August 23rd, 2015

Политик и правозащитник.

Моя поездка в колонию, где отбывает наказание Евгения Васильева, и последующая реакция общества на эту поездку, еще раз поставила важный и не простой вопрос - вопрос о том, чем отличается этика политика от этики правозащитника.
От меня ждали, что я скажу 3 вещи: колония безобразная, никакой Васильевой там нет, Васильеву надо посадить так круто, чтобы не вышла на свободу, по крайней мере, до 10 срока ВВП.
Но то, что я сказал и написал, людским ожиданиям никак не соответствовало.
Была ли моя подобная позиция досадной ошибкой?
Если смотреть с точки зрения политика, то, вне всякого сомнения, - да. Политик должен говорить то, что обществу нравится и то, что общество от него ждет. Ведь то, что нравится обществу и то, что общество от него ждет, затем можно конвертировать в голоса, влияние, власть и - что уж тут скрывать! – деньги. И это вовсе не значит, что подобное плохо. В ином случае политик будет, как моя родная партия «Яблоко» - гордым, самостоятельным, честным, но без думского мандата.
В ином положении оказывается правозащитник. Он говорит людям не то, что им нравится и хочется услышать, а правду. Правда правозащитника отличатся от правды политика. Ведь и честный политик не врет, но он имеет право, о чем-то мудро умолчать, а что – то ненавязчиво подчеркнуть. Правозащитник же говорит о том, что увидел, услышал и обнаружил. Это – его право, копать глубже и резче, чем это будет делать политик. Но политик вправе спрятать то, что выкопал, умолчать о том, что нашел, что – то осторожно не заметить. А вот у правозащитника такого права нет. Выкопал, нашел, обнаружил - предъяви обществу или смени род деятельности!
Не скрою: мне очень хочется быть успешным политикам и нравиться тем, кто может дать мне влияние и голоса. Но я в первую очередь правозащитник и только затем – политик. И это предопределяет логику того, что я делаю и говорю: важное и полезное для общества я предпочитаю тому, что выгодно и приятно.
Часто бывает так, что правозащитник оказывается чужим для всех. Когда правда правозащитника нравится обществу, или власти, или некоей политической или коммерческой силе, они восклицают: ах, какой он молодец! Но завтра выводы правозащитника перестают отвечать ожиданиям тех, кто его хвалит и правозащитник становится «плохим».
В свое время Явлинский сказал, что честность - это лучшая политика. Можно спорить, насколько это так. Но в отношении правозащиты за четверть века я выяснил, что честь – это единственно возможная правозащита.
А. Бабушкин
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Сенаторы решили слегка придушить сторону защиты при ознакомлении с материалами дела?

Председателю
Совета при Президенте РФ
по развитию гражданского общества и правам человека
Федотову М.А.

Отзыв на законопроект
«О внесении изменений в статью 217 УПК РФ»
Членами Совета Федерации К.Э. Добрыниным, А.А. Клишасом, В.А. Тюльпановым внесен проект № 866100- 6 от 20 августа 2015 года о внесении изменений и дополнений в ст. 217 УПК РФ.
Данным законопроектом предлагается:
- изложить часть 1 статьи 216 УПК РФ в редакции, предусматривающей обвиняемому и его защитнику материалов дела не только с пронумерованном и прошитом виде, но и с описью материалов дела; вынесение постановления в случае невозможности предъявления обвиняемому и его защитнику вещественных доказательств;
- дополнить статью 216 УПК РФ частью 1-1, в которой предусмотреть, что в случае большого объема материалов дела, предъявление обвиняемому и его защитнику всех томов дела не требуется, предъявляется не менее 5 томов , а остальные тома предъявляются только по требованию обвиняемого и его защитника.
Считаю, что новая реакция части 1 статьи 216 УПК РФ может быть поддержана при условии, что:
- будут конкретизированы основания, по которым невозможно предъявить вещественные доказательства;
- в случае, если это невозможно сделать из-за их размера или нахождения вне следственных органов, по требованию обвиняемого или его защитника будет изготавливаться и представляться фототаблица вещественного доказательства.
Часть 1-1 статьи 216 УПК РФ поддержана быть не может. Авторам законопроекта, как это видно из Пояснительной записки, кажется, что ознакомление лишь с 10 листами в одном томе, является злоупотреблением со стороны защиты, в то время, как именно защитник и обвиняемый, исходя из целей, стратегии и тактики, решают в каком объеме и с какими материалами они желают знакомиться.
Вместо этого предлагается предусмотреть право защитника и обвиняемого:
- получить полную копию описи материалов дела либо ее фрагмент;
- повторно ознакомиться с отдельными материалами дела по мотивированному ходатайству.
Такие же правам должны быть предоставлены и потерпевшему.
А. В. Бабушкин

Путешествие во Вьетнам.6. Поездка в город Далат.

Это – моя предпоследняя заметка, написанная по впечатлениям поездки во Вьетнам в августе 2015 года.
Название Муй Не означает «спокойный нос корабля». Первые отели возникли здесь в 1995 году, когда в Муй Не произошло полное солнечное затмение. Посмотреть на него собрались тысячи туристов, однако они обнаружили, что ни одного отеля в МуйНе нет. Однако климат им понравился. Сейчас отелей великое множество, хотя самому старому из них – всего лишь 17 лет. Может быть потому песчаные блохи и неистовствуют здесь, что туристическая инфраструктура еще не достигла своего совершеннолетия?
В МуйНе предлагается около десятка эккурсий, в основном традиционных – на острова, на горячие источники. Но меня соблазнила дешевая (30 долларов весте с обедом) экскурсия в высокогорный город-курорт Далат. Чтобы попасть в него вначале едем 50 км вдоль побережья на Север, а затем еще 150 вглубь Южного Вьетнама.
Проезжаем сельские дома 1990-х годов. Это - небольшие изящные одноэтажные бетонные коробочки с навесами впереди с узким , а иногда и очень узким фасадом, состоящие из 2 помещений; над вдохом – стандартный барельеф с изображением орла. Площадь домика-метров 40- 50. Это и есть те самые дома- трубы, про которые я уже писал.
В предгорье - деревня народа кохо. До недавнего времени кохо жили в джунглях, но власти переселили их в долину, построив для них 600 небольших белых домиков. То ли мусор где-то спрятан от глаз проезжающих, то ли в деревне кохо действительно чище, нежели в Муй Не. В середине деревни - 2- этажное желтое здание школы. Вокруг поселка – поля кукурузы и плантации гевеи. Кохо насчитывается 90 тысяч. Они говорят на одном из кхмерских языков, и, кроме Вьетнама, живут также в соседних Камбодже и Лаосе.
Collapse )