December 30th, 2015

Ключ к трагедиям в домах престарелых обнаружился в Новопеределкино.

Председателю
Совета при Президенте РФ
по развитию гражданского
общества и правам человека
М.А. Федотову

Уважаемый Михаил Александрович !

Справка о посещении
ФГБУ «Всероссийский научно-методический геронтологический центр».
29 декабря 2015  года заместитель председателя СПЧ Бобров Е.А.  и председатель  ПК-10 Совета Бабушкин А.В. предприняли попытку посещения ФГБУ «Всероссийский научно-методический геронтологический центр».
На территорию Центра члены  СПЧ  допущены  не были, хотя двое проживающих в Центре лиц просили охрану пропустить посетителей. Примерно в 13.00 по просьбе члена  СПЧ  Е.А.Тополевой- Солдуновой первый заместитель министра труда и социального развития дал указание  пропустить в Центр членов Совета. В дальнейшем  он еще 3 раза давал указание о допуске членов Совета. Однако и данные указания выполнены не были. Примерно в 14.10 руководство Центра доложило в Министерство, что  не могут впустить в Центр членов  СПЧ, так как «те ушли». В 14.14 члены  СПЧ  вернулись,  однако их вновь не пустили их в Центр  под предлогом отсутствия соответствующих указаний от руководства. 
Согласно поступившей информации,  в работе Центра имеются следующие недостатки:
1)                  Родственников и друзей проживающих, если они  не включены в списки лиц, утвержденных директором, не пропускают  на территорию Центра. Данное обстоятельство полностью подтвердилось. Сотрудник охраны Н.В. Кравченко отказался пропустить членов Совета Бабушкина и Боброва к проживающему в Центре  Л.В. К., несмотря  на просьбу последнего. Л.В.К., которому трудно передвигаться, было предложено найти социального работника и через него оформить заявку, после чего подписать ее у начальника отдела соц. обслуживания, что, по слова проживающих, исключало  пропуск посетителей в день прихода.
2)                  На требование  членов СПЧ предъявить  лицензию и должностную инструкцию сотрудников охраны, доложить руководству Центра о прибытии членов Совета, сотрудники охраны ответили категорическим отказом. На стенде отсутствуют данные охранного предприятия, а также копия лицензии.  Только после прибытия наряда сотрудников полиции, которые поддержали требования членов Совета, членам  Совета была предъявлена копия лицензии ЧОП «Наши» за подписью генерал-майора В.А. Козлова, а о прибытии членов Совета было сообщено администрации Центра.
3)                  Во время беседы  с охранной к членам Совета вышел небритый мужчина,  который заявил, что представители Совета уже «приезжали летом и бегали около ворот», а Л.В.К., по его словам,  против того,  чтобы  представители Совета его посетили. Представиться мужчина категорически  отказался, бейджика не имел. В дальнейшем  выяснилось, что  небритый мужчина  является начальником соц. отдела Зайцевым О.А., который почему- то и ведает выдачей пропусков. Безапелляционность  заявления Зайцева о том, что лица, к которому мы пришли, нас не ждет, подтвердило, что вопрос о проходе к проживающим лиц извне, полностью  находится в руках администрации Центра.           
4)                  На КПП на стенде для посетителей наименование и контакты вышестоящей  организации и надзорных и контрольных органов отсутствуют.
5)                  На вывеске Центра указано,  что Центр находится в ведении Минздрава, хотя на самом деле он подчинен не Минздраву, а Минтруду.
6)                  Согласно рассказам проживающих из числа лиц, у которых сложились сложные отношения с администрацией, у них удерживаются деньги, выплачиваемые за содержание и питание в размере 75 % от размера пенсии, даже при их выезде к родственникам или в больницу, то есть в период , когда они в Центре не проживают. 
7)                  От проживающих после вступления в действие ФЗ-442 потребовали заключать новый договор на социальное обслуживание;  при  этом с теми, с кем  отношения у администрации плохие, договора не заключаются и индивидуальные программы реабилитации инвалидов им не разрабатываются.
8)                  Ряд лиц были незаконно выселены из Центра:
- так, Грекова Татьяна Ивановна, которая с 2000 по 2003 года работала в Центре, а с 2010 года проживала в нем, была выселена на основании «уведомления директора о прекращении социальных услуг» на основании ложно установленного диагноза «шизофрения»; данный диагноз был установлен без обследования пациентки главным врачом ПНД № 24 Вайнштейном  А.Э. и изложен в форме письма;  комиссия в отношении Грековой была проведена 29.07.15 заочно  без участия Грекова  и ее представителя Толмачева  Ю.К.
- Плотников В.М., иной жилой площади не имеющий, был выселен из Центра на основании того, что часто проживал у жены в Ялте;
- Соболев Сергей Александрович, ученый-физики изобретатель, 68 лет, написал жалобу на  ГЦ  в связи с отсутствием препарата «этимолол», после чего директор издал приказ об его отчислении из Центра, снял с питания и мед. облуживания, пригласил участкового, который велел ему покинуть Центр до 20.00;  директор подал в суд исковое заявление о выселении ветерана на улицу в суд, но суд проиграл. В настоящее время Соболев живет в Центре, но питания и медицинской помощи не получает.
9) Имеют место случаи отказа в оказании мед помощи.
Так, ветерану В.  показано каждые 3 мес. сдавать кровь на  ПСА. Однако, когда осенью 2015 года Вашурин прибыл для сдачи кровь зав отделением Гладышева  З.М.  ему в проведении анализа отказала, сославшись на указание директора.
10)   По отзывам опрошенных с 2015 года питание стало хуже, жалобы на однообразие меню, порции уменьшились, рыбу дают редко.
11)               Есть основания считать, что пациентам, которые часто жалуются, до лета 2015 года (до увольнения главной мед сестры Синдячкиной М.А.  и раздатчиц пищи) в пищу добавляли галоперидол и другие нейролептики, как по назначению врачей, так и после окончания действия такого  назначения.
После того, как  Н.Н. написала об этом жалобу в Минздрав мед брат пытался засунуть ей в рот препарат «труксал», а саму Мамченко месяц не выпускали с территории Центра.  
12)               Снижению качества работы Центра способствовала кадровая политика директора Центра г-на Архипова. Так, за 3 года своей работы в занимаемой должности из 170 сотрудников, некоторые из которых проработали в центре более 30 лет и вся жизнь которых была связана с геронтологией, на декабрь 2015 года осталось не более 10 человек.  На ряде должностей за 3 года сотрудник были заменены по несколько раз. Неизменной  является только команда из троих сотрудников, которых Архипов привез с собою из г. Саратова. По словам бывших работников Центра, проживающих в бывшем общежитии Центра, и сотрудники, и проживающие запуганы Архиповым. Размер заработной платы специалистов является нищенским.  Так, директор вынудил уволиться руководителя художественной самодеятельности, заплатив ему зарплату в размере 5 тыс. руб. и оштрафовав на 20 тыс.  При этом себе и сотрудникам из своего окружения Архипов  выписал зарплату в размере 200 тыс. руб.
13)               Есть основание полагать, что оплата пребывания лиц, направленных в Центр по путевкам Минтруда, взымается дважды – и из федерального бюджета, и из песий проживающих.
14)               При этом администрация Центра ухитряется экономить на проживающих, как только может. Например, в  2014 году Центром не был заключен договор на зубопротезирование, в связи с чем проживающие вынуждены ездить в стоматологическую поликлинику около Киевского вокзала.
Считал бы  необходимым, уважаемый  Михаил Александрович, произвести посещение Центра по предварительной  договоренности с Минтрудом с  участием членов Совета Боброва, Бабушкина, Тополевой-Солдуновой, Соболевой, представителя Минтруда, представителя прокуратуры.
Также считал бы  необходимым поставить перед Минтрудом  об отстранении от должности  на время проверки руководства Центра.
Так как ФГБУ «Всероссийский научно-методический геронтологический центр» является домом для ветеранов № 1 для всей нашей страны, понимание того, что в нем  происходит  является ключом к пониманию тех дорам и трагедий,  что творятся в десятках домов престарелых по всей стране.
  
А. В. Бабушкин



 
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Откуда исходит угроза общественному контролю

Совет  принял текст подготовленного мною заключения  на поправки к 76-ФЗ

ЭКСПЕРТНОЕ  ЗАКЛЮЧЕНИЕ

на проект федерального закона «О внесении изменений
в отдельные законодательные акты Российской Федерации
в части совершенствования общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания»

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее – Совет) рассмотрел проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания» (законопроект № 949326-6) и принял следующее экспертное заключение.
Данный законопроект разработан Минюстом России во исполнение подпункта «б» пункта 2 Перечня поручений Президента по итогам заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (№ Пр-2230 от 24.09.2013 г.).
Законопроектом предусматривается регламентация ряда вопросов, связанных с общественным контролем за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания:
Законопроектом предлагается внести ряд изменений в Федеральный закон от 10.06. 2008 № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» и Федеральный закон от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».
Ряд содержащихся в законопроекте новелл, например, предоставление членам общественных наблюдательных комиссий (далее – ОНК) права на использование приборов контроля за состоянием микросреды в жилых и производственных помещениях, расширение списка мест принудительного содержания, которые вправе посещать члены ОНК, и т.д., Советом поддерживаются.
Вместе с тем ряд положений законопроекта нуждаются в серьезной корректировке, поскольку могут привести к снижению эффективности общественного контроля и подрыву его независимости, что противоречит целям, задачам и принципам общественного контроля, как они закреплены статьями 5 и 6 Федерального закона от 21.07.2014 № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации».

1. Нельзя согласиться с поправкой об обязательном согласовании кандидатуры в члены ОНК с общественной палатой соответствующего субъекта Российской Федерации. В настоящее время региональная общественная палата вправе высказаться по любой кандидатуре в состав ОНК; данное мнение носит рекомендательный характер и учитывается, если является обоснованным и направленным на наилучшее достижение целей и задач общественного контроля.
Однако в некоторых регионах руководители общественных палат пытаются поставить ОНК под свой контроль, урезать их самостоятельность как полноправных субъектов общественного контроля. При таком подходе принципиальные, активные и квалифицированные члены ОНК рассматриваются руководителями региональных общественных палат как деструктивная сила. В свою очередь, отстранение таких людей от участия в работе ОНК неизбежно ведет к профанации общественного контроля, повышает латентность реальных недостатков, нарушений и злоупотреблений, имеющих место в работе учреждений исполнения наказаний.
Принятие поправки об участии региональных общественных палат в формировании ОНК приведет к тому, что:
- уровень самостоятельности общественных наблюдательных комиссий снизится;
- вследствие этого упадет и уровень общественного доверия к результатам их деятельности;
-  из числа членов  ОНК будет исключен ряд неудобных, но грамотных и добросовестных участников общественного контроля, представляющих влиятельные и конструктивные общественные силы; 
- снизится качество общественного контроля, возрастет количество случаев его имитации.
С учетом изложенного, Совет полагает целесообразным изложить норму о правомочиях региональных общественных палат в следующей редакции: «Общественные палаты субъектов Российской Федерации вправе направлять свои отзывы на кандидатуры в состав комиссии соответствующего субъекта Российской Федерации. Общественные палаты оказывают общественным наблюдательным комиссиям содействие в получении помещений для работы, оказывают помощь с транспортом и связью, способствуют получению грантов на деятельность по осуществлению общественного контроля в местах принудительного содержания».

2. Крайне опасной представляется норма о том, что беседа членов  ОНК  с подозреваемыми или обвиняемыми прерывается, если они обсуждают вопросы, не относящиеся к соблюдению прав подозреваемых и обвиняемых в местах принудительного содержания.
Практику воспрепятствования общественному контролю путем надуманных замечаний членам ОНК о том, что обсуждаемые ими вопросы не относятся к предмету общественного контроля, Совет фиксировал неоднократно в различных СИЗО. Обычно беседы членов ОНК со следственно-арестованными прерываются, когда возникают темы применения пыток или бесчеловечного обращения при задержании и проведении оперативно-розыскных мероприятий, нарушения права на защиту путем навязывания адвоката «по назначению», неполучения ответов на обращения в органы суда и прокуратуры, оказания следственными органами давления на свидетелей и потерпевших.
По мнению Совета, защита прав человека в местах принудительного содержания существенно шире бытовых вопросов и затрагивает ряд аспектов, неразрывно связанных с нахождением лица в местах принудительного содержания, при  условии, что это не вопросы законности и обоснованности обвинения и приговора.
Принятие рассматриваемой поправки создаст существенные препятствия для осуществления общественного контроля в местах принудительного содержания, а именно:
- приведет к тому, что беседы членов  ОНК  с подозреваемыми и обвиняемыми будут прерываться под предлогом того, что обсуждаемые вопросы не относятся к предмету соблюдения прав человека в местах принудительного содержания, а в результате будут скрыты случаи пыток и иных грубых нарушений прав человека;
- в ряде случаев прекращение беседы будет иметь место в силу того, что сотрудник СИЗО, ИВС или ПФРСИ  не обладает достаточной квалификацией для того, чтобы  установить,  относится ли обсуждаемый вопрос к соблюдению прав человека в местах принудительного содержания;
- обсуждение посторонних вопросов, не относящихся к правам человека, может потребоваться для достижения задач общественного контроля косвенным путем, например, установления психологического контакта с подозреваемыми  и обвиняемыми, снижения уровня тревожности и преодоления негативных психологических состояний у подозреваемых и обвиняемых, оценки работы психолога, выявления психологических следов применения пыток, оценки внутрикамерных отношений; так, описано много случаев, когда беседа в камере на отвлеченную тему позволяла выявить лиц, притесняемых сокамерниками, наличие т.н. «пресс-хат» или коррупционной составляющей в деятельности оперативных служб при покамерном размещении.

3. Правовой неопределенностью страдает норма о прекращении беседы члена общественной наблюдательной комиссии с подозреваемым или обвиняемым, если член ОНК нарушит правила внутреннего распорядка. При этом не учитывается тот факт, что правила внутреннего  распорядка исправительных учреждений и аналогичные правила  СИЗО содержат в основном ясно сформулированный перечень прав и обязанностей подозреваемых и обвиняемых, а также установленных для них запретов. Однако никакого перечня прав, обязанностей и запретов для членов ОНК правила внутреннего распорядка не содержат. В связи с этим вывод о нарушении членом  ОНК правил внутреннего распорядка неминуемо будет носить оценочный и чаще всего предположительный характер.
Принятие данной нормы опасно в связи с тем, что она:
- создаст предпосылки для многочисленных ошибок и злоупотреблений;
- содержит правовую неопределенность;
- ставит субъект общественного контроля в зависимость от сотрудника проверяемого учреждения.
Совет рекомендует изложить данную норму в следующей редакции: «Работа членов  ОНК  может быть прекращена, если она препятствует соблюдению распорядка дня. В случае проверки членами ОНК обстоятельств, свидетельствующих о наличии угрозы жизни, здоровью или безопасности лица, находящегося в местах принудительного содержания, работа членов  ОНК  по этому основанию прекращена быть не может».

4. Не может быть поддержана поправка о том, что членами  ОНК  не могут являться близкие родственники осужденных. В настоящее время от 5 до 10 % членов  ОНК  имеют близких родственников, отбывающих наказание в виде лишения свободы. Подавляющее большинство этих людей активны, компетентны, мотивированы на то, чтобы правовая, экономическая, социальная обстановка и морально-нравственная атмосфера в местах лишения свободы улучшалась, а не приводила к дестабилизации их работы. Совету не известен ни один подтвержденный случай, когда члены  ОНК  из числа близких родственников осужденных были бы причастны  к проносу запрещенных предметов, дезорганизации работы  учреждений УИС, воспрепятствованию законной деятельности сотрудников  УИС. 
Вместе с тем члены ОНК из числа родственников осужденных чаще всего более информированы, активны, ответственны.
Введение данной нормы означает разрыв с национальной правовой традицией, в которой, как известно, «сын за отца не отвечает». В настоящее время ни один из действующих федеральных законов не влечет поражения в правах лиц, близкие родственники  которых осуждены к лишению свободы, даже, если лица работают судьями, прокурорами или сотрудниками  УИС.
Принятие данной поправки приведет к:
- исключению из числа членов  ОНК  значительной части эффективных членов  ОНК;
-  появление на правовом поле страны нормы, поражающей в гражданских правах человека, не допустившего каких-либо правонарушений, но имеющего родственников из числа осужденных к лишению свободы;
- провоцированию конфликтов между лицами, которые не смогли стать членами ОНК в связи с осуждением их близких родственников, и их близкими родственниками, отбывающими наказание в местах лишения свободы;
- ущемлению прав кандидатов в члены ОНК по сравнению с адвокатами, прокурорами, сотрудниками УИС, при том, что полномочия членов ОНК существенно уже, чем у вышеназванных лиц;
- расширению на карте России «белых пятен общественного контроля», как территорий, где общественный контроль осуществлять некому в виду отсутствия заинтересованных в  этом лиц, прекращения деятельности ранее существовавших .
Таким образом, предлагаемая законодательная норма направлена на решение небезопасным для общественного контроля способом несуществующей и надуманной правовой проблемы.

5. Совет не поддерживает содержащийся в законопроекте запрет общественным организациям, выполняющим функции иностранного агента, выдвигать кандидатов в состав общественных наблюдательных комиссий.
Данная новелла в случае ее принятия приведет к следующим последствиям:
- институт «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»,изменит свою правовую характеристику, выявленную Конституционным Судом Российской Федерации, и вместо функции учета таких организаций приобретет репрессивный характер;
- в связи с крайней правовой неопределенностью критериев, на основании которых общественные объединения относятся к числу организаций, выполняющих функции иностранного агента, будет создан стимул к тому, чтобы максимальное число организаций, члены которых активно и добросовестно участвуют в деятельности  ОНК, были признаны иностранными агентами; это, в свою очередь, может привести к тому, что общественные объединения, соответствующие критериям субъектов выдвижения кандидатов в  членов  ОНК, будут опасаться  принять участие в выдвижении кандидатов в состав ОНК, чтобы не оказаться в реестре «иностранных агентов»;
- будет создан прецедент законодательного ущемления организаций, имеющих иностранное финансирование;
- из участия в общественном контроле будет исключено около 25 % наиболее активных, квалифицированных и добросовестных членов ОНК, поскольку уже в настоящее время выдвинувшие их организации имеют статус «иностранных агентов»; это коснется в том числе и тех членов ОНК, кто не является членами данных организаций и даже не поддерживают с ними иных отношений, кроме  отчетов о своей деятельности в качестве членов ОНК.

6. Вместе с тем некоторые ожидаемые гражданским обществом поправки в Федеральный Закон 76-ФЗ так и не нашли своего отражения в законопроекте.
6.1. Так, законопроектом не предусмотрено дополнение перечня субъектов общественного контроля за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания членами Совета при Президенте Российской Федерации по  развитию гражданского общества и правам  человека.
Между тем, Совет, как орган информирующий Президента Российский Федерации о положении с правами человека в местах принудительного содержания, испытывает значительные трудности в доступе его членов в места принудительного содержания. Несмотря на доброжелательную в целом позицию  ФСИН России, в ряде случаев членам Совета, входящим в состав профильной постоянной комиссии, отказывают в доступе в места принудительного содержания. В связи с этим Совет оказывается лишен возможности своевременно проверить поступившую информацию, дать объективную оценку ситуации и направить соответствующий доклад главе государства.
Кроме того, представляется достаточно странным, что более 1500 человек, наделенных полномочиями членов ОНК Общественной Палатой РФ, вправе без предварительного разрешения посещать места принудительного содержания, а назначенные Президентом Российской Федерации члены Совета, призванного содействовать главе государства в реализации его конституционных полномочий в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, такого  права лишены.
В этой связи Совет полагает целесообразным дополнить Федеральный закон № 76-ФЗ нормой, приравнивающей членов Совета, уполномоченных президиумом Совета, к членам ОНК.

6.2. Кроме того, Совет полагает необходимым распространить понятие «места принудительного содержания» на конвойные помещения судов и транспортные средства для перевозки осужденных и следственно-арестованных.

С учетом изложенного, Совет полагает необходимым существенно доработать законопроект при подготовке ко второму чтению. Со своей стороны, Совет готов принять активное участие в его доработке.


Заместитель председателя Совета                                                 Е.А. Бобров