоровье и человеческое достоинство.

Как этого добиться? Это вопрос к сенаторам и верховной власти в целом, но вряд ли он был даже услышан и, тем более, будет принят к рассмотрению. Участниками этого круглого стола, уж точно.

Сочтем это очередным гласом вопиющего в пустыне нашего уголовного правосудия…
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Паллиативы вместо поиска системных решений

Перенесенный с 31 на 26 октября круглый стол "Гуманизация условий содержания под стражей, в том числе женщин, отбывающих наказание вместе с детьми" состоялся в Комитете Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству. В нем приняли участие представители Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, ФСИН и Минюста, Генеральной прокуратуры РФ.
Это далеко не первый раз, когда на одной из высших по рангу площадок говорят о ситуации с гуманизацией мест принудительного содержания, где трудно усмотреть полноценную заботу о человеке со стороны власти и закона. Почти все выступающие бесстрастно докладывали о текущих проблемах и предстоящей работе. (Пожалуй было только одно исключение среди представителей государства – Уполномоченный по правам ребенка в Питере, которая говорила о бедах в местных СИЗО и шире – о том, что не решается годами, несмотря на усилия многих, от кого зависит положение женщин и детей в местах не столь отдаленных). Но все т.н. должностные лица убеждены, что содержание под стражей женщин с детьми до 3 лет или ждущих ребенка, инвалидов и людей со стойким нездоровьем, несовершеннолетних – та данность, которую не поколебать ничем и никогда. Помимо адвокатов, вопиющих о несчастьях своих клиентов, еле-еле переносящих ужасы неволи (хотя бы на примере экс-мэра Махачкалы Алиева), за кругло-узким столом в СФ мало кто мог бы сказать «нет» сложившемуся порядку вещей.
Правозащитников там почти не было, во всяком случае тех, кто не промолчал: может, поэтому, автору пришлось взять на себя роль белой вороны. Посыл был незамысловат: говоря казенными словами, представителей перечисленных выше уязвимых групп нельзя содержать под стражей - как минимум, до приговора. И это категорический императив, которому должен последовать законодатель, а потом следователь с прокурором и судья при избрании меры пресечения.
Но поскольку нет правил без исключения – будут, хотя и гораздо реже чем сейчас, и они. И вот тогда те самые гуманные во всех отношениях условия содержания под стражей хотя бы для выше упомянутых «ранимых» людей обязана будет создать ФСИН. У которой никогда не хватит средств и внимания, чтобы создавать особые (по отношению к принятым в наших СИЗО и далее везде) условия содержания для немалого числа подследственных. Но если такими исключениями станут единицы (не только на бумаге, но и на деле), то гораздо легче станет требовать и контролировать ситуацию, когда в изоляторе или по дороге в суд эти де-юре не преступники получат возможность не только «лишь бы выжить». Чтобы, если они и совершили преступление или ошибку, им можно было бы узнать приговор суда, сохранив здоровье и человеческое достоинство.
Как этого добиться? Это вопрос к сенаторам и верховной власти в целом, но вряд ли он был даже услышан и, тем более, будет принят к рассмотрению. Участниками этого круглого стола, уж точно.
Сочтем это очередным гласом вопиющего в пустыне нашего уголовного правосудия…

О чем я не успел сказать Президенту...

Для улучшения ситуации с соблюдением прав человека в уголовно-исполнительной системе считаю необходимым предложить.

1) Обеспечить размещение государственных и муниципальных заказов на предприятиях учреждений УИС на внеконкурсной под жестким ведомственным и общественном контроле;

2) Увеличить суммы, которые остаются на лицевых счетах осужденных не менее 50 % заработанных средств; в настоящее время у осужденного остается 25 %

3) Поддержать очень важные и хорошо проработанные предложения Уполномоченной по правам человека Т.Н. Москальковой:
- об изменении института освобождении по болезни;
- о мерах, направленных на отбытие осужденными наказания в местностях, доступной их родным и близким.

4) Запретить содержание заключенных в подвальных помещениях, как это, например, имеет место в СИЗО №№ 1 и 3 г. Челябинска

5) Внести изменение в закон о содержании под стражей, предусмотрев, что предоставление свиданий является не правом следователя, а его обязанностью, кроме случаев, когда свидание предоставляется свидетелю или потерпевшему.

6) Обратить внимание на положение 20 тыс. инвалидов, находящихся в УИС, максимально облегчить их страдания,

7) Создать круглосуточную Горячую линию ФСИН по правам человека

8) Предоставить право на телефонные переговоры лицам, находящимся в камерных условиях.

9) Увеличить количество посылок и передач, которые вправе получать осужденные.

Хочу озвучить несколько предложений по другим темам защиты прав человека.
10) Снижается качество работы ОНК, так как Общественная Палата все чаще и чаще блокирует попадание в их состав правозащитников. Предлагаю организовать встречу членов СПЧ с секретарем Совета безопасности, а также изменить порядок формирования ОНК, усилив роль в этом процессе Уполномоченного по правам человека и СПЧ.

11) Ввести в практику регулярные встречи Совета с Генпрокурором и первыми лицами силовых ведомств.

12) И последняя по очереди, но не по важности проблема. На одной из встреч я говорил Вам о сносе самовольно построенных домов в Геленджике. Но проблема не решена. Вначале на глазах администрации города на землях для ИЖС строятся многоквартирные дома, затем квартиру продаются, люди вселяются, регистрируются, после чего администрация вдруг обнаруживает эти дома и требует суда их снести. Масштабы проблемы огромны: только в Геленджике за последние 3 года построено 206 таких многоквартирных домов.
Так как все это я Президенту сказать не успел, мы договорились с С.В. Кириенко, что данные предложения направлю в его адрес.

Встреча с Президентом оказалась самой короткой.

Встреча началась с минуты молчания в память об Елизавете Глинке и Даниила Дондурея.

Президент отметил важность того, чтобы Совет и дальше оставался чутким барометром общественных настроений.
IMG_7313
Количество организаций, признанных иностранными агентами, снизилось с 165 до 89 НКО (это менее 0,29 % от общего числа НКО). В 2017 году в Реестр внесено в 4 раза меньше ин. Агентов. Объем средств, выделяемых на гранты НКО, вырос в 7 раз.

Президент сказал о символичности того, что Памятник жертвам политических репрессий открывается в 100- летие 1917 года.

М.А. Федотов коснулся предстоящего юбилея А.Д. Сахарова. Академик Сахаров был лишен звания Героя соц. труда за свою правозащитную деятельность. Эта несправедливость не исправлена до сих пор. Федотов предложил разработать Национальный план действий защиты прав человека, повысить роль прокуратуры (вернуть прокурорам право возбуждать уголовное дело, давать санкцию на меры пресечения, предоставить прокурору право вступать в гражданский процесс на любой стадии).
Collapse )