?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Волею судьбы в начале августа я на несколько дней попал в Италию и оказался в итальянском городе Римини. В этой поездке я планировал выполнить кое-что по своей работе. Но мой нетбук категорически отказался подключаться в Интернету. Прогресс в Италии шагнул так далеко вперед, что вездесущий вайфай вытеснил Интернет-клубы. Не обнаружив ни одного компьютера, через который я могу войти в Интернет, освободившееся время я решил потратить на изучение итальянской истории. Тем более, что, как нумизмату, мне положено было знать, какие государства и когда существовали в Италии, выпускали ли они своим монеты и где эти монеты можно достать.
Поделюсь с вами ем, что меня удивило.

1. Удивительные парадоксы итальянской истории: как объединилась Италия.
Мне всегда казалось, что в Италии был десяток герцогств, королевств и Папская область, затем наступило Ресаджименто или объединение, они объединились, решив, как это было в Германии, что вместе жит лучше, чем врозь, и в итоге получилось Королевство Италия. На самом деле все оказалось не так.

К середине 1840-х году в Италии было 10 государств, по меньшей мере 7 из которых к 1848 году являлись независимыми:
- герцогство Парма и Пьянченце, где рулили пармские Бурбоны;
- герцогство Модена, в котором правила близкая к Габсбургам династия д Эстэ.
- Папская область, где всем заправлял, естественно, Римский Папа, на тот период Пий 9-й; именно с ним итальянские демократы, а затем Наполеон Третий связывали свои надежды и планы на объединение Италии; однако Пий в 1848 году сделал в своей пролитике поворот на 180 градусов и возлагавшихся надежд не оправдал;
- герцогство Романья с неопределенным статусом - с одной стороны – вроде бы часть Папской области, с другой – оккупирована австрийскими войсками, с третьей – как бы и герцогство (как раз в этой Романье и находится Римини, где я все это и пишу); в 1859 году Романья на год стала независимой, успела даже выпустить свою почтовую марку, но вскоре вошла в состав объединенного государства;
- великое герцогство Тоскана, где правила династия Габсбургов-Лотарингских;
- герцогство Лукка, прекратившее свое существование в 1847 году, когда ее герцог стал герцогом Пармы и объедини оба государства;
- Королевство Обеих Сицилий, оно же – королевство Неаполитанское;
- Королевство Сардиния (образовавшееся в результате объединения королевств Пьемонт Сардиния), в котором правила Савойская династия;
- Ломбардо-Венецианское королевство, входившее в состав Австро-Венгерской империи;
- Республика Сан-Марино.

Но все эти земли, кроме Пьемонта, при создании Италии, ни с кем не объединялись, а присоединились к … Сардинии, в результате чего и возникло Итальянское королевство, а король Сардинии Виктор Эммануил Второй стал королем Италии. Но каким же образом остров, пусть и второй по размеру среди островов Средиземного моря, но все имеющий размер, меньше, чем континентальная Италия почти в 10 раз, смог присоединить к себе Италию?

Дело в том, что королевством Сардиния называлось объединенное королевство Сардинии и Пьемонта, занимавшего, и примерно половину Северной Италии и удаленный от него на много сотен миль остров. В королевстве не только бурно развивалась промышленность, строились железные дороги, но и было предоставлено политическое убежище участникам революций 1831 и 1848 года, действовала Конституция, а всеми этими непростыми процессами с 1852 года встал либеральный политик Камилло Кавур, сторонник союза в Франией, конфликта с Австрией и объединения Италии.

Однако, еще в середине 1850-х годов, то есть за 15 лет до окончательного завершения Ресаджименто ни сам Кавур, ни поддерживавший его император Франции Наполеон Третий, не верили, что объединение Италии – дело ближайшего будущего. Планы Кавура были скромнее – отвоевав у Австро-Венгрии Ломбардию и Венецию, создать Королевство Северная Италия. Эти намерения совпадали с планами Наполеона Третьего, у которого, как и положено племяннику великого дяди планы были наполеоновскими: объединить Северную Италию в единое королевство, посадить на престолы Тосканы (а это север Центральной Италии) и Королевство Обеих Сицилий своих людей, а затем создать федерацию из 4-х итальянских государств во главе с Пием 9-м, который как раз возглавлял четвертое из государств будущей Федерации – Папскую область.

Но для создания королевства Северная Италия надо было воевать с Австрией: после поражения Наполеона, на мирной конференции 1815 хитрая Австрийская империя смогла не только вернуть себе свое, отнятое Наполеоном, но и отхватить чужое, отняв у Испании Миланское Герцогство (Ломбардия) и присоединив к себе Венецианскую Республику, захваченную в 1798 году Наполеоном.

Для этого Виктор-Эммануил с Кавуром и Наполеон было создано две армии, в которые вошли 100 тысяч воинов Пьемонта-Сардинии и 220 тыс. воинов французской армии. Но у поддержки Наполеона Третьего была своя цена: кроме поддержки планов Наполеона ослабить Австрию Сардинское королевство должно пойти на уступку Франции части собственных земель Пьемонта - отдать Франции Савойю и Ниццу, население которых в основном говорило на французском языке.

Отмечу, что Виктор-Эммануил был королем не какой-нибудь, а именно Савойской династии. Таким образом, когда в 1856-71 годах вся Италия объединилась под властью Савойской династии, сама Савойя оказалась уже не итальянской, а французской.

Но почему итальянцы поверили именно Виктору-Эммануилу? И монархов в Италии хватало. И династии покруче, чем Савойская, имелись. У одних династий имелась австрийская крыша, у других – испанская. К тому же восхождение Виктора-Эмануила на престол было в какой- то степени вынужденным: проиграв в 1849 году войну австрийцам, его папа-король Карл Альберт сложил с себя королевские полномочия и перебрался в Испанию на ПМЖ, передав власть 29-летнему сыну. Да и Камилла Кавура трудно считать искушенным политиком: место сардинского премьера он занял только в 1852 году. Более того, значительная часть сил, которая пошла за ним, были убежденными республиканцами и убежденными противниками королевской власти. При таких обстоятельствах первая же неудача должна была привести к расколу сторонников объединения. Но не привела. Почему?

На мой взгляд дело здесь вот в чем. Виктор-Эмануил обладал двумя интересными чертами характера, которым было бы не грех приобрести и многим нынешним правителям.

Во 1-х, и будучи наследным принцем, и став королем, он сам лично участвовал в боевых действиях во время войн, которых на период с 1848 по 1871 год выпало немало. Во 2-х, он всегда был верен своему слову и никогда не предавал своих союзников. Например, во время революционных событий 1848 года конституции были приняты в ряде монархий – и в Королевстве обеих Сицилий, и в Сардинским Королевством, и в Тоскане и даже в Папской области. Но после разгрома революций все правители быстренько заявили, что с конституциями они погорячились, так сказать, бес попутал, конституции отменили, а сторонников конституционных форм правления отправили в изгнание, в тюрьму или на тот свет. И только Виктор –Эмануил не только не отменил Конституцию своего Пьемонта, но даже после проигрыша войны Австро-Венгрии в 1849 году, когда австрийское правительство наложило на страну контрибуцию, пообещав ее уменьшить в случае, если молодой король отменит Конституцию, делать этого не стал.

А вот еще один эпизод, характеризующий будущего итальянского короля. Виктор-Эмануил заключил союз с Пруссией против той же Австро-Венгрии, получив от Пруссии заверение, что в в случае победы в войне Сардинии достанется Венецианское королевство. Узнав об этом, Австро-Венгрия стала уговаривать сардинского короля выйти из союза с Пруссией, обещая отдать ему Венецию и без всякой войны. Однако Виктор-Эммануил отказался от щедрого подарка, считая, что не вправе предавать союзника, и продолжил войну на стороне Пруссии. По-видимому, пренебрегая мелкими сиюминутными целями он умел видеть и решать более глубокие политические задачи. А может быть, просто по своему характеру был простым и честным человеком.

Мне, кстати, кажется, что из-за отсутствия такого качества, как честность и надежность, в конце концов проиграл император Наполеон Третий. И не только в 1871 году, когда произошла Седанская катастрофа, затем Германия разгромила Францию, а затем от Наполеона отвернулся и собственный народ. Задолго до этого Наполеон Третий проиграл и с реализацией своего итальянского проекта.

Заключив с Австро-Венгрией … мир, по которому Италия будет состоять из Североитальянского королевства со столицей в Турине (то есть Пьемонт получал бывшее Ломбардско-Венецианское королевство, но этом процессы объединения Италии заканчивались), Папской области, Королевства Обеих Сицилий, Модены, Тосканы, Пармы и Романьи, император сделал это за спиной своего союзника Виктора-Эммануила, пойдя, как сейчас говорится, на сепаратный мир с Австро-Венгрией. Казалось бы, чего бояться могущественному императору, ведь даже с Ломбардией и Венецией новое королевство было меньше Франции в 4 раза, а с а с учетом французских колоний – во все 8 раз. И тут случилось то, чего Наполеон никак не предвидел: народы государств центральной Италии свергли своих правителей и в результате референдумов добровольно вошли с состав Сардинского королевства. А затем гарибальдийская тысяча (в основном ополченцы из числа ремесленников, мелкой буржуазии и интеллигенции) на 2 кораблях с старинным оружием прибыла на Сицилию, где разгромила 25- тысячную профессиональную армию неаполитанского короля, а еще через 20 дней Гарибальди с несколькими спутниками, опережая свою уже во много раз выросшую армию, въехал в Неаполь, откуда сбежал король Обеих Сицилий.

Разумеется, не все было безоблачно в этих бурных и труднопредсказуемых событиях. Был и отказ Виктора-Эммануила от предложения Гарибальди назначить его на год диктатором южной Италии для решения вопроса распределения среди безземельных крестьян Юга общинных земель, и сражение армии Гарибальди против сардинской армии с тяжелым ранением прославленного генерала, и ссылка Гарибальди на принадлежащий ему остров, и пленение Гарибальди французами, гарнизон которых продолжал стоять в Риме, препятствуя объединению с Италией последнего оплота реакции - уменьшившейся в размере Папской области, когда тот самостоятельно пытался освободить Рим.

Виктор-Эммануил допустил немало ошибок, но он не допустил предательства и вероломства. Как знать, предоставь он в руки Джузеппе Гарибальди полномочия на проведение земельной реформы на Юге Италии, и может быть не было бы сохраняющееся уже 2 века разрыва в уровне жизни итальянских севера и юга, ни прихода к власти в Италии фашистов, ни свержения в стране монархии, ни т.н. «свинцовых годов» с реками пролитой террористами крови, ни всемогущей итальянской мафии 20 века. Но я думаю, что будь Виктор Эммануил человеком хитрым и вероломным, то той Италии, которую мы сегодня знаем, быть может не было бы вообще.

Его правление – лучшая иллюстрация слов о том, что честность – лучшая политика.

2. Удивительные парадоксы итальянской истории: похищение и смерть Альдо Моро.

Другая, поразившая меня история из прошлого Италии – убийство бывшего премьер-министра и лидера ХДП Италии Альдо Моро. В какой- то степени эта история разворачивалась на моих глазах: когда политика похитили и убили, мне уже было 14 лет. Помню, как по скупым строкам публикаций в «Правде» следил его за трагической судьбой. Потом я не чтобы об этом забыл, но событие как-то перешло на периферию восприятия.

Сейчас, когда терроризм, казалось бы, канувший в историю в начале 1990-х, снова ворвался в жизнь Европы, ситуация со смертью Альдо Моро получает новое прочтение.

Напомню, что после Второй Мировой Войны у власти в Италии безраздельно находилась ХДП - партия христианских демократов. Коммунисты, начиная с 1947 года в состав итальянского правительства не входили. Правящую ХДП к концу 1970-х годов фактически возглавляли 2 человека – Альдо Моро и его друг детства Джулио Андреотти, который в 1940-е годы сменил его на посту лидера Ассоциации католических студентов. Будучи заместителем министра иностранных дел Моро не поддержал вхождение Италии в НАТО. В 1963 году Моро впервые стал премьер-министром Италии. Видя, что правительства постоянно уходят в отставку из-за отсутствия уверенного парламентского большинства, Моро идет на беспрецедентный для Италии шаг – приглашает в состав Правительства страны социалистов. Но он, как и другие лидеры ХДП, по-прежнему был убежден в том, что коммунисты ни в коем случае в состав правительства Италии попасть не должны.

Но затем позиция Моро меняется. Разгул правого и левого терроризма приводит Моро к выводу о том, что все, кто выступает против политического насилия должны объединить свои силы. А после того, как на выборах 1978 года коммунисты занимают второе место и отстают от ХДП всего лишь на 3 % Моро выступает с инициативой «исторического компромисса» - включения коммунистов в буржуазное правительство капиталистической страны.

В это время Моро не был премьер-министров, но являлся фактическим лидером правящей в стране партии. Вопрос о включении коммунистов в Правительство, казалось бы, был предрешен.

В день своего похищения Моро должен был выступить в парламенте со своей инициативой «исторического компромисса». Расклад политических сил показывал, что его предложение будет поддержано. Несмотря на то, что в этот день Моро нуждался в особой охране, ни один из 29 бронированных автомобилей, имевшихся в распоряжении охраны правительства ему выделено не было.

Альдо Моро был похищен «Красными бригадами». В отличие от большинства других левых экстремистов КБ не были ни маоистами, ни троцкистами; они считали себя последователями марксизма- ленинизма и восхищались Советским Союзом. Никаких причин применять свою «обостренную до предела классовую борьбу» в отношении именно Альдо Моро у КК не было.

Тем не менее, он был похищен, разыскивался десятками тысяч полицейских и карабинеров, содержался в темном чулане жилого дома, был помещен в багажник машины и хладнокровно расстрелян. 9 мая 1978 года его тело было обнаружено посредине штаб-квартир ХДП и Компартии Италии.

Кроме странного выбора жертвы и удивительной беспечности охраны удивляет еще, по меньшей мере, две вещи:
- КБ требовали за освобождение Альдо Моро освобождения своих 13 товарищей, арестованных полицией; Моро в своих письмах просил выполнить просьбу похитителей, а , когда ни премьер Андреотти, ни министр внутренних дел Франчесско Косига (тоже из ХДП) многократно заявляли о том, что они не будут иметь дела с похитителями; только лидер социалистов и бывший Президент Италии выступили за то, чтобы вступить с КБ в своем последнем письме к жене Альдо Моро писал, что его скоро убьют, что собственная партия несправедливо приговорила его к смерти; он потребовал, чтобы члены руководства ХДП и руководства страны не приходило на его похороны;
- если Римский Папа Павел Шестой призвал террористов отпустить Моро, заявив, что готов занять его место, то ни Компартия Италии, ни Советский Союз, ни США, ни другие страны не использовали свои возможности для освобождения Альдо Моро – ни пропагандистские, ни оперативные.

Принципиальность итальянских властей носила выборочный характер: когда в 1979 году красные Бригады во главе с тем же Марио Маретти, что организовал похищение, а возможно, и убийство Альдо Моро, похитили судью Джованни Дъ урсо, власти не только пошли на переговоры с Красными Бригадами, но и выполнили их требования (правда, требования были разумными – освободить из тюрьмы смертельно больного заключенного, и закрыть секцию тюрьмы, где происходили пытки). Итак, судью решили спасти, жизнью экс-премьер министра и лидера правящей партии пренебрегли.

А в 2002 году, через много лет после убийство Альдо Моро суд г. Перуджи признал бывшего премьер –министра, бывшего министра МВД и т.п. Дж. Андреотти виновным в организации убийства в 1979 году журналиста Мино Пикорелли, журналиста, расследовавшего гибель Альдо Моро. «Вечному Джулио» назначили 24 года тюрьмы, но в силу возраста освободили от отбытия наказания.

Забытая ныне в большинстве стран мира смерть Альдо Моро имела последствия, которые затронули каждого из нас:
- коммунисты не вошли в состав правительства Италии;
- хотя общественное мнение отвернулось от террористов, события 1978 года дали толчок ослаблению левых партий, как в Италии, так и в Западной Европы в целом;
- к моменту начала перестройки и сближения Советского Союза с Западом компартии Западной Европы не имели такого влияния и веса, который мог бы им позволить повлиять на характер договоренностей, а затем и проконтролировать их исполнение.

Исторический компромисс не состоялся. Ни между христианскими демократами и коммунистами в Италии. Ни между сторонниками демократии и ненасилия в Западной Европе, исповедующими разные идеологические векторы. Ни между СССР и Западным миром в конце 1980-х.

Мне кажется, что, если бы Альдо Моро вышел на свободу благодаря усилиям итальянских правителей, что цинично предали его, или это сделали бы США или СССР, или Красные Бригады сами бы освободили этого человека (ведь всего лишь 10 лет спустя, Марио Моретти, который после ареста отказался сотрудничать со следствием, в 1988 году публично выступил с призывом прекратить террор в связи с его бесперспективностью), то судьба Европы, а может быть и всего нашего мира, пошла бы по иному пути.

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars