June 6th, 2014

Внимание: смотр – конкурс электоральных рабов !

8 июня 2014 года состоится важное событие в многотрудной деятельности по манипуляции московскими – т.н. «праймериз».

Что же это за праймериз, в которых кандидаты от партии власти мужественно борются сами с собой? – воскликнете Вы и окажетесь совершенно неправы.

Вспомните гладиаторские бои в древнем Риме. Перед началом сражений и поединков гладиаторы устраивали шествие, показывая свою мощь противнику, а заодно и демонстрируя хозяину свою готовность к бою. И бой начинался не сразу после шествия, так как необходимо было время, чтобы поправить сбившееся снаряжение, и подобрать оружие, если ранее выбранное уступало вражескому. Смотр собственных сил всегда имел смысл.

Перед праймериз стоят намного более сложные задачи, чем перед смотром рабов на рубеже нашей эры. Пока муниципальные служащие и бюджетники не рванули в отпуска, пока зависимые от властей коммерсанты не расслабились от летней жары, самое время оценить электоральную мощь провластных сил. И тогда за оставшиеся до выборов 3 месяца открываются неплохие перспективы: совсем слабых кандидатов можно заменить на кандидатов посильнее,   тех районных руководителей, что не насытили избирательные участки прирученными избирателями, готовыми есть из рук кандидата, поправить, проверить не дает ли досадных сбоев отлаженная административная машина.  

Репетиция выборов при всей своей нелепости, по мнению организаторов праймериз, снижает опасность появления неожиданных сценариев на выборах в сентябре.

И вот уже основной электоральный отряд партии власти - дворники в оранжевых куртках - в преддверии выборов носятся по подъездам, радуя избирателей бесплатными (но, разумеется, не для городского бюджета) газетами о кандидатах.

Есть в праймериз и ещё одна важная радость – все избиратели при регистрации оставляют свои паспортные данные. И, если в праймериз вдруг решиться участвовать какой – нибудь нехороший оппозиционер, то вычислить его сторонников – раз плюнуть.

Так что 8 июня 2014 года нас ждёт новое развлечение – имитация выборов в Мосгордуму.

Но наша задача – сделать так, чтобы настоящие выборы в сентябре 2014 года не стали второй серией июньской пародии.

А. Бабушкин

promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Когда мантия не спасает от самодурства.

Посещая десятки и десятки раз московские СИЗО, мне часто приходилось слышать жалобы заключенных на поведение судей Мосгорсуда. Но в глубине души я надеялся, что подозреваемые сгущают краски.

6 июня 2014 года, прибыв в суд по делу товарища У. и господина Р. Скромный свидетель, я надеялся уже через час – полтора покинуть неприступную твердыню правосудия, направившись в какие – нибудь, прямо скажем, более прозаичные места.

Но мечтам моим, простым и бесхитростным, не суждено было сбыться. Вначале у меня отняли паспорт, оставив в коридоре: опытный судья знал, что, имея дело со свидетелем, самое главное не дать тому убежать. Через 2 часа объявили перерыв. Через час перерыв кончился и заседание возобновилось. Я же, беспаспортный и позабытый правосудием, смог покинуть здание и посетить буфет, а затем и вернуться обратно только благодаря судебным приставам, подтвердившим, что я не самозванец, а самый что ни есть настоящий свидетель.

Наконец-то, часа через три с лишним, вспоминают и про меня.

Дело слушается тремя судьями в ВИП-зале для резонансных дел. Цепкий взгляд председательствующего зорко следит за происходящим в зале. Мысли принести мне извинения 3, 5 часа ожидания у председательствующего не возникает.

Начинаю давать показания. Ссылаюсь на слова, сказанные мне другим человеком.

«Вы не вправе ссылаться на слухи, домыслы, слова других людей!» - немедленно начинает меня править судья. Пытаюсь объяснить ему разницу между слухом и информацией, узнанной со слов другого человека. Бесполезно.   «Вы не вправе ссылаться на слухи, домыслы, слова других людей!» - и так еще минут пять.

Когда я смог продолжить давать показания, несколько раз ссылаюсь на составленную мною в этот день справку о событиях 6 мая. Эта ссылка снова вызывает высокое судейское беспокойство: «Мы не исследовали вашу справку и не знаем , что в ней написано. Не ссылайтесь на нее!» - ультимативно требует от меня судья.

Но как же вы узнаете о самом факте существования справки, если, кроме меня, никто о ней не знает, а мне о ней Вы говорить запрещается.

Ответа на этот вопрос от судьи не последовало, зато последовало напоминание, что судью комментировать свидетель не вправе. Судьи напоминает и о том, что произойдет со свидетелем в случае неисполнения требований судьи и многозначительно кивнул на приставов.

Когда я припомнил судье свое 4 – часовое ожидание под дверью, тот расстроился еще больше и стал угрожать разными мерами за то, что я… комментирую его выступление.

Увы мне! – я все еще верю в правосудие и пытаюсь объяснить судье, какое отношение должно быть у судьи к свидетелю. Но и здесь мы не нашли с ним общего языка.

За неполные два часа допроса судья прервал меня раз 20, ответ примерно 10 вопросов защиты, не отвёл ни одного вопроса обвинения, не менее получаса наставлял меня о том, что должно быть в моих показаниях, а чего нет.

Магия цифр оказала на судью невероятное воздействие, и заветные номера статей 75 и 240 УПК РФ он упомянул многократно. Чувствовалось, что судья с УПК РФ на «ты»: он с легкостью дополнял нормы УПК совершенно новыми, например о том, что свидетель не должен излагать собственного мнения, говорить о том, что ему показалось либо о том, что ему сообщили третьи лица. Лишь только о том, что сам видел, слышал, нюхал, лизал или трогал!

В конце заседания выяснилось, что у судьи этого есть и чувство юмора, и неплохая юридическая логика, и умение тщательно и скрупулёзно исследовать доказательства.

Смотрел я на этого судью и думал: что же все – таки в нем победит – человеческое или самодурское.

А. Бабушкин