January 10th, 2016

ГСУ Следственного Комитета по Московской области укрывает пытки не со зла, а по давней привычке.

Следственного Комитета России
Бастрыкину А.И.
Копия: ФКУ ИК № 8 УФСИН России по Воронежской области, Имнадзе К.Э.

Уважаемый Александр Иванович !

Об отсутствии контроля за работой
ГСУ СК по Московской области
со стороны руководителя ГСУ.

В течение длительного времени между Комитетом за гражданские права и ГСУ СК России по Московской области ведется переписка в связи с применением пыток к осужденному приговором Клинского городского суда ИМНАДЗЕ КИТЕ ЭЛГУДЖОВИЧЕ, 1971 г.р., которому было назначено наказание в виде 9 лет 6 мес. лишения свободы за совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 162, ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 327 УК РФ.
Имнадзе находится под стражей с 04.06.2009 года, в настоящее время отбывает наказание в Воронежской области.
В своем обращении мы указываем, кто, когда и с какой целью пытал Имнадзе, какие нарушения при  проведении проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ были нарушены, что надо сделать, чтобы  эти нарушения устранить.
Из ГСУ СК по Московской области на эти обращения было получено 10 ответов.
Ни к одному из них не приложена копия процессуального  постановления. Ни в одном  из них приведенные нами доводы не рассмотрены. Все ответы поверхностны и декларативны.
В ответе от 7 июля 2015 года  за подписью руководителя управления процессуального контроля некоей И.А. Спасской указано, что мы еще раз потревожим укрывателей пыток из ГСУ СК по Московской области, то они злоупотребят своими  полномочиями и прекратят с нами переписку.  
Гражданка  Спасская,  видя, что мы обращаемся не в ГСУ, а в СК России, а отвечает нам неуполномоченное на это должностное лицо, рекомендует обжаловать ответ … вышестоящему руководителю.
В своем обращении, ответ на который мине дала Спасская, я просил:   
1)    Разъяснить, почему  моли жалобы нам руководство ГСУ СК по Московской области пересылались тем лицам, на которым я жаловался.
2)    Разъяснить, почему мои замечания по сайту ГСУ никакой оценки не  получили;
3)    После более, чем 2 лет проволочек оказать помощь в записи на личный прием в СК России по делу о применении пыток к Имнадзе.       
Ни один из указанных вопросов в ответе Спасской не рассмотрен. 

Поверьте, уважаемый Александр Иванович, укрывательство пыток в ГСУ СК по Московской  области ничем хорошим не закончится.
Прошу:
1)                                Рассмотрите мое обращение по существу.
2)                                Проведите служебную проверку  в СК РФ на предмет того, что за диверсант из числа работников Центрального Аппарата ГСУ направляет мои обращения должностным лицам,  не имеющим права на их рассмотрение, привлеките виновных к должностной  ответственности.  
3)                                Наведите, пожалуйста, порядок в ГСУ СК России по Московской области.


А. В. Бабушкин
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Одна ночь и 1001 араб или про события в городе Кельне.

В 2015 году власти Германии пустили на свою территорию около 1 миллиона беженцев, приняв вместе со Швецией и Австрией основной удар миграционной волны, захлестнувшей Европу.

В ночь на 1 января около тысячи молодых людей  арабско-североафриканской внешности в возрасте от 18 до 35 лет, стали нападать на женщин  около вокзала в г. Кельне,  совершать развратные действия, отнимать сумки и драгоценности. 1 января 90 женщин обратились в полицию Кельна с заявлениями о грабежах и сексуальном домогательстве, одно из поступивших заявлений было заявлением об изнасиловании (по другим данным от пострадавших поступило 379 заявлений).
Аналогичные нападения были совершены также в Гамбурге и Штутгарте, однако там нападения имели менее массовый характер: и нападавших, и пострадавших было намного меньше.

С чем же столкнулась Германия: с пьяной выходкой распоясавшихся мигрантов или тщательно спланированной провокацией?

В пользу того, что обкуренные и перепившие мигранты решили наказать гостеприимных немцев за их гостеприимство говорит один из показателей мировой криминальной  статистики: в крупных мегаполисах  преступность мигрантов всегда выше, чем в среднем   по стране.

На этом аргументы в пользу спонтанного характера действий нехороших парней с арабского  востока заканчиваются.
Все остальное  свидетельствует  о спланированном характере акции.
Во 1-х, характер посягательств – либо насилие на сексуальной почве либо хищение имущества, говорит о том, что нападавшие действовали  в рамках строгих инструкций: не убивать, не ломать руки ноги, машины не поджигать, витрины  не громить, а только нападать на женщин, либо нарушая их половую неприкосновенность,  либо посягая на их имущество.
Во 2-х, возрастные характеристики – люди за 35 лет среди нападавших практически  отсутствовали,  что говорит о том, что существовали возрастные фильтры, отсекающие людей, которыми в силы их жизненного опыта сложнее манипулировать.
В 3-х, синхронность действий нападавших в 3 крупных германских городах, - но отнюдь  не лидирующих по  числу мигрантов,  нашедших в них приют, говорит о том, что речь идет об акции воздействия на общественное мнение, а не об естественной реакции неблагодарных мигрантов на германское изобилие.
В 4-х, важной представляется и локализация места нападения. Неужели из миллиона мигрантов распоясавшаяся молодежь отдыхала только в 3 местах, и эти места оказались аккурат  в тех местах, где  было много женщин и много туристов?  Конечно же, в жизни случаются самые невероятные совпадения. Но не такие.
Можно привести еще 5-х,  в 6-х, в 7-х,   но я ограничусь только одним соображением: мой опыт изучения  трех  дюжин конфликтов с использованием этнического фактора говорит о том, что  конфликтов,  в которых участвовало хотя бы 20 человек,  возникших стихийно, не было. Все  конфликты, в которых  агрессивно настроенных злодеев было более 20, были спланированы и , как правило, спланированы тщательно. Почему? Да просто потому, что, когда количество участников с  одной стороны  превышало 20 человек, среди них находились положительно настроенные лидеры, которые  предотвращали  конфликт, не допуская ни насилия, ни прочей поножовщины. В кельнской ситуации о ребятах северо-африканской внешности, которые бы останавливали своих соплеменников, ничего не слышно.          

Что же ждет виновных в преступлениях, совершенных в Кельне, Штутгарте и Гамбурге? Не так уж и много:
249 УК Германии (применение насилия с опасностью для жизни или здоровья человека  при изъятии чужой движимой вещи) предусматривает наказание  от 1 года; в  менее тяжких случаях – от 6 мес. до 5 лет.
177 УК  Германии (принуждение к сексуальным действиям с применением силы либо угрозы, реально опасной для здоровья и жизни) предусматривает наказание на срок  не менее года, в особо тяжких случаях – не менее 2 лет.
Дальше  я напишу о выводах, в  которых никак не могу быт уверен,  но которые сами напрашиваются.
Германская полиция – одна из лучших полиций  в Европе.  Ее  численность – 265 тыс.  человек. Рейтинг доверия к ней населения составлял в 2010 году 85 % на фоне 75 % среднеевропейских (после Швеции - второе место по Европе!)
Если  в Москве во время стихийных потасовок  задерживают процентов 30- 40 % участников,  а затем  по видео -  оставшиеся проценты, то трудно поверить, чтобы в Германии полиция работала хуже.

Тем не менее, в Кельне оказалось то ли 0, то ли трое задержанных, а полиция оказалась не готова к  возникшей ситуации. Мне это, почему- то, напоминает 4 сентября в Беслане: автобус  с вооруженными боевиками, как нож через масло преодолел десяток блок постов.
Представить себе, как тысяча молодых арабов напивается, приходит в агрессивное состояние,  валит к вокзалу, но ни полицейские, ни охранники, ни  просто граждане (а в Германии живут именно Граждане страны,  а не  херры с паспортом в кармане) ничего не заметили.
И я хочу  посоветовать Ангеле Меркеле: если Вы хотите найти виновных, изучите связи и взгляды тех полицейских руководителей, которые принимали решения в тот знаменательный  день.  Разумеется,  есть вероятность, что в новогоднюю ночь на ответственное руководство в полиции трех не самых маленьких городов заступили одни дебилы, но поверить в это сложно. Если же это были не дебилы, то почему после первого же заявления на место не рванул
Отгадка «Кельнской загадки»  важна не только для Германии, но и  я для всех стран,  которых затронули процессы миграции.
Она нужна хотя бы для того, чтобы сорвать с хитрых провокаторов маску «злобного мигранта, угрожающего европейскому благополучию». И напоследок: я совершенно точно не удивлюсь, узнав,  что неуловимые кельнские  провокаторы  и ИГИЛ пасутся из одного источника.

А. Бабушкин