an_babushkin (an_babushkin) wrote,
an_babushkin
an_babushkin

Categories:

Удастся ли спасти Александра Шестуна?

Уполномоченному по правам человека в России
Т.Н. Москальковой  

Директору ФСИН России
А.П. Калашникову

Уполномоченному по правам человека в Тверской области
Н.А. Егоровой  

Уважаемая Татьян Николаевна!
Уважаемый Александр Петрович!
Уважаемая Надежда Александровна!

Крайне обеспокоен ситуацией с Шестуном Александром Вячеславовичем, который вновь находится на голодовке.  При этом Шестун страдает рядом тяжелейших заболеваний, развитие которых на фоне голодовки может вызвать летальный исход.
Шестун отбывает наказание в ФКУ ИК № 4 УФСИН России по Тверской области.
Он водворен в штрафной изолятор.
В камере ШИЗО, как он сообщает, холодно и очень влажно. По стенам ползают мокрицы.
Письменные принадлежности ему выдаются только на полтора часа.
Шестуну, который болен диабетом, не выдают гликометр и лекарства от диабета.
Несмотря на то, что Шестун Юлия Николаевна является представителем Шестуна А.В. в ЕСПЧ и только она может убедить Шестуна прекратить голодовку, к мужу ее не допускают.   
Убедительно прошу Вас дать поручение о прекращении указанных нарушений и допуске Шестун Ю.Н. к Шестуну А.В.

Приложение: письмо Ю.Н. Шестун, заявление А.В. Шестуна.

 
А. В. Бабушкин

Директору ФСИН России
Калашникову А.П.


От: Шестун Юлии Николаевны, 27.03.1979 г.р ., паспорт 4607 № 730957 выдан отделом УФМС России по Московской области в г. Серпухове 22.09.2007, проживающей по адресу: Московская область, г.о. Серпухов, пос. Большевик, ул. Тимирязева, дом 14
т.: 8(916)640-37-98
эл.п.: jul.alex@list.ru


Обращение

Жизнь Шестуна Александра Вячеславовича, 1964 г.р., находится под угрозой! Прошу обратить ваше внимание на вопиющие нарушения прав моего супруга на жизнь и здоровье.
Приговором Подольского городского суда Московской области от 25.12.2020 Шестун А.В. приговорен к лишению свободы на срок 15 лет лишения свободы в колонии строгого режима. В настоящее время он отбывает наказание в ФКУ ИК-6 УФСИН России по Тверской области.
13 мая 2021 г. Шестун А.В. сообщил своему защитнику о том, что он переведен в штрафной изолятор (ШИЗО), а также поставлен на учет в качестве склонного к побегу.
Условия содержания в штрафном изоляторе, безусловно, негативным образом скажутся на здоровье моего мужа: отсутствует возможность для полноценного отдыха, на узкой железной скамейке, высотой около метра, неудобно даже сидеть. Писать или читать невозможно, поскольку стол находится на том же уровне, что и скамья. Помимо этого, у Шестуна А.В. отняли ручку и бумагу, выдают только на полтора часа, в связи с чем мой супруг лишен возможности даже написать мне письмо.
Помимо хронических заболеваний (сахарного диабета второго типа, гипертонии), Шестун А.В. страдает одним острым заболеванием, которое требует немедленной диагностики и лечения, – врожденный s-изгиб сонной артерии, отягощенный стенозом сосудов и травмами головы с субарахноидальным кровоизлиянием в мозг (соответствующие медицинские справки, выданные как гражданскими, так и тюремными врачами, Шестун А.В. не раз представлял на публичное обозрение в СМИ). 
Постоянное нахождение в тесном и душном помещении, которое надлежащим образом не проветривается, и в котором абсолютно отсутствует термоконтроль (постоянно либо слишком холодно, либо душно) делает нахождение моего супруга в нем невыносимым. Пребывание в ШИЗО равнозначно пытке.
Непрерывно по громкоговорителю транслируют правила внутреннего распорядка, которые лишь изредка сменяются на радио. Из-за этого мой супруг постоянно жалуется на ноющие головные боли.
Уровень сахара в крови опустился до 3 ммоль/л, что свидетельствует о наступлении гипогликемии. Мучают постоянные боли и слабость. Руководство исправительной колонии отказываются выдавать моему супругу гликометр (который при этапировании в колонию у него имелся при себе), а также необходимые лекарства, при отказе в приеме которых мой супруг может впасть в кому.
Как сообщает Шестун А.В. в переписке и через своих адвокатов, из-за данного диагноза он регулярно теряет сознание. Одна из таких потерь рано или поздно закончится летальным исходом, когда Александр Вячеславович просто не придет в себя. Такие потери сознания могут окончиться тяжелейшим инсультом и смертью.
Шестуну А.В. показана срочная операция по стентированию сосудов, соответствующая операция и постоперационное лечение в центре ССХ им. Бакулева г.Москвы оплачено его супругой Шестун Ю.Н. еще в 2018 году, однако до сих пор система ФСИН Шестуна А.В. так и не направила на лечение.
Положение усугубляется и тем, что в ответ на безосновательные действия по постановке моего супруга на учет в качестве склонного к побегу (на адвокатские запросы с требованием сообщить об основаниях для постановки моего супруга на учет руководство колонии не отвечает) и помещение в карцер Шестун А.В. объявил протестную голодовку, на которой уже находится пятый день (по состоянию на 17.05.2021).
Прошу Вас спасти жизнь человека! Незамедлительно принять меры по переводу моего супруга из карцера в обычную камеру и снятия его с учета в качестве склонного к побегу.
Одновременно с этим, в рамках Ваших полномочий, прошу содействовать экстренной госпитализации Шестуна А.В. в Центр ССХ им. Бакулева для проведения операции и лечения.

С уважением,
Шестун Ю.Н.

15 мая 2021 г.

Из заявления Шестуна А.В.  

Написал заявление об отказе от нахождения в хозотряде. Не хочу портить жизнь большинству заключенных, честно работающих в столовой, теплицах, промзоне, библиотеке, прачечной и др. Из-за меня банда завхозов портит жизнь всем честно трудящимся заключенным. Добавил еще одно требование к своей голодовке: сократить количество ежедневных проверок в колонии с четырех до двух в сутки, как во всех колониях страны.

В штрафном изоляторе имеется узкая железная скамейка высотой около метра, сидеть на ней неудобно и уж тем более писать, потому что стол находится на том же уровне. Отняли ручку и бумагу, выдают только на полтора часа. Сильно напрягает громкоговоритель, по которому без конца крутятся правила внутреннего распорядка и лишь изредка сменяются на радио. Ни прилечь, ни посидеть. В карцере очень холодно. Вероятно, в отряд вернусь нескоро. Сахар в крови уже 3,6 ммоль/л, наступает гипогликемия. Мучают головные боли, слабость. В карцере мне не дают мой гликометр и лекарства при диабете. Однако прекращать акцию протеста я не намерен.

Уверен, что медчасть ИК-6 не рискнет привязывать меня и принудительно кормить. Скорее всего, после ШИЗО отправят в тюремную больницу г.Торжок, где успешно применяют карательную психиатрию. Прокуратура Тверской области на мое сообщение о преступлении ответила, что гибель осужденного Самокатова, умершего на вязках, была в рамках закона.

Многие офицеры ИК-6 уговаривали меня вернуться в 7-й отряд, но я категорически отказался, даже под угрозой водворения в ШИЗО.

Сейчас меня поместили в камеру, где к полу в шахматном порядке приварены уголки, что препятствует передвижению и ходьбе по камере. Представляет она из себя подвальное помещение, в которой могильный холод, но второе одеяло не выдают. Кровать отстегивается от стены на 8 часов ночью. Постоянно включено радио, где бесконечно прокручиваются Правила внутреннего распорядка. Меня лишили возможности вести переписку, отобрав ручку и бумагу, и дают только на 1,5 часа. Бритву дают 1 раз в неделю. Не дают мои иконы.

ШИЗО ИК-6, вроде бы, намазано радужными красками, даже в коридоре «красная миля» из яркой напольной плитки, но портить жизнь арестантам научились, используя методы гестапо и иезуитов.
Долбят с утра до ночи из колонок правила внутреннего распорядка, правда я, с помощью «звука водопада», издающегося включенным сливом «толчка», заглушаю «вражеское радио».
Холодно и грязно.
Прошу средства для уборки: ведро, губку, ершик, но говорят есть только тряпка, поласкайте в раковине, где моют посуду.

Пол в камере и прогулочном дворике из холмистого бетона сверху намазанного масляной краской, а двери из отходов металлопроката. Двери в туалете камеры и нары из необтесанных досок.
По стенам ползают мокрицы из-за сырости.
Постельное белье темно-серого цвета.

«Параша» обложена битой плиткой.
В результате голодовки похудел на 7 кг. Сахар в крови ниже 3 ммоль/л, что грозит гипогликемической комой, однако мой глюкометр врачи упорно не дают.
Начальник медчасти Надежда Афтений орала на меня при встрече, требуя встать по стойке смирно и доложить о судимости.
Баланду заносят в камеру на 2 часа, чтобы выделяющийся от запаха пищи желудочный сок разрушал мой желудок.

А.В. Шестун
Tags: Права Человека, Правозащитники, Тюрьма, УИС, ФСИН России
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo an_babushkin november 20, 2018 04:27 3
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments