December 25th, 2015

Судебный Департамент России встретился с критически настроенной общественностью

Со своей стороны я хочу поблагодарить руководство Судебного Департамента при Верховном Суде России за то, что они  явились в Общественную Палату России и приняли участие  в остром критическом  разговоре с предстаителями гражданского общества о работе Судебного Департамента.
Андрей Бабушкин


Москва, Общественная Палата России, 
25 декабря 2015 года
Рекомендации круглого стола

Поправки принимаются до 28.12.15


Рекомендации круглого стола
«Общественная оценка деятельности Судебного Департамента при Верховном Суде России».

Участники круглого стола, отмечая, что  
- судебная власть – один из важнейших гарантов защиты прав и свобод человека; обеспечивая право на справедливое судебное разбирательство, государство гарантирует соблюдение всех прочих гражданских, политических, а так же экономических, социальных и культурных прав.
- с начала 1990-х годов в России идет судебная реформа; хотя и проделана большая работа и заложены институциональные основы для существования независимой судебной власти, однако цели реформы достигнуты таки и не были;
- для обеспечения независимости судебной власти от Министерства юстиции был создан Судебный департамент, являющийся частью судебной системы и подчиняющийся Верховному Суду РФ.
- фактической независимости судей от исполнительной власти препятствуют правовые и нравственные установки судей, их правосознание. По традиции, сложившейся в советский период, судьи воспринимают себя как часть государственной машины и в большинстве случаев солидаризируются с государственным обвинением или, соответственно, с сотрудниками государственных структур, которых гражданские лица пытаются привести к ответственности;
Обращают внимание на следующее.
Приказами Судебного департамента при Верховном Суде РФ, например, об утверждении положения об аппарате федерального суда общей юрисдикции или в Инструкции по делопроизводству в судах  оказались неправомерно ограничены права и свободы граждан.
Так, приказ № 36 от 29 апреля 2003 года "Об утверждении инструкции по судебному делопроизводству в районном суде" до недавнего времени не содержал норм, нарушающих права участников процесса; однако с течением времени этот нормативный акт претерпел значительные изменения; в приказ были внесены существенные изменения, которыми создали препятствия реализации прав участников судебного процесса,  они не могут теперь беспрепятственно ознакомиться с материалами судебного дела, снимать копии с материалов судебного дела, получить копию судебного постановления по судебному делу, участниками которого они являются, так как согласно пунктам 12.1, 12.2, 12.6 этого нормативного акта им необходимо написать заявление на реализацию этих безусловных процессуальных прав и только при получении согласия председателя суда или судьи они могут получить судебное дело для ознакомления или копию судебного решения, снять копии с материалов судебного дела собственными техническими средствами.
Наблюдатели Службы содействия доступности правосудия отмечают, что имеют место случаи, когда участники процесса и их представители,  вынуждены ждать по несколько часов, пока будет получена виза для ознакомления с делом. 
Выявлены случаи, когда заявителям, которые просят ознакомят их с материалами дела, предлагают набраться терпения и  ждать рассмотрения заявления об ознакомлении с делом 30 суток.
Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 21 декабря 2012 г. № 238 «Об утверждении Положения об аппарате федерального суда общей юрисдикции», например, запрещает предоставлять гражданам информацию, гарантированную предоставлением ФЗ РФ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации", вводит такое подразделение как "приёмная суда".
IMAG0363
Collapse )
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Можно ли повернуть российское правосудие лицом к обществу?

Москва, Общественная Палата России,
25 декабря 2015 года 
Рекомендации круглого стола

Поправки принимаются до 28.12.15

Рекомендации круглого стола
«Пути повышения эффективности российского правосудия по защите прав  человека при  рассмотрении уголовных дел».

Участники круглого стола, обсудив вопросы: 
- возвращения в УПК РФ наряду с институтом защитника из числа иных лиц, допускаемых в порядке ч.2 ст.49 УПК РФ, института общественного защитника;
- роли судебной системы в защите  прав и законных интересов граждан;
отмечают следующее.
Действующий Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации (УПК РФ) был принят в 2001 году и сменил ранее действовавший УПК РСФСР, основной текст которого составлялся в 1960 году.
По сравнению с последним УПК советского периода, действующий уголовно-процессуальный закон содержит иные формулировки самого понятия защитника, его полномочий, его роли по отношению к обвинителю, некоторых его обязанностей. Изменился круг лиц, которые могут быть допущены к участию в деле в качестве защитника.
Полномочия и права института защитника проистекают из конституционных норм, содержащихся в ч.1 ст.48 Конституции РФ о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи, и ч.2 ст.48 Конституции РФ, согласно которой каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения,  излагающей право каждого пользоваться помощью защитника в случае уголовного преследования.
С вступлением в силу в 2001 год УПК РФ, стало ясно, что из уголовно-процессуального законодательства исчезли нормы, определяющие статус и процесс допуска к участию в уголовном деле «общественного» защитника - исчезло и само это понятие. Ранее под таковым понимался представитель обвиняемого, выбранный для его защиты трудовым коллективом, общественным объединением, или их коллегиальными руководящими органами.
С 2001 года согласно ч.2 ст.49 УПК РФ защитник, не являющийся адвокатом (далее - защитник-неадвокат) из числа родственников обвиняемого или иных лиц, может быть допущен к участию в деле по усмотрению суда (современная правоприменительная практика трактует эту норму, что защитник может быть допущен  только в стадии судебного разбирательства уголовного дела по существу либо судебных разбирательств жалоб подозреваемого, обвиняемого в порядке ст.125 УПК РФ), и только наряду с адвокатом (кроме дел, находящихся в производстве мирового судьи).
Таким образом, институт участия защитника-неадвоката на стадии предварительного следствия оказался законодателем полностью ликвидированным.
По мнению сторонников этого подхода, положение об участии в защите обвиняемого защитника-неадвоката наряду с адвокатом (исключая случаи производства в мировом суде) вытекает из конституционного принципа о праве каждого на обеспечение квалифицированной юридической помощью. При этом:
-  невозможно исключить ситуации, когда квалификация защитника-юриста, не обладающего лицензией на право ведения адвокатской деятельности, выше, чем у начинающего адвоката;
- исследования качества  помощи, оказываемой общественным защитником и адвокатом при изменении законодательства не производились.
Как  известно, ст. 47 УПК РСФСР предусматривала допуск общественного защитника – представителя профессионального союза или общественного объединения. Допуск к защите производился на любой стадии уголовного судопроизводства на основании документа, удостоверяющего личность такого защитника, протокола собрания коллектива и, разумеется, с согласия самого обвиняемого.
Усмотрения в допуске такого защитника со стороны компетентных должностных лиц и суда закон не допускал.
В стадии судебного разбирательства дела, по усмотрению суда, к защите могли быть допущены близкие родственники обвиняемого (по предъявлении документа о родстве) и иные лица.
В чем состояла важность и необходимость такого статуса защитника, предусмотренного законом?
Во-первых – общественный защитник, как правило, обладал особым доверием со стороны подзащитного в силу расчета подзащитного не на его квалификацию, а на его добросовестность.
Как правило, согласие на роль общественного защитника исходило от лица, обладающего высокой гражданской активностью, обостренным чувством социальной справедливости.
Во-вторых – участие в уголовном деле общественного защитника являлось своеобразной формой общественного контроля за законностью именно в сфере уголовного судопроизводства.
В третьих – Представляется, наиболее востребован общественный защитник в современных реалиях в стадии надзорного судопроизводства и при решении вопросов, связанных с исполнением приговора.
Из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, следует, что «…сам по себе переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь за собой ограничение права на защиту, закрепленного в качестве принципа уголовного судопроизводства».
Согласно ст. 412.6 УПК РФ, надзорная жалоба осужденного рассматривается судом, который вправе истребовать уголовное дело для разрешения надзорной жалобы.
На этом важном этапе надзорного обжалования приговора, оказывается, что неимущему осужденному не к кому обращаться относительно юридической помощи.
После вступления приговора вступил в законную силу адвокат, не  заключивший новый  договор,  перестает посещать в СИЗО своего  подзащитного, в то время, как общественный защитник, как  правило, продолжал посещать своего подзащитного. 
Обратившись к ст.16 УПК РФ, увидим, что на данном этапе осужденному некому назначить адвоката, более того, его назначение законом не предусмотрено.
Максимум, что может сделать представитель осужденного, не  обладающий полномочиями общественного защитника, это отправить осужденному снятые копии документов в колонию.
Конституционная норма о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи оказалась извращенной, Оказалось,  что лучше не оказывать  обвиняемому никакой помощи, чем оказать помощь лица, не имеющего права на  ведение адвокатской деятельности. В то же время ранее действовавший УПК РСФСР допускал направление надзорных жалоб не общественным защитником осужденного, даже если этот защитник ранее участия в деле не принимал, но и предоставлял это право любому иному лицу.
Collapse )

Можно ли повернуть судебную власть лицом к обществу? - 2

Даже ряд положений Конституции РФ несет на себе явный отпечаток прежних представлений о судебной власти.
Например, в ст.118 Конституции в первую очередь воспроизводится традиционное положение «правосудие осуществляется только судом», затем устанавливается, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Здесь же речь идет и о судебной системе. Эта конституционная норма до сих пор порождает дискуссии о том, верно ли соотнесены понятия «судебная власть», «правосудие» и «судопроизводство».
Недостаточная разработанность теории судебной власти привела к тому, что и в Концепции судебной реформы, и в последующих программах судебной реформы, по существу, ставится знак равенства между реформой судебной системы и становлением судебной власти.
Реформу судебной системы можно ускорить, завершить в определенный срок. Но судебную власть нужно «взращивать», ее невозможно создать по указу или распоряжению к некой дате, тем более ее нельзя скопировать, «пересадить». Как отмечает .А. Федотов, «воспитание судьи начинается с детского сада, который он посещает». Для этого необходимо не «ускорение», а системная целенаправленная деятельность по многим направлениям, от политики и идеологии до методичного и постоянного разъяснения − судьям, прокурорам, следователям, адвокатам, а равно и всем гражданам − новой формы общественных отношений – судебной власти.
Collapse )