?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Путешествие в Индонезию (дни десятый и одиннадцатый).

13. В королевстве Гианяр (Убуд).
В названии нет никакой ошибки: городок Убуд с населением 30 тысяч человек, состоящий из 14 деревень, был столицей королевства Гианяр, которым правила королевская династия Сукавати. Ударение на последней дукве. 
От Депнасара до Убуда – около 10 километров: короли Бадунга и Убуда были соседями друг друга в полном смысле этого слова.
Убуд основали яванцы: в 8 веке монах Рси Мордханья  обнаружил на месте Убуда слияние двух рек и принялся, как это было в те времена, медитировать. Естественно, что он основал здесь храм, который  стал центром народной медицины. Так и появляется название Убуд или на древнебалийском «Убад»- медицина.  В 16 веке, когда яванское королевство Маджапахид полностью переселилось на Бали, Убуд становится центром культуры и ремесла.     

Голландцев привлекали на Бали гвоздика, черный и красный перец, лимонное дерево и другие специи. Земля Бали своим мягким климатом отлично подходила для выращивания кофе, которое получалось более вкусным, чем в других местах. Однако завоевывать Убуд им не пришлось: вия печальную судьбу соседей, король Убуда в 1900 году обращается к голландцам с просьбой об установлении протектората.  В обмен  королевскому семейству Суковати оставили дворец.  С 1930-х годов семейство Суковати  стало оказывать покровительство европейским художникам,   которые и «прорубили окно в Европ3» для балийской культуры и в первую очередь живописи. 
По дороге из Денпасара в Убуд проезжаем деревню Батубулан (что переводится, как лунный камень) – деревню мастеров по резьбе по камню. В камне запечатлены какие – то страшила; но оказывается, один страшила – хороший, а второй – плохой: скульптор изобразил    танец баронга и ранда – доброго и злого демонов. По обе стороны дороги стоят целые полки скульптур Будды, Ганеша, всевозможных богов и демонов. Большая часть из них вырезана из лавового камня и песчаника.
Встречаем вереницу женщин с корзинами на голове. Корзины с горкой наполнены камнями с ладонь размером. «В этих же корзинах килограмм по 10 камня!» - в ужасе восклицаю я. «Какие десять? Пятьдесят!» - удивленно поправляет меня гид. И продумал я о том, что, если когда-нибудь балийки выйдут на всемирные соревнования по тяжелой атлетике, шансов против девушек из Убуда, не будет ни у кого.      

Жители деревни Чулук специализируются на изготовлении ювелирных изделий. Оригинально оформлен интерьер фабрики серебра: перед забором виднеются множество белых скульптур; особое впечатление производят 3 поросенка, которые куда-то едут на велосипеде. Серебро маняще поблескивает  с прилавков магазинов, однако мы мчимся дальше.

То и дело по дороге нам попадаются гигантский баньяны – 3, 5, 7, 10 метров в обхвате. Дерево имеет не один, а десятки и  сотни стволов, сливающиеся вместе.  Балийцы вверять, что огромные баньяны  часто становятся местами, где поселяются недобрые духи. Поэтому этим уникальным деревьям уделяется повышенное внимание.
Хотя плотность застройки вдоль дорог очень велика, всюду что- то растет, крошечные участки заполнены цветами, пальмами, растениями с красными листьями, похожими на магнолии  и т.д. и т.п.   Правда, и куч мусора тоже хватает.
По дороге на Убуд едем через Денпасар. Проезжаем около самого старого в городе отеля  «Гранд Бали Бич отель Санур», который имеет  11 этажей. Сейчас строительство столь высотных зданий на уже Бали запрещено, как из-за землятресений, так и потому, что здания не должны быть выше самого высокого на Бали храма Бесаких. Экскурсовод имеет знакомых охранников. Они рассказали ему, что с некоторых пор в отеле поселился  дух, который на верхнем этаже… убирает комнаты. Поэтому на верхнем этаже постояльцы не живут. Так ли это не знаю, не проверял. 
От экскурсовода узнаю много интересного. Про тюрьму на острове Нуса Камбанэнг отбывают наказание пожизненно осужденные. Попасть а остров можно только на вертолете. Про то, что некоторое время назад делали Оог-ого с лицами Президента или депутатов, но сейчас это запрещено. Что, если в деревне есть проблемы, то Ого-Ого в такой деревне не изготавливают. 

