October 29th, 2015

Общественный Совет ГУВД Москвы обсудил проблемы видеорегистраторов и градостроительных конфликтов.

Заседание Общественного Совета при ГУ МВД по г. Москве.
Заседание было посвящено 2 основным темам: работе патрульной службы и инценденту в парке Дружбы с избиением граждан представителями казачьего объединения, помогающего строителям бороться с гражданами.
Начальник Управления охраны общественного порядка генерал В.А.Козлов рассказал о практике внедрения видеорегистраторов в деятельность сотрудников ППС. Правительством Москвы приобретено 2000 таких видеорегистраторов, 1500 из которых достались сотрудникам ГАИ, и лишь 500- сотрудникам ППС и конвойной службы. Между тем, ежедневно, на службу заступает 1800 сотрудников ППС, в связи с чем видеорегистраторов явно недостаточно. Вячеслав Алексеевич похвастал количеством задержанных мигрантов в ходе операции «нелегальный мигрант». По его данным благодаря этой операции снизилось количество краж и разбоев.
Начальник ГАИ Москвы В.В. Коваленко рассказал о практике применения видеорегистраторов сотрудниками ДПС. Появление видеорегистраторов дисциплинирует и водителей, и сотрудников ГАИ.
Антон Цветков, который вел заседание, рассказал о том, как происходило внедрение видеорегистраторов – первые 60 видеорегистраторов были куплены организацией «Офицеры России» на свои средства, после их успешного использования Правительство Москвы пошло на приобретение 2000 видеорегистраторов стоимостью 13 тыс. руб. каждый. Самыми качественными оказались отечественные видеорегистраторы, которые позволяют вести непрерывную запись в течение 8 часов, что – то стереть или поменять в видеорегистраторе нельзя.
Я в своем выступлении отметил, что пионером в освоении видеорегистраторов полицией был командир роты ППС отдела полиции по охране ВВЦ, который в 2011 году приобрел 3 видеорегистратора. Операция «Нелегальный мигрант» приносит больше вреда, чем пользы, так как отвлекает сотрудников от работы по заявлениям, чаще всего приводит к доставлению случайных и нив чем не повинны людей. Для сотрудников ППС и ДПС необходимо восстановить применение планшетов-наладонников с доступом к базам данных. Сотрудники ППС практически не обучены борьбе с бичом современных жилых районов – закладками наркотиков. За последний год упал профессиональный уровень сотрудников ППС, большинство которых оказывается незнакомыми, например, с требованиями ч. 5 ст. 5 ФЗ «О полиции» , согласно которому полицейский представляется не только при обращении к гражданам, но и при обращении граждан к нему.
Нашлись у меня и пожелания в адрес ГАИ. До сих пор у сотрудников ГАИ нет шумомеров для борьбы с машинами и мотоциклами, которые со снятыми или поврежденными глушителями терроризируют по ночам спальные районы. Очень часто при оформлении протокола об административном правонарушении инспектора ГИБДД игнорируют наличие свидетелей, в том числе и опровергающих факт правонарушения, и ограничиваются лишь фиксацией показаний нарушителя и сотрудников Госавтоинспекции. Другим нарушением являются засады, которые сотрудники ГАИ устраивают около знаков, установленных с нарушениями, или на месте неправильно нанесенной дорожной разметки.
Реагируя на мое выступление, начальник ГАИ со мною согласился. Шумомеров у ГАИ нет в связи со штатной положенностью. В 1960-е годы они были, а сейчас нет. Надо менять законодательство, - отметил Виктор Васильевич. Про допрос всех свидетелей при оформлении административного материала В.В. Коваленко обещал дать разъяснение сотрудникам. На участки дороги, где составляется по сто протоколов в месяц, руководство ГАИ обращало внимание и готово подобное внимание усилить. Коваленко попросил членов Совета и водителей через сайт ГАИ оперативно информировать о подобных фактах ГАИ города.
Виктор Алексеевич Козлов со мною по поводу операции «Нелегальный мигрант» не согласился, но признал, что иногда бывают перегибы. Мы договорились с ним о совместном посещении СУВСИГ, где содержатся выдворяемые иностранцы. Надо посмотреть, кто же туда попадает.
Про малоприятные события в парке Дружбы рассказал Лев Пономарев, директор Движения за права человека. Затем выступили А. Цветков и начальник УВД САО С.И. Веретельников. Выяснилось, что якобы казачья организация под названием КОБР допустила ряд нападений на граждан и депутатов, помогает строительным компаниям бороться с жителями, протестующими против застройки. Было принято решение о создании рабочей группы для изучения ситуации.
Совет принял мое предложение о проведении семинара по действию полиции во время градостроительных конфликтов, и предложение Антона Цветкова о разработке памятки.
А. Бабушкин
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Нужен ли членам ОНК четвертый срок?

Федеральным Законом 76-ФЗ от 2008 года в нашей стране были созданы общественные наблюдательные комиссии (ОНК). Осенью 2008 года были сформированы первые комиссии. Члены Комиссии выдвигаются правозащитными организациями и назначаются Общественной Палатой России сроком на 3 года. Первый состав ОНК имел срок полномочий 2 года. Итого, те, кто стали членами Комиссий в 2008 году, в 2016 году уже не смогут войти в их новый, четвертый, состав.

Принимая такое ограничение, законодатель ошибочно исходил из 2 посылок. Первая: людей, готовых войти в состав ОНК и уделять свое время проверке тюрем и отделов полиции, в каждом регионе очень много. Вторая: длительное участие в общественном контроле за местами принудительного содержание приведет к тому, что произойдет «сращивание» общественных инспекторов и проверяемых учреждений. В результате они начнут пить чай (а может и чего покрепче) см полковниками и перестанут замечать недостатки. Однако обе посылки оказались ложными.
Да, у многих членов ОНК возникли хорошие дружеские связи с работниками МВД и ФСИНа. Но нравственный уровень подавляющего большинства этих людей позволил им действовать по принципу «Платон мне друг, но истина дороже».

В ходе работе членов ОНК выяснилось другое. Даже опытные правозащитники, не имеющие реального опыта общественного контроля, оказавшись в камере СИЗО или дежурной части ОВД (разумеется, не в качестве задержанных), за редким исключением не знают, что проверять. Тридцать проштудированных пособий по общественному контролю и умная анкета, в которой подробно отмечено, что надо проверять, не может заменить собственного опыта и навыков. Процесс приобретения необходимых навыков членами ОНК занимается обычно 3-4 года. Примерно столько же, сколько участкового уполномоченного полиции и следователя. Но и после этого тюрьма и полиция не являются для них «открытой книгой». Практически каждое посещение член ОНК может обнаружить что-то новое.

Только в 4 субъектах Российской Федерации – Москве, Питере, Свердловской и Нижегородской областях, нашлось по 40 человек, готовых войти в состав ОНК и подходящих по критериям для вхождения в состав Комиссий. В других же субъектов членов ОНК оказалось намного меньше. Так, в состав ОНК таких тюремных регионов, как Пермский край и Красноярский край входят, соответственно, всего лишь 9 человек и 17 человек. Попробуйте объехать весь Красноярский край силами 17 человек. Не удивительно, что до сих пор в регионе есть места принудительного содержания, которые ОНК не посещало ни разу!!!

И проблема не только в том, что членами ОНК не могут быть те, кто младше 25 лет, либо имеют судимость, либо находятся на государственной или муниципальной службе, либо являются адвокатами или прокурорами, но и в том, что эта деятельность , с одной стороны бесплатная, с другой – профессиональная. Член ОНК, находящий на посещение мест принудительного содержания, лишь 3-4 часа в месяц, не только не может уследить за ситуацией с правами человека за решеткой, но и утрачивает необходимые ему навыки. Происходит его регресс, как правозащитника-практика. Получается ловушка: с одной стороны члены ОНК – люди крайне занятые и загруженные, не имеющие лишней минуты, с другой – они должны находить часов 30-40 в месяц на посещения СИЗО, ИВСов и прочих приятных мест, с третьих – большинству из них за это никто не платит.

Есть ли из нее выход? Казалось бы, это выход достаточно прост: начать платить членам ОНК за их непростую, мягко говоря, работу, деньги. Однако это создаст новую опасность: в ОНК пойдут люди, стремящиеся заработать. Такие люди есть и сегодня, но их крайне мало: если кто- то из членов ОНК ездит по учреждениям за деньги, то об этом быстро становится известно и оперативникам силовых ведомств, и коллегам по Комиссии. Оплачиваемый характер работы в ОНК, по мнению многих представителей правозащитного сообщества, может привести к тому, что уже на старте формирования очередного состава ОНК изменится мотивация людей, которые желают стать общественными инспекторами.

Я вижу выход только в одном – отменить ограничение в 3 срока для членов ОНК. Это позволит каждые 3 года в каждом регионе находить все новых и новых людей, готовых жертвовать своими временем, знаниями, силами, здоровьем, а иногда и чем-то более дорогим ради того, чтобы у нас были нормальные тюрьмы, не было пыток, а сотрудники полиции и пенитенциарной системы вызывали уважение и доверие, а не страх и ненависть. И эти люди не будут каждый раз начинать с нуля, а смогут вливаться в уже существующий коллектив опытных и мудрых общественных инспекторов, среди которых будет и почтенный профессор, и бывший прокурор, и бывший зэк, и правозащитник-практик.
Непохожесть жизненного опыта этих людей, разность путей, которыми они пришли в ОНК, станет в этом случае источником динамичной работы Комиссии, а не прологом для реализации сценария басни «лебедь, рак и щука».

2 ноября 2015 года, как председатель Постоянной Комиссии по содействию деятельности ОНК Совета при президенте России по правам человека я намерен на заседании Комиссии обсудить вопрос об отмене ограничения членства в ОНК тремя сроками.

А. Бабушкин