June 9th, 2015

Расследование злодеяния или имитация?

7 июня я и Ева Меркачева, как члены ОНК г. Москвы посетили СИЗО № 5 около м. Водный Стадион.
В камере спецблока мы встретили возбужденного человека, которого буквально трясло от того, что с ним произошло. Он с надеждой смотрел на нас и по десяить раз повторя нам одно и то  же.
Об этом  человеке уже писали российские СМИ. Его зовут Сергей Николаевич Литвинов. Вот что он нам рассказал.
Сергей Николаевич работал в деревне Камышино Донецкой области скотником. Он имеет образование 5 классов, однако писать практически не умеет.
Он приехал в российскую больницу из ДНР для лечения флегмоны. Перенес операцию. Был очень благодарен России, доверял россиянам и не ожидал никакого подвоха. Вместе с Сергеем в больнице находились трое военнослужащих. Они предложили ему выпить и он согласился. Прямо в больнице они выпили водку – 4 бутылки на 4-х. После этого военные стали задавать Литвинову провокационные вопросы о совершении Литвиновым преступлений в отношении мирного населения, а затем позвонили кому- то. В больницу приехали люди на джипах. Военнослужащие утверждали, что Литвинов рассказал им  об изнасиловании чуть ли  не 20 женщин, которых он затем, якобы убил.  Из больницы  Литвинова  вывели через черный ход. Как его выводили, видела медсестра, которая его обмывала.
После этого его вывезли в лес, били током, стреляли из пистолета. Литвинов  утверждает, что  подписи от его имени сфальсифицированы.  Утверждает, что был избит в подразделении полиции г.Миллерово; заставляли держать стул и бил по голове пластиковой бутылкой с водой, положив на голову журнал. Делал это следователь, невысокого роста, толстый, в кепке, в камуфляже; вывозили в лес, надев на голову мешок.
После пыток у Литвинова нарушена чувствительность.
Литвинов рассказал, что в Басманном суде прокурор отказался поддержать ходатайство о продлении ему ареста из-за отсутствия доказательств; однако после этого прокурор был заменен.
Мне очень хочется верить, что в СИЗО оказался  настоящий  злодей, заслуживший   то, что с ним произошло.  Однако   без ответа остается ряд вопросов.
Например, мне непонятно: если  Литвинов – изощренный  злодей, издевавшийся над населением ДНР, то зачем на лечение  он отправился  в больницу на территорию России, а не в секретный госпиталь «Правого сектора»?
Если трое военнослужащих – не наглые провокаторы, а хитрые разведчики, изобличившие супер-злодея, то где протоколы опознания Литвинова, проведенные с соблюдением правил УПК РФ?
Если на территории ДНР находятся многочисленные доказательства виновности Литвинова, то зачем  он переведен в Москву и помещен в спецблок?
Если Литвинов действительно все это совершил, хитростью избегая наказание, то почему трое военных напоили доверчивого Литвинова, а не он споил  их, заодно  сотворив с ними что – нибудь непотребное?
Буду рад получить убедительные ответы на свои вопросы.
А пока что я жду результаты журналистского расследования, которое проводит Ева Меркачева. Надеюсь, что    результаты ее расследования все поставит на свои места.
А. Бабушкин
 
promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Арбатские встречи.

09 июня 2015 года генерал Анатолий Иванович Якунин, Уполномоченный по правам человека Татьяна Александровна Потяева вместе со мною проверили  ОМВД по району Арбат.
- Сегодня будем работать под руководством правозащитников, - сказал Якунин  и мы вошли в здание одела.
Первое на что мы обратили внимание – неправдоподобно  высокий процент задержанных, якобы  отказавшихся от питания.   В других отделах ЦАО таких людей – не больше трети, в отделе «Арбат» - 2/3. Анатолий Иванович дал указание взять  этот вопрос под контроль.
Помещения для задержанных  встретило нас чистотой и свежей краской. Однако мы обратили  внимание на то, что освещение в запираемых помещениях оставляет желать лучшего,  а единственное окошко закрыто металлическим листом.  Анатолий Иванович дал соответствующие указания.
Затем  мы стали придирчиво изучать стенд  в помещении, где дежурный по разбору работает  с задержанными. Стенд  нам понравился – удобный, информативный, - однако мы предложили дополнить его надписью  о праве задержанного на телефонный разговор, выполненный  большими буквами.
После этого  наш путь лежал на пятый этаж, в следственный отдел. Именно  жалобы на арбатское следствие – волокиту, нарушение прав адвокатов, необоснованное взятие под стражу – в свое время породило  мои жалобы на имя начальника ГУВД и Уполномоченного по правам человека и привело к сегодняшней проверке.
Накануне я проверил СИЗО № 3, где  содержится 23 обвиняемых,  числящихся за Арбатом.  После моего обращения  к Якунину  ситуация разительно изменилась. Волокита почти побеждена. Ряд дел расследован за месяц и уже направлен в суд.  Ситуация,  когда следователь помещал обвиняемого в СИЗО и на многие  месяцы просто забывал о нем, уходит в прошлое.  А несколько  обвиняемых даже выразили благодарность следователям Арбата, например С. Кочергину, за объективность и оперативность.
Но в разговоре с  назначенным накануне  начальником Следственного отдела я говорил в основном о проблемах.  К обвиняемому Полякову следователь приходил 1 раз за  5 месяцев, а из дела пропали фоторобот, видеозапись, распечатка передвижения машины, а с вещдоков не сняты отпечатки пальцев.
У обвиняемого Амирханова дознаватель Егоров  всячески  пытается не допустить к участию в деле выбранного обвиняемым адвоката.
Двое обвиняемых – Исаев и Омаров -  вполне  могли бы  участвовать в следствии и, находясь на свободе. Оба молоды, работают, впервые привлечены к уголовной ответственности, обвиняются в кражах  менее, чем на 10 тыс. рублей,  к тому ущерб в одном случае возмещен полностью, а в другом частично. А 20-летний обвиняемый по имени Давит, обвиняемый в хулиганстве, является москвичом  и характеризовался положительно.
В конце встречи мы договорились  с А.И. Якуниным,  что встретимся и с обвиняемыми Конушбаевым и другими: именно с  жалоб по данному делу началось мое внимание к арбатскому следствию. Но сейчас привлеченные по этому делу числятся не за Арбатом, а за УВД ЦАО г. Москвы.  
Анатолий Иванович рассказал о принятом им важном решении: теперь каждый понедельник руководство ГУВД будет выезжать в отделы, чтобы знакомиться с состоянием дел на месте.
Я думаю, что члены Общественных Советов и ОНК с удовольствием  составят руководству ГУВД компанию  в этом важном деле.
  А. Бабушкин