Посещаем музей «Дева Путу Турист», где выставлены тысячи разнообразных картин.  Подделок  здесь нет, все  авторы составляют художественную элиту острова. Все картины мастеров можно купить, но цены на стоящую вещь начинаются от 100 долларов. Мое внимание привлекли эпические полотна, на которых изображено по 200- 300 персонажей, изумительные картины балийской классической живописи с изображением птиц на живописно расположенных ветвях, и многочисленные полотна с изображением рисовых террас. Эти картины не походи друг на друга, однако от них веет доброй силой и созидательной  энергией. Фотографировать картины нельзя – мастера опасаются подделок. Якобы то ли в Таиланде, то ли в Китае, уже были обнаружены поделанные картины. Причем, что по балийской традиции подделка картины – вещь очень почетная: чем больше точных копий сделано с картины, тем выше признание  уровня мастера. 

Добираемся до Королевского дворца. Королевский дворец  состоит из нескольких сравнительно небольших двориков. В настоящее время он находится на ремонте. У входа лежат штабеля бамбука для ремонта крыш.
Дворец выстроен в традиционном балийском стиле - оранжевые стены, украшенные резьбой по белому камню, золоченные двери, высокие крыши, украшенные какими –то резными загогулинами,  открытые павильоны.
Подобное цветовое оформление повторяется в тысячах жилых и общественных зданий.  

Прямо в центре Убуда где- то в километре от королевского дворца находится парк обезьян (д. Падантегал).   Парк порос древними деревьями, с которых свисают тысячи лиан и корней.  По некоторым из лиан ловко снуют макаки.  Здешние макаки (порода называется длиннохвостые акаки) отличаются цивилизованностью:  на посетителей не нападают, ничего не отнимают, довольствуются тем, что им дают добровольно.  Макаки прогуливаются по дорогам чуть ли не под ногами туристов, охотно садятся на плечи или на голову (в хорошем смысле этого слова), прыгают по изготовленным  из бетона статус разных зверюшек, - а одна, заметив работника парка, стала активно дергать его за одежду и что – то объяснять: по –видимому  у них был свои дела.  Между тем, дорожка мимо вековых деревьев спускается вниз, превращается в лестницу (на лестнице царит специфический запах – очевидно, именно здесь без всякой приватности макаки организовали себе удобства), переходим по  каменному мосту через небольшое ущелье, на дне которого бурлит беспокойная речка, и оказываемся около храма, посвященного королю обезьян Хануману. По другой версии – это Храм Мертвых. На выходе из парка замечаю, что обезьяны не огранивают себя пределами парка, снуют по крышам и стенам прилегающих домов, а две даже забрались на стройку и внимательно следят за действиями строителей. 
Недалеко от парка обезьян находится индуистское кладбище, которое мы не посетили. Как я уже писал, большинство семей не могут себе сразу позволить кремацию умершего родственника: кремация очень дорогая и стоит 2500 долларов на человека. Поэтому умершего вначале хоронят, а через некоторое время кремируют.  
Проезжаем статую маленького мальчика в 2 человеческих роста.  Ее история такова: некоторое время назад на этом месте стал постоянно раздаваться детский плач.  При этом детей рядом никаких не было, но звук детского плача раздавался регулярно. Место обследовали брахманы, которые и приняли решение воздвигнуть статую. После этого плач действительно прекратился.
Мимо мелькают мастерские по изготовлению и сборке мебели со столешницами в 7- метров длиной. Мебель большей частью монументальная, хотя попадаются  и достаточно изящные вещи.
Мастерские мебельщиков сменяют мастерские, где плетут посуду из ротанга. Затем идут мастерские, в которым вырезают светильники и посуду из  кокоса. Резьба из кокоса – тонкая изящная. Через минуту – вокруг уже мастерские по изготовлению мебели из бамбука.
По дороге нам попадается повозка с рисовой соломой. «Это – для крыс», - поясняет экскурсовод. «Крыс кормить?» - удивляюсь я. Но, оказывается, он не выговаривает букву «ш», а солома предназначена  не  для крыс, а для крыш. Все крыши домов действительно крыты соломой или черепицей. Ни металлических, ни деревянных крыш не видно. Изящество и многочисленные украшения на зданиях показывают, что соломенные крыши на Бали не признак бедности, а дань традиции. Крыши устремлены вверх, и иногда высотой выше находящегося под ними этажа.
Следующее место, куда мы направляемся - храм Гунун Кави – усыпальница королей Гианяра.  Дорога к храму проходит через торговые ряды. Напору местных торговцев позавидовали бы, наверное, и лидеры Майдана: по дороге в  храм и из храма я расстаюсь с  4 сотнями тысяч рупий; правда, покупки оказываются весьма выгодными (хлопковые рубашки и саронги по 3 доллара и т.д.). Гунунг Кави находится на живописнейшем берегу реки Тампаксири.  Когда нам, наконец- то удается отбиться от агрессивных торговцев нам открывается одно из самых красивых мест в мире, которое я когда – либо видел. Как обычно происходит в таких случаях, у меня как раз в это время садится фотоаппарат.
Перед спуском я облачаюсь в саронг: в храм нельзя входить с открытыми ногами – нижняя часть тела считается в индуизме нечистой (даже статуи одеты в саронги по пояс; более того – в саронги иногда завернута и прилегающая к корням часть деревьев).
Каскады крутой лестницы ведут нас все ниже и ниже вдоль рисовых полейтерас, кокковых пальм, и приводят нас к массивным грубыми каменным воротам. За ними – расположенной по обе стороны бурной горной реки храм 11 века. Интересно, что с каждой ступенькой пейзаж меняется; всю эту величественную красоту хочется, если не заснять, то хотя бы запомнить. В каменных стенах ущелья виднеются ниши, ныне пустые.  На стенах ущелья -  барельефы, изображающие величественные храмы, высотой в несколько человеческих ростов. 4 барельефа с дальней стороны ущелья – и есть могила короля Убуда Ананг Вангсу. С противоположной стороны берега – барельефы поменьше, здесь были похоронены жены короля. Внизу – огромные валуны, частично заросшие влаголюбивой растительностью, между которыми несется водный поток. На фоне этих валунов темный от времени каменный мостик кажется каким – то жалки  ненадежным.  Метрах  в 30 от мостика – скала, с которой падает небольшой водопад.  Так как на Бали вода, падающая сверху, является священной, о и образованный водопадиком бассейн наполнен священной водой. В нем можно искупаться. Небольшие террасы по обе стороны стремнины общей площадью чуть больше гектара застроены храмовыми строениями.  Силы для обратного подъема по лестнице придает огромный кокос, который ловко вскрывает маленький пожилой балиец.
Уже из Интернета я узнал, что, кроме храма Гунунг Кави Тампаксиринг, который я и посетил, существует храм Гунунг Кави Себату, построенный в 16 веке, в честь … убийства жителями деревни Себату злого тирана короля Майаденавы при помощи бога Вишну. В этом храме находится выставка старинных королевских паланкинов.   
По дороге из Гунунг Кави пытаемся посетить зоопарк. Однако тамошние кассы (вход – 27 долларов!!!), слоны, орангутанги, уссурийский и суматрианский тигры нас не ждут: в 17.00 зоопарк закрывается.   Суматрианский тигр, наверное, самый маленький из всех сохранившихся видов тигра. Заток он прекрасно бегает и может преследовать свою жертву по несколько дней. Кроме суматрианского, в Индонезии жило еще 2 тигра – яванский (предположительно полностью вымер в 1980-е годы)  и балийский (был уничтожен за 26 лет – с 1911 по 1937 годы).  Балийский тигр был самым маленьким, его вес составлял от 80 до 100 кг.

Вечером проезжаем на обратной дороге храм, заполненный сотнями двумя людей в белых одеждах.   В деревне отмечается День деревенского храма.
Последнее место нашего посещения - магазин при кофейной плантации. Нам показывают невзрачный кустик с сиротливо сидящими прямо на ветках маленькими красными плодами. Это и есть кофе. Тут же рядом растут корица, мангустин и что – то еще. По клетке горделиво прогуливается похожий на подросшего хорька лювак. 50 грамм кофе, прошедшего через его желудок, стоит более 10 долларов. Однако на подобные финансовые подвиги я оказался не готов и купил за 70 тыс. рупий мангустиновый напиток. 



promo an_babushkin ноябрь 20, 04:27 2
Buy for 100 tokens
Идея амнистии носится в воздухе. Призрак амнистии бродит по России. Ну и чего, спрашивается, он бродит? Количество заключенных по сравнению с 2000-м годом снизилось 1 миллиона 60 тысяч с до 680 тысяч. Исчезли камеры, где на 10 мест находилось 20 заключенных. В 2008 году в монотонную жизнь…

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars