?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Москва, Комитет за гражданские права
19 января  2017 года
Принят за основу. Поправки  принимаются до 22 января 2017 года  


Рекомендации круглого стола
«Проблемы устранения судебной ошибки на стадии судебного надзора».

В соответствие с частью 1 статьи 6 Конвенции прав человека и основных свобод  каждый человек  в случае  спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

В соответствие со  ст. 13 Конвенции, каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Статья 2 протокола № 7 Конвенции предусматривает, что, каждый человек, осужденный судом за совершение уголовного преступления имеет право на то, чтобы его приговор или наказание были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией, по основаниям, которые установлены законом.
Нарушение законности и справедливости при  предъявлении  обвинения в совершении преступления,  уголовном преследовании, рассмотрении обвинения судом и вынесении приговора способно спровоцировать трудно прогнозируемые для общества последствия, породить недоверие  в органам власти  и правовой системе страны, толкнуть граждан на такие способы защиты  своих интересов, которые носят неправовой или даже антиправовой характер.

Российское  общество находится у опасной нравственной и правовой черты, так как значительная часть его членов (по разным исследованиям от 30 до 70 %) считает, что не менее 20 % заключенных отбывает наказание вследствие судебной ошибки, злоупотребления со стороны судебной власти или правоохранительных органов, утраты судом своей независимости. Не менее 30 % граждан не обращаются в суд за защитой своих прав, так как не верят в то, что суд разрешит дело в соответствие с законом и здравым смыслом. Подобные настроения являются предпосылкой для усиления правового нигилизма, роста социального безразличия и гражданской пассивности.

По оценкам МОБПО «Комитет за гражданские права» судебные ошибки или прямые злоупотребления при вынесении приговоров по уголовным делам допущены не менее, чем  в отношении 10 % осужденных. Чрезмерная численность тюремного населения России вызвана отнюдь не уровнем преступности или недостаточностью мер наказания, альтернативных лишению свободы, а репрессивностью мышления большинства судей и прокуроров, неэффективностью судебного  надзора. Судебная ошибка порождает длинную, а иногда и бесконечную в масштабах человеческой жизни, цепочку несправедливостей, драм и трагедий.
Принятие в 2001 УПК Российской Федерации привело к дальнейшему снижению эффективности судебного надзора по уголовным делам. Из средства исправления судебных ошибок судебный  надзор за законностью судебных постановлений, вступивших в законную силу, превратился  в институт имитации защиты прав человека.

Судебные ошибки порождаются , в частности:
- коррупционным давлением заинтересованной стороны на органы предварительного следствия, прокуратуры и суда с целью,  чтобы бремя уголовной ответственности легло на неимущего;
- низким уровнем квалификации следователей и прокуроров при убежденности суда в том, что следователь и прокурор уже  проверили все доводы стороны, неудовлетворенной исходом дела, и дали этими доводам надлежащую оценку;
- перегруженностью  работников органов следствия, прокуратуры и суда, не позволяющей обеспечить квалифицированный анализ доказательств;
-  отсутствием  реальной состязательности  сторон,  когда  решения в интересах стороны обвинения принимает сама сторона обвинения, а решения в интересах стороны защиты также принимает  сторона обвинения;
- личными внеслужебными  связями между следователем, прокурором, судьей, а иногда и адвокатом, как представителями относительно узкого юридического  сообщества, что в некоторых случаях порождает их сговор;
- ориентацией судьи не на наилучшую защиту прав человека, а на показатели апелляционной и надзорной практики, от которых зависит профессиональная судьба судьи;
- прямым сговором судей, прокуроров и следователей относительно решения по делу.
Аналогичные механизмы существуют и по гражданским делам.

Как по гражданским, так и по уголовным делам воля вышестоящего судьи к устранению судебной ошибки оказывается парализованной:
- количеством инстанций, ранее расследовавшим и рассматривавшим дело и авторитетом должностных лиц;
- нежеланием и неумением брать на себя ответственность за принятие решения.
Ответы судов надзорной инстанции, за редким исключением, носят  формальный,  поверхностный и декларативный характер, не содержат анализа или опровержения доводов, приводимых заявителями,  в лучшем  случае представляют  из себя  не более, чем краткую аннотацию  на обжалуемый приговор. Но даже формально проверяя законность приговора, органы прокуратуры, как правило, не рассматривают его обоснованность и справедливость.

Основными способами нарушения прав  человека при рассмотрении  обращений в порядке надзора является:
- выборочное рассмотрение доводов жалобы с игнорированием наиболее существенных и важных доводов;
- искажение  и подмена приведенных доводов;
- безосновательная ссылка на то, что доводов (или доводы) уже были рассмотрены ранее и им была дана надлежащая оценка;
- перечисление доводов без какой-либо правовой и логической оценки, как  самих доводов, так и их соответствия выводам суда;
- подмена установления юридической истины ссылкой на соблюдение процессуальных норм,  количество и статус инстанций, которые ранее уже рассматривали;
- злоупотребление  правовой нормой о том, что в одну и ту инстанцию жалобу  по деду можно направлять только один раз.
Анализ сложившейся правоприменительной практики показывает, что лишение в 2001  прокуроров права на принесение надзорного протеста не только не улучшило положение с  правами человека в уголовном судопроизводстве, не только не укрепило независимость судей, но и привело к существенному ухудшению  в данной сфере. В частности оно усилило зависимость судей от  председателей судов и органов власти.

Снижение профессионального уровня прокурорского надзора ведет к росту коррупции, настроений равнодушия и безнадежности. Растет  и количество жалоб граждан в Европейский суд по правам человека.
Анализируя надзорные возможности  сторон, следует отметить, то юридические и физические лица находятся, как  правило, в неравных условиях, так как у юридического лица, имеющего юристов и финансовые средства,  больше возможностей для того, чтобы выполнить формальные процессуальные требования.

Следует отметить, что  нормы УПК и ГПК, препятствующие общественным организациям обращаться с надзорными жалобами по уголовным делам, вступает в противоречие с нормой ст. 27 Федерального Закона  «Об общественных объединениях», в соответствие с которой общественные организации вправе  обращаться в  органы власти в защиту  нарушенных прав, как  своих членов, так и иных лиц.

С учетом изложенного  участники  круглого стола РЕКОМЕНДУЮТ:
1) Исходить из того, что право на исправление судебной ошибки является неотъемлемой частью права на справедливое судебное разбирательство, гарантированное ст. 6 Конвенцией прав человека и основных свобод; считать необходимым внести  соответствующую уточняющую поправку в текст Конвенции.
2) Федеральному законодателю:
2.1.  внести в Уголовно – процессуальный  Кодекс РФ и Гражданско - процессуальный Кодекс РФ  изменения,  направленные на:
- определение порядка рассмотрения обращения Уполномоченного  по правам  человека в Российской Федерации о пересмотре вступившего в законную силу судебного постановления, как самостоятельного  обращения, не связанного  с жалобами иных лиц, так как обращение Уполномоченного направлено не только на защиту прав и законных интересов участников процесса, но и на защиту прав человека и интересов  общества в целом;
- возвращение  органам прокуратуры  права принесения протеста на  вступившие в законную силу  приговора по  уголовным делам и решения по гражданским делам;
- переход от права прокурора принести протест (представление) на судебный акт суда к обязанности  принести протест на судебный акт, который является незаконным, необоснованным, несправедливым,  нарушающим права и свободы  граждан;
- возложение  на судью  надзорной инстанции или работника аппарата суда при  обнаружении судебной ошибки принять меры к ее устранению;
- конкретизацию сроков, в течении которых председатель Верховного Суда РФ и Генеральный прокурор РФ должны принести представление на приговор суда, по которым Европейским Судом было установлено нарушение прав человека, гарантированные Конвенцией;
- предусмотреть обязательное истребование судом уголовного дела, если в жалобе имеются ссылки на материалы дела, которые заявитель не смог приложить к своей жалобе;
- восстановить право неопределенного круга лиц в том числе правозащитных организаций на обжалование судебного акта, вступившего в законную силу;
- увеличить сроки для внесения апелляционных и кассационных жалоб по гражданским делам, предусмотреть право гражданина на кассационное обжалование даже в том случае, если заинтересованное лицо не подавало апелляционную жалобу.
2.2. Предусмотреть обязательный ежегодный аудит специально  назначенными Президентом России судьями –аудиторами не менее 1-2% всех  дел по вступивших в законную силу судебным постановлениям с учетом жалоб, принесенных по данным делам; в случае  выявления грубых нарушений прав человека по указанным делам проводить дальнейшее изучение  дел, вынесенных судами, где  нарушения имеют место наиболее часто
3) Ввести институт судебного надзора в отношении судебных постановлений по делам об административных правонарушениях.  В настоящее время такой надзор отсутствует, хотя  размер административного штрафа может достигать 12 млн. руб. и достигать размера дохода гражданина за 5 и более лет.
4) Отметить явно недостаточные действия  органов прокуратуры по принесению надзорных  представлений на приговора,  в которых допущена  судебная ошибка или  злоупотребление  властью.
Генеральной прокуратуре РФ:
- принять указание Генерального  прокурора РФ или методические рекомендации по рассмотрению обращений правозащитных и иных общественных  организаций о нарушениях прав и свобод  человека  судебным постановлением, вступившим в законную силу;
- рассматривать  реагирование на обращения правозащитных организаций по  уголовным делам, как  один из критериев оценки деятельности органов прокуратуры;
- не допускать  направления поверхностных  и немотивированных ответов на надзорные обращения;
- предусмотреть направление по просьбе заявителей в качестве приложения к ответу на жалобу (обращение) заключения, принятого по указанной жалобе (обращению);
- потребовать от органов прокуратуры при рассмотрении жалоб по уголовным делам рассматривать по существу каждый из приведенных доводов;
- при отклонении судом кассационного представления государственного обвинителя и надзорного представления прокурора субъекта РФ о смягчении наказания, приносить повторное надзорное представление в вышестоящий суд;
- обратить внимание на то, что в соответствие с действующим законодательством право на поддержание обвинения в суде имеет прокурор и его заместитель, а не помощник прокурора;
- систематизировать перечень нарушений законодательства, которые должны рассматриваться, как существенные;
- при ответе на обращения организаций указывать исходящий номер и дату обращения организации;
- отнести правозащитные организации, обращающиеся в органы прокуратуры в интересах третьих лиц к числу субъектов,   обращения которых рассматриваются по ускоренной  процедуре.
              5) Верховному Суду РФ:
-  более внимательно относиться к представлениям органов прокуратуры в защиту прав и законных интересов участников судопроизводства  на вступившие в законную силу судебные  постановления;
- предусмотреть, что обращение Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации рассматриваются председателем  Верховного Суда РФ, а обращение Уполномоченного по правам человека в субъекте РФ – председателем суда субъекта РФ;
- при анализе жалоб на размеры, сроки и виды наказания исходить из необходимости изменения карательной практики, сокращения средних сроков отбытия наказания за преступления, не повлекшие  необратимых  последствий, с целью сокращения численности тюремного  населения, учитывая необходимость защиты прав потерпевших;
- восстановить личный прием граждан руководителями судов надзорных инстанций.


Исп. Бабушкин А.В.

Recent Posts from This Journal

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
Николай Мусихин
Jan. 21st, 2017 09:03 am (UTC)
поправки в рекомендации
Я отправил свои соображения по данному документу Светлане Шестаевой.
Наталья Харина
Jan. 21st, 2017 08:11 pm (UTC)
Очень правильно изложены причины, по которым надзор не работает.
Рассмотрите добавление в п.2.1 рекомендаций возможность самостоятельного обращения Уполномоченного по правам человека субъекта в Верховный суд субъекта о пересмотре вступившего в законную силу постановления суда. Уполномоченный в субъекте не имеет полномочий для защиты от судебной ошибки.
К пункту 4 . В гражданском процессе прокурор так же обязан дать оценку каждому доводу заявления стороны о проверке вступившего в законную силу постановления суда.
an_babushkin
Jan. 22nd, 2017 08:40 pm (UTC)
Согласен. Обязательно добавим.
Irina Tuaeva
Jan. 22nd, 2017 08:52 am (UTC)
Судебный надзор
После вынесения приговора, когда в цепочке должностных преступников слишком много звеньев, начиная от оперативников и кончая судьями верховного суда, при том, что судьи "самостоятельные", "независимые" и совершенно безнаказанные, ждать справедливого обжалования не приходится. Суды покрывают, т.е. "крышуют" всю преступную правоохранительную мафию и сами становятся её (со)участниками на совершенно законных основаниях. Все жалобы на незаконные судебные решения разбиваются о чиновничье равнодушие и бездействие всех "трёх независимых ветвей власти", на что ссылаются обычно отписчики из приемной президента.
Необходимо срочно реагировать и рассматривать жалобы о должностных преступлениях полиции на самом начальном этапе, пока процесс не зашёл слишком далеко и не вовлёк десятки преступников.Но кому можно доверить эту миссию, если вся правоохранительная система заинтересована в высоких показателях, если от этого зависит "успех", карьерный рост, зарплата, привилегии оборотней?
Прокуратура, которую в день празднования её 295-летия так высокопарно восхвалял президент, а сам генпрокурор даже объявил себя главным "правозащитником" России, являясь главным и только обвинительным органом, не может одновременно быть правозащитным органом. Смешно и глупо ожидать от прокурора, который слепо и тупо обвиняет, отвергая все доводы о невиновности, что он вдруг признает свою тупость и станет доказывать обратное.
an_babushkin
Jan. 22nd, 2017 08:42 pm (UTC)
Re: Судебный надзор
Все в принципе правильно, однако не всегда судебная ошибка базируется на нарушении со стороны оперативников и иных правоохранителей, кто собирал первичные доказательства
Наталья Харина
Jan. 22nd, 2017 04:01 pm (UTC)
Очень жаль, что мы - избиратели, не избираем в законодательные органы депутатов, которые реально готовы защищать наши права.
msannelissa
Jan. 22nd, 2017 08:38 pm (UTC)
Текст прекрасный, только есть ли в нём смысл? О способах нарушения прав человека при рассмотрении обращений в порядке надзора -- очень точно сказано. Всё так!
Но -- мы все до сих пор, как заведённые, продолжаем апеллировать к закону, хотя видим, что закон не соблюдается! Вот поправки пытаемся в него какие-то внести. А тем временем нам демонстрируют, что на закон плевали, он не для нас писан. Какой ещё вывод можно сделать, если -- например! -- в приговор внесена явная, очевидная ложь относительно личности обвиняемого? Настолько очевидная, что не обязательно истребовать дело, не обязательно даже читать приговор до конца. Достаточно взять первый лист приговора и паспорт незаконно осуждённого человека. Как три (!!!) суда вышестоящих инстанций могли не отменить такой приговор? И о чём это может говорить? Только об одном -- судебная система перестала выполнять свои функции. Для Московского областного суда, как и для Верховного суда, есть что-то намного более важное, чем соблюдение закона. Как вы думаете, что именно?

Как мог Химкинский суд вынести два одинаковых, слово в слово, приговора? Неужели за 10 (!!!) заседаний по делу, рассматриваемому повторно, судья не обнаружил абсолютно ничего нового? Разумеется, обнаружил -- и при вынесении приговора пошёл на прямой подлог. Кто заставил судью поступить подобным образом? Кто поставил судье настолько жёсткие рамки -- чтобы приговор ни единым словом не отличался от того, который был отменён? Кто согласовал этот приговор в вышестоящих судах вплоть до Верховного? Может быть, вот этот господин с неизвестным отчеством

-- я серьёзно, в официальных интернет-источниках он фигурирует то как Вадим Михайлович, то как Вадим Шамильевич. Может быть, ошибки и путаница в паспортных данных (начиная с собственных) -- это его визитная карточка, фирменный стиль?

Edited at 2017-01-22 08:39 pm (UTC)
an_babushkin
Jan. 22nd, 2017 08:43 pm (UTC)
Я думаю. что пока люди живы, общество существует и страна не погибла, все, что будет способствовать их защите и не причинит им при этом вреда, имеет смысл.
msannelissa
Jan. 22nd, 2017 08:54 pm (UTC)
СПАСИБО!
( 9 comments — Leave a comment )

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars