December 5th, 2015

Послано Президентом.

Чего я нашел и чего не нашел в Послании Президента Федеральному Собранию.

Текст Послания производит впечатление. Много в нем того, что вполне ожидалось: Турция, Сирия, терроризм, необходимость сохранения межнационального согласия.

Какие мысли докладам кажутся мне важными?
Во 1-х, о необходимости гармонии культур, языков, традиций, во взаимном уважении людей разных религий и национальностей. Мысль, вроде бы, не новая. Но в условиях противостояния и роста напряженности в обществе, это как- то многими забывается.
Во 2-х, о том, что закон должен быть гуманен к те, кто оступился. «Сегодня практически каждое второе уголовное дело, дошедшее до суда, связано с мелкими, незначительными преступлениями, а люди, в том числе совсем молодые, попадают в места лишения свободы, в тюрьму», - сказал Президент, а значит встречи СПЧ с Президентом не прошли бесследно. Современный российский закон (до 40 % арестантов в СИЗО привлечены к ответственности за нетяжкие преступления) этим не страдает.
В 3-х, о расширении подсудности уголовных дел суду с участием присяжных, правда с сокращением численности коллегии. Наше предложение было таким: по делам, где может быть назначено ПЛС, сохранить численности коллегии в 12 человек, а менее тяжким составам преступлений сократить коллегию до 7 человек.
В 4-х, о необходимости прекратить прессинг предпринимателей: из 200 тысяч уголовных дел обвинительными приговорами закончилось только 15 %; по остальным делам людей обобрали, после чего люди потеряли свой бизнес. Но обращение Президента к прокуратуре и следствию обратить на это внимание выглядит наивно: а то они об этом не знают. Предпринимателей, искусственно превращенных уголовников, я во время каждого похода в СИЗО встречаю по десятку. Но здесь нужны иные меры. Например, я бы наделил Уполномоченного по защите прав предпринимателя правом прекращения уголовных дел, и предусмотрел, что возмещение ущерба влечет прекращение дела.
В 5-х, Президент правильно обратил внимание на полномочия прокуратуры по осуществлению надзора за следствием, но, положив руку на сердце, должен признать – этих полномочий недостаточно, прокуратура в стране, где каждое правоохранительное ведомство, стремится превратиться в самостоятельное княжество, полномочия прокуратуры должны быть более сильными.
В 6-х, порадовали слова Президента о том, что наш сельхозэкспорт составил 20 млрд. долларов и превысил доход от экспорта вооружений. Правда, признаюсь, что я как- то наших экспортных продуктов не видел, если не считать пиво «Балтика» у наших коллег в Средней Азии.
В 7-х, очень близка мысль Президента о том, что национальная повестка нашей страны не должна зависеть ни от избирательных циклов, ни от конъюнктуры. Пока что этого добиться не удалось.
Collapse )
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Интервью журнала "Московский омбудсмен" с А.В. Бабушкин

Андрей Владимирович, если можно, для начала – несколько слов о Комитете «За гражданские права». С какой целью создавалась организация, в чем суть ее деятельности?
– Не стану скрывать: в свое время название мы взяли у аналогичной американской организации, которая занималась тем, что судилась с полицией и тюрьмами по поводу незаконного задержания людей и плохих условий содержания заключенных. Выигрывала большинство процессов и серьезно влияла на условия нахождения людей в полицейских инстанциях. Мы столь узкой задачи не ставили, но собирались использовать ее методику, которая тогда казалась нам приемлемой для России: к моменту регистрации Комитета в январе 1997 года успели понять, что нельзя решать только одну, локальную, проблему. Все проблемы в области защиты гражданских прав человека взаимосвязаны. Взять тех же заключенных. Условия их содержания тесно переплетены с уровнем культуры, а возможность освобождения
– с вероятностью рецидива, правами потерпевших,
сотрудников Наш собеседник – общественный деятель, политик и писатель, председатель межрегиональной благотворительной организации «Комитет «За гражданские права», член Совета при Президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека Андрей Владимирович Бабушкин. пенитенциарных заведений и так далее. Узконаправленная деятельность верна методически, но в жизни вызывает множество столкновений и противоречий. – То есть любое нарушение прав влечет за собой еще целый ряд нарушений?
– Да. Это как онкологическое заболевание, особенно когда имеется в виду общество в целом. Если, допустим, правонарушение совершено где-то в Мытищах – оно непременно проявится и в Подольске. При этом соблюдение прав человека может не транслироваться на соседнюю территорию, а вот несоблюдение
– да. И за короткое время такого рода «зараза» может охватить большие территории. Понимая всё это, мы и Степан Лыков 45 занялись правозащитной деятельностью.
– Как вас финансировали? – Основной источник средств
– грантовое финансирование. Первые наши гранты были получены из-за рубежа, от фондов Сороса и Макартуров, за что нас некоторые политики обвиняли чуть ли не в шпионаже. Ерунда, конечно! Не думаю, чтобы тот же Сорос был заинтересован в подобных вещах: вероятно, им просто нужна была Россия предсказуемая, похожая на Европу. Чтобы в случае, если наши студенты, коммерсанты или туристы едут за рубеж, знать, что можно ожидать от конкретного человека.
– Много было проблем поначалу? –
И были, и есть, и большинство связано с деньгами. На пример, столкновение штатных сотрудников с волонтерами. Последние обижались периодически, что штатные получают, пусть небольшую, но зарплату. Отвечали им аргументировано: волонтер работает в Комитете пару раз в месяц, сотрудники, порой, по 12 часов в день: поминутные звонки, уйма писем, требующих ответа, при этом нехватка не только людей, но и денег на конверты. Еще одна проблема
– недоверие к правозащитным организациям: «Вам, наверное, за каждого из нас Нельзя решать только одну, локальную, проблему. Все проблемы в области защиты гражданских прав человека взаимосвязаны деньги платят». Обидно, конечно. Возможно, такие правоз щитники где-то и есть, но нас, слава Богу, это миновало.
– Какие проблемы вы выделили бы как наиболее серьезные?
– Одна из них – финансирование. Вот смотрите: мы играем важную роль для гражданского общества, стабилизируя некоторые нежелательные процессы, не давая им доходить до финала. Грубо говоря, человек, недовольный судебным решением, посмотрев в Интернете, 46 как это делается, собирается идти в полицию с молотком… Мы же ищем исключительно легальные каналы защиты его прав! Казалось бы, нас выгодно финансово поддерживать и государству, и бизнесменам, и тем же клиентам. Но ни первые, ни вторые, ни третьи этого не делают… Что касается граждан
– не можешь пожертвовать деньгами, хоть с массой писем помоги – отправить их, например. Не хотят… Когда надо им – тут как тут. А когда нам
– нет никого! Collapse )
http://ombudsman.mos.ru/ru/journal/index.html