?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Проект. Поправки ждем до 25.12.17

Москва, Комитет за Гражданские права,
19 декабря 2017 года в 16:00
Рекомендации круглого стола

Рекомендации круглого стола
"Пределы внутреннего убеждения судьи".

Внутреннее убеждение судей при разрешении уголовных, гражданских и административных дел является одним из факторов, определяющих справедливость судебного процесса и судебного акта.

Справедливость правосудия достижима только тогда, когда внутренне убеждение судьи находится в гармонии с требованиями о соблюдении прав человека, общественными и государственными интересами.

Главным препятствием для того, чтобы судьи действовали по своему внутреннему убеждению, являются установки со стороны органов исполнительной власти, правоохранительных органов и судебного начальства. Такие установки, как правило, даются на совещаниях судей, где к судьям зачастую предъявляются неправомерные требования.

Как сообщают сами судьи, у них есть судьи-кураторы, с которыми они вынуждены зачастую согласовывать принимаемое решение.    

Факторы, влияющих на судебное решение, должны находиться в иерархическом соотношении друг с другом:  
- соблюдение прав человека;
- выполнение требований закона;
- реализация принципа милосердия;
- реализация внутреннего убеждения судей;

В России понятие «внутреннее убеждение судьи» впервые нашло свое отражение в судебных уставах 1864 года. Применение законодателем данного понятия и переход к свободной оценке доказательств сменили отжившую, как полагали тогда, формальную теорию доказательств.

Законодатель перешел от установления формы доказательства по делу к установлению формы собирания и исследования доказательств и их свободной оценке.
Как отмечал М.М. Гродзинский, «мысль о том, что непосредственное впечатление, получаемое судьей от того или иного доказательства, может оказаться ошибочным и что личный опыт судьи как критерий для оценки доказательства недостаточен, была одной из основ, на которых строилась старая, ныне отброшенная система законных доказательств, почему система эта стремилась заменить эти непосредственные впечатления судьи положениями, твердо обоснованными опытом целого ряда поколений судебных деятелей. Опыт этот показал, что доказательства требуют критического к себе отношения и могут иметь ценность только при наличии определенных условий. Законодатель заменял эту вероятность абсолютной достоверностью и тем самым превращал указания эти из общеруководящих в обязательные. Отказ от системы формальных доказательств заключался в отрицании этой обязательности».

Далее М.М. Гродзинский делает замечание, отражающее сущность внутреннего убеждения судьи: «Первое основное положение, из которого необходимо исходить при построении правильно понимаемого учения о доказательствах в области, относящейся к определению внутренней их ценности, заключается в надлежащем комбинировании указаний, получаемых судьей со стороны, со свободой внутреннего убеждения того же судьи». В данном случае это положение необходимо дополнить ссылкой на то, что под указаниями понимаются сведения и источники сведений о совершенном преступлении с их научной объективизацией.

Российскими дореволюционными учеными-процессуалистами, такими как С.И. Викторский, М.В. Духовный, С.В. Познышев, Н.Н. Розин, Д.Г. Тальберг, В.К. Случевский, Л.Е. Владимиров, И.Я. Фойницкий, рассматривался вопрос о сущности внутреннего убеждения, а также его роли и месте в праве. Так, например, И.Я. Фойницкий указывал: «Оценка доказательств есть умственная деятельность, разрешающаяся сомнением или убеждением; впечатление есть продукт одних и тех же чувственных восприятий, не проверенных умственным процессом. Не следует смешивать решение дела по системе свободной оценки доказательств с решением его по непосредственному впечатлению».

В научной литературе существуют различные подходы к пониманию внутреннего убеждения. Оно рассматривается с разных сторон: 1) как метод; 2) как способ или принцип оценки доказательств; 3) как критерий этой оценки; 4) как ее результат; 5) как единство всех или некоторых перечисленных аспектов. Существуют и различные мнения и о природе внутреннего убеждения: гносеологической, логической либо психологической.

Традиционно внутреннее убеждение судей рассматривается как взаимодействие разума, чувств и воли: переход от незнания опосредствованным путем к знанию, вера в правильность этого знания и готовность действовать в соответствии с ним.
Дореволюционными исследователями Л.Е. Владимировым и Н.А. Терновский внутреннее убеждение судей рассматривалось как мерило оценки доказательств. Судья действительно не может сравнить непосредственно одни доказательства с другими, поэтому происходит опосредованный процесс сравнения отражений этих доказательств в сознании. А.Я. Вышинский также придерживался точки зрения о том, что «внутреннее убеждение суда — … единственное мерило ценности того или другого факта как доказательства».

Большинством исследователей внутреннее убеждение рассматривается как метод (способ) свободной оценки доказательств и результат такой оценки — внутреннее убеждение «есть не критерий (мерило) оценки доказательств, а результат оценки доказательств».

Внутреннее убеждение как процесс оценки доказательств характеризуется следующими чертами. Во-первых, лица, оценивающие доказательства, должны исходить исключительно из своего убеждения, полностью абстрагируясь от оценки других лиц и органов. Во-вторых, в законе отсутствуют какие-либо формальные правила, влияющие на оценку, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Внутреннее убеждение является единственным инструментом для манипуляции с оценкой и формированием выводов о доказанности фактических обстоятельств дела.

Решение вопроса оценки относимости доказательств по внутреннему убеждению предполагает нахождение ответа на следующие вопросы по поводу соотношения таких двух взаимосвязанных явлений: включает ли предмет доказывания в себя факт, для установления которого используется данное доказательство; способно ли доказательство этот факт установить.
Зарождаться внутреннее усмотрение начинает с момента поступления материалов дела в суд. Наиболее показательным примером для обоснования данной позиции является предварительное изучение материалов уголовного дела и обвинительного заключения судьей. «Судьи, ознакомившись с материалами дела, — писал В.Ф. Бохан, — или только с обвинительным заключением, сразу же воспринимают эту версию, если в отношении нее не встретились какие-либо сомнения, вытекающие из сущности приводимых в ее обоснование фактических данных, правил логического мышления и юридической оценки фактов». Первое впечатление, которое судья получает при изучении материалов, непосредственным образом влияет на дальнейшее рассмотрение дела, оставляя в уме определенный отпечаток. У судьи в сознании уже складывается определенная версия, бессознательные установки, которые экстраполируются на желанный сценарий рассмотрения дела. Как утверждал Л.Е. Владимиров, чтение материалов предварительного следствия предубеждает судью, невольно он составляет для себя определенное мнение о деле. Соответственно, судья помимо своей воли будет рассматривать судебный процесс не как самостоятельное исследование истины, а только как повторение или проверку предварительного следствия. «Получается, что, соблюдая процессуальные правила, предусмотренные законом, судьи уже незаметно для себя как бы втягиваются в идейную позицию обвинителя, попадая при этом в своеобразную “ловушку”. Идейная обвинительная установка формируется в них еще до начала судебного следствия... без каких-либо видимых влияний извне и поэтому воспринимается ими как результат их собственного внутреннего убеждения». Это будет проявляться в акцентировании внимания только на обвинительных доказательствах, в игнорировании или нежелании исследовать доказательства, оправдывающие обвиняемого или смягчающие его ответственность. Факты и обстоятельства дела, допускающие двоякое толкование, скорее всего, будут интерпретированы в поддержку сложившегося мнения и предпочитаемого вывода. Судьи очень хотят верить своим убеждениям и менее склонны искать доказательство, которое могло бы их опровергнуть. Психологи называют этот феномен «предубеждение против доказательств».

Обращаясь к психологической стороне вопроса, необходимо отметить, что для решения данной проблемы судье следует отрешиться от своей версии и искать объяснения истинности в противоположной теории. С точки зрения судебного процесса необходимо руководствоваться основными принципами судопроизводства.


Оставаясь логически последовательным, необходимо рассмотреть, какие же формы принимает внутреннее усмотрение на различных этапах судопроизводства. Исследуя проблему формирования убеждения суда, В.Ф. Бохан утверждает, что «убеждение — многогранное понятие, которое можно исследовать с нескольких сторон. Оно имеет гносеологическую, логическую, нравственную, психологическую и юридическую природу. Юридическая природа формирования убеждения суда определяется условиями судебной деятельности». До удаления судьи в совещательную комнату оно проявляется как вероятностное знание (гносеологический аспект) и как наличие сомнений (психологический аспект). На последнем этапе со стороны судьи ставится вопрос о преодолении внутреннего противоречия в отношении правильности и достоверности полученного знания в ходе судебного заседания (гносеологический аспект) и готовности действовать в соответствии с ним (психологический аспект). Внутреннее убеждение в качестве завершающего итога оценки доказательств носит многоаспектный характер и включает гносеологический, логический и психологический элементы.

Ученые А.И. Трусов, П.Ф. Пашкевич, Э.Ф. Куцева, И.И. Мухин и др., высказывали мнение, что внутреннее убеждение судьи само нуждается в объективном и независимом от сознания судей критерии достоверности выводов приговора по делу в уголовном процессе. Что же касается сомнений, то они играют, безусловно, положительную роль, являясь своего рода индикатором для судьи полноты и достоверности полученного знания.

Закон, указывая на оценку доказательств по внутреннему убеждению, тем самым содержит в себе обязательное условие такого состояния судьи, которое предполагает отсутствие всяких сомнений, наличие полной уверенности в правильности полученных знаний, предпринятых действий и сделанных на основании этого выводов. Внутреннее убеждение служит субъективным выражением объективной истины, так как предполагает точное отражение в сознании судьи объективно существующих обстоятельств дела. Внутреннее убеждение как состояние уверенности в правильности своих выводов должно опираться на достаточную совокупность всесторонне, полно и объективно рассмотренных доказательств. Судья, вынося свое решение по делу, должен указывать, каким доказательствам он отдал предпочтение, а какие отклонил и почему он это сделал, выстраивая тем самым всю логическую цепочку умозаключений, исходя из которых он пришел к данному решению по делу. Иначе внутреннее убеждение может принять форму самоуверенной, бездоказательной и бесконтрольной убежденности, далекой от объективной истины.
Очевидно, что суд не должен оценивать доказательства, основываясь исключительно на том, от кого они исходят, так как есть возможность перехода от формирования внутреннего убеждения судьи, основанного на объективном познании действительности в пределах действующего закона, к усмотрению в познании действительности интересов представителей других ветвей власти.

Указанные выше авторы отмечают, что «получило широкое распространение вмешательство представителей власти в непосредственную деятельность органов расследования и суда», стало обычным так называемое «телефонное право».

В судебной системе большая роль отведена личности судьи. Это нашло свое выражение в требованиях к кандидату на замещение должности в отношении возраста, образования, стажа работы. Внутреннее убеждение и личность судьи находятся в прямой зависимости между собой. Формирование судейского убеждения относительно достоверности того или иного доказательства основывается на жизненном и профессиональном опыте судьи, его здравом смысле, определенных общеупотребимых предположениях.

Как считал Е. Эрлих, что, основной гарантией справедливости судебного процесса является личность самого судьи. Становление законодательства в качестве центрального источника права в последнее время несколько оттеснило, но не отменило простую истину о том, что судебная функция не сводится исключительно к ориентации среди статей кодекса. Личность судьи и его убеждения имеют значение при применении любой нормы закона.

Можно с уверенностью утверждать, что с самого начала деятельности правоприменителя все его решения предопределены его внутренним миром, системой ценностей, жизненным опытом, и никакими рациональными методами и процессуальными правилами, а также научно-исследовательскими институтами невозможно устранить влияние мировоззренческих и социально-политических факторов на принятие судьей решения. Поэтому важно, чтобы ценностная ориентация судьи носила сложившийся характер, и в совокупностью с волей и совестью не могла быть поколеблена внешним волевым воздействием или  представлением о собственной выгоде.   

По итогам круглого стола рекомендуется:

1)            Ввести сменяемость председателей судов с тем, чтобы никто из них не занимал пост председателя суда более 4 лет; в перспективе заменить должность председателя суда должностью судьи-координатора.

2)            Сузить диапазон санкций уголовного закона.

3)            Ввести более определенные понятия «малозначительности», «исключительных обстоятельств», применяемые в законодательстве.

4)            Предусмотреть, что обязательным требованием к занятию должностью судьи должен стать опыт работы судьи не менее 5 лет в должности адвоката.

5)            Ввести практику обязательного критического исследования всех доказательств; запретить такой подход к оценке доказательств, когда делается вывод о том, что у  суда нет оснований не доверять некоему  доказательству, которое кажется крайне убедительным или достоверным, в т.ч. исходит от некоего источника.

6)            Обеспечить присутствие на совещаниях судей представителей правозащитной общественности, в т.ч. членов Совета по развитию гражданского общества и правам человека при главе субъекта Федерации.

7)            Сократить объем привилегий, которыми обладают судьи, установить, что совокупный заработок судей не может более, чем в 5 раз превышать среднюю зарплату по региону.

8)            Запретить консультации судей у «кураторов» для вынесения «правильных» судебных решений.

promo an_babushkin august 23, 2015 23:58 6
Buy for 200 tokens
Это – моя предпоследняя заметка, написанная по впечатлениям поездки во Вьетнам в августе 2015 года. Название Муй Не означает «спокойный нос корабля». Первые отели возникли здесь в 1995 году, когда в Муй Не произошло полное солнечное затмение. Посмотреть на него собрались тысячи туристов, однако…

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
Наталья Харина
Dec. 24th, 2017 07:37 pm (UTC)
Спрос формирует предложение. Судьи такие, какими их хочет видеть власть.
Сотни тысяч водителей перед выходом в рейс каждый день проходят медицинское освидетельствование. Ведь от их действий зависят жизни людей.
Почему бы судьям не проходить каждое утро проверку на полиграфе в присутствии сторон (общественников ) на предмет беспристрастности к сторонам.
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